0

“Ключ без права передачи” – педагогическая поэма

Posted by admin on February 8, 2018 in Кинозаметки, Размышлизмы |

Режиссёр-постановщик: Динара Асанова

Елена Проклова — Марина Максимовна, классный руководитель 10 «Б»
Алексей Петренко — Кирилл Алексеевич, директор школы
Лидия Федосеева-Шукшина — Эмма Павловна, учитель химии
Любовь Малиновская — Ольга Денисовна, завуч
Зиновий Гердт — Олег Григорьевич, учитель физики
Екатерина Васильева — Клавдия Петровна, мать Юли
Олег Хроменков — Баюшкин, отец Юли
Марина Левтова — Юля Баюшкина
Александр Богданов — Саша Майданов
Андрей Лавриков — Андрей Шаров
Елена Цыплакова — Таня Косицкая
Константин Николаев — Алёша Смородин

В одной из обычных ленинградских школ сложилась странная ситуация: ученики 10-го «Б» класса плохо ладят с родителями и учителями, но очень дружны между собой и со своей молодой классной руководительницей Мариной Максимовной. Они вместе проводят выходные дни, обсуждают насущные современные проблемы и учителей с их консервативными, устаревшими по их мнению взглядами. Коллеги неодобрительно высказываются о методах классного руководителя, которой выросшие дети, по образному выражению одной из учительниц, вручили «ключ» от сердца класса, без права передачи кому-либо другому. Молодая учительница вполне осознает свой педагогический дар, видит значительную разницу в интеллекте и духовном развитии между собой и коллегами-неудачниками, и на этом основании ведет себя с ними гордо и вызывающе. Свои дерзкие, откровенные высказывания ребята записали на портативный магнитофон. Запись попадает в руки матери одной из учениц. Она приносит магнитофон с кассетой в школу, требуя от администрации школы разбирательства. Новый директор школы, в прошлом кадровый армейский офицер, который поначалу кажется солдафоном и ретроградом, пытается найти достойный выход из сложной ситуации, а прогрессивные взгляды молодой учительницы оказываются на поверку не столь заслуживающими восхищения.

Я этот фильм смотрела подростком, с тех пор – не видела. И вот решила глянуть, так сказать, свежим взглядом когдатошнего педагога.

Разница в восприятии – колоссальная. Подростком я восторгалась дружбой класса, молодой учительницей, которая так доверительно и на равных общается со своим 10 Б, мудрым директором, питерской зимой. Сейчас – разумеется, смотрела на другое и делала совсем другие выводы, особенно на основании 2018 года за окном.

Итак, у нас имеется питерская школа, 10Б класс, молодая классная руководительница, мать четырехлетнего ребенка, одинокая, без всякого присутствия мужчины. У этой матери имеется ОТДЕЛЬНАЯ питерская квартира, не коммуналка, хорошая добротная мебель, портрет, написанный профессионалом (кстати, хорошим профессионалом, потому что Проклова там вышла очень даже интересно, художнику удалось показать ее суть как личности – и это очень хорошо дополнило понимание роли как таковой). Сразу же возникает совершенно справедливый вопрос, откуда у выпускницы педагогического, одинокой матери – такая сверхприличная по питерским меркам хата? На дворе 1976 год, Питер ютится по коммуналкам, после войны едва прошло 30 лет, половина учительской – воевала или переживала блокаду.

Более того, у этой учительницы имеется еще и вполне себе передовой гардероб с моднейшей шубой, клешами нескольких видов, явно импортными батниками и деловыми костюмами.

Явно напрашивается вывод: девушка – из очень и очень непростой семьи, поэтому – и квартира, и шмотки, явно недоступные училке с зарплатой в 120 рублей (и еще кабы 120, стажа-то там – кот наплакал, молодая еще). И отсюда – манеры. Манеры барыни, кидающей через плечо библиотекарше, что она пришла за Герценом, помещицы, вытуряющей рыдающую после ссоры с родителями Баюшкину словами: “Юля, твои истерики тут никому не интересны!” – при этом только что высокомерно поговорившей с матерью этой самой Баюшкиной, которая проигнорировала свой собственный день рождения дома, уехав в Токсово с классом и училкой чисто потусоваться.

Манеры Марины Максимовны – вообще ужасающи, лично я сидела с открытым ртом и как мать, и как учитель, и как человек, работающий с людьми. Почему ученики вручили этой женщине ключ от своего сердца – для меня огромная загадка. Вероятно, на фоне затурканных жизнью училок преклонного возраста, она – молодая, красивая, образованная, кичащаяся своей прогрессивнстью – показалась им светлым пятном в мрачном царстве. Она умела их слушать – вот, наверное, причина того, что ключ ей был вручен. Пользуясь тем, что подростки трудно обсуждают что-либо с родителями – она завоевала их доверие тем, что предоставляла квартиру для их собраний и умела выслушать и что-то сказать. Но Бог мой – ЧТО она говорила! Сказать Баюшкиной – что влюбленный в девочку Майданов ревнует ее к учительнице! Даже если это так – с каких вообще хренов грузить семнадцатилетнюю девчонку всем этим психоанализом! Чтобы что? Чтобы она еще больше прониклась? Так куда ж еще проникновеннее – Баюшкина и так собирается в педагогический, чтобы, так сказать, воплотить и повторить…

А скривив в очередной раз лицо (Проклова вообще клево сыграла человека, который все время, постоянно давит в себе очень большую злобу) наехать на пожилых учителей, не слишком удачных в профессии?! Да еще и при всем коллективе… Это ведь надо уметь, это нужно ЗНАТЬ, что ты можешь себе позволить подобное.

Нет, Марина Максимовна – явно дама весьма непростая, судя по всему – закончившая филфак чего-то очень престижного, ну и попершая в педагогику – наверное, чтобы кому-то что-то доказать. Главный ее грех – гордыня, заставляет ее все время вывихиваться и показывать всем, что она – не такая, как все. Ученикам – что она отличается от их закосневших училок, гонящих программу без отрыва от конспекта урока; учителям – что она передовая и продвинутая, водящая учеников слушать Ахмадулину и Окуджаву в день смерти Пушкина под окна дома поэта, дающая темы сочинений, которые “заставят их думать”. Скорей всего, своим родителям – она доказывает, что ушла “в народ” со своим дипломом и достигнет великих высот. Отцу ребенка – доказывает, что может обойтись и без него. То есть все должны быть уверены, что она – звезда и прекрасно обойдется своими силами.

Вот только со всеми ее дипломами, со всеми ее достижениями и ключами без права передачи – она оказывается в идиотской ситуации, гениально разруленной обычным отставным военным без педагогического образования, которому она с таким апломбом советовала читать Корчака. Но самая неприятная ситуация ждет ее через много лет: когда она потеряет молодость и красоту; и тогда, без влюбленности смотрящие на нее глаза, наконец, разберут, что за всеми этими темами сочинений, плясками под современную музыку в компании учеников, спорами на равных и прочими новаторскими прибамбасами – стоит очень злая, очень гордая, неспособная любить детей женщина, которой все время нужно доказывать, что она – не такая, как все, что она – лучше.

Вряд ли она с таким характером найдет себе мужчину, способного выносить ее. Вряд ли она сумеет переломить себя и стать другой – тут как раз нужны какие-то сногсшибающие горестные переживания, способные просто сломать личность, чтобы эта личность нашла в себе внутренние силы отстроить себя заново. Поэтому Марину Максимовну еще ждут весьма неприятные минуты и весьма неприятные открытия – тем более, что уже через десять лет наступит эпоха всеобщего слома и она окажется перед учениками, у которых больше не будет идеалов, больше не будет уважения к учителю, больше вообще не будет никаких принципов и устремлений, кроме богатства и успешности.

Кстати, весьма интересно было посмотреть на сам 10 Б класс. Детей тех самых шестидесятников, которые оказались такими продуманными, такими увлеченно стучащими “вышестоящим инстанциям” на непорядок в учебном процессе, такими погрязшими в “достать”, “чтоб все было”, “чтобы не стыдно показаться”, что аж не верилось, что это те самые люди, которые пели песни у костров, рвались на комсомольские стройки и сплавлялись в отпусках на байдарках по сибирским рекам.

Среди этих детей – явно намечается один будущий олигарх, один будущий бандит, один будущий ботан-эмигрант, поднимающий американскую науку… Посмотрите сами, думаю, их будет очень несложно узнать.

Ну и наконец, кое-какие интересности. Цитата: “Один человек сказал, что если бросать зерно на камни, оно не даст всхода, а если на землю – но оно прорастет”. 1976 год, Асанова мастерски вставляет Евангелие в фильм о советской школе. Эдакий маячок “Кому надо – узнает”. Видимо, худсовет прохлопал 🙂

У советских поэтов были чудовищно плохие зубы.

У директора в исполнении Алексея Петренко – ужасный галстук.

Гердт в фильме гениален.

У Баюшкиной – навороченные часы с золотой бранзулеткой.

Рассуждения школьников на тему сочинения “Что бы ты сказал миру, если смог обратиться ко всему человечеству” – поражают, особенно если ты смотришь на все из 2018 года. Насколько фантазии отличаются от нашей реальности.

В общем, если хотите удивиться – посмотрите этот фильм. Многое в нем смотрится совсем иначе, чем в детстве.

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *

Copyright © 2009-2018 Заметки эмигрантки All rights reserved.