5

Новые приключения пикирующего управдома

Posted by admin on April 1, 2021 in Канада |

А че, ребята, хотите историю от начала и до конца?

Итак, представьте себе, у вас из милой квартирки съезжают не менее милые жильцы – и эту квартирку надо сдавать. И тут приходит потенциальная жиличка – улыбчивая круглолицая японка с крашеной в странные цвета дочечкой и двумя сынишками, о которых было объявлено, что они уезжают домой в Токио. Японка что-то там лепечет на английском, дочка переводит, они смотрят квартиру, им нравится и они желают заключить договор. Уже тогда я слегка удивилась сочетанию типично японского имени и заковыристой фамилии, состоящей из имени легендарного боксера и через черточку – второй части фамилии моей любимицы Наили, на что мне мило рассказали, что она была замужем за вот таким вот прЫнцем, а потом не сложилось не срослось.

Надо сказать, мой драгоценный супружник когда-то давно подружился со своей коллегой из Японии, и та поведала ему, что вообще-то японка, выходящая замуж не за своего, – ну либо жертва великой и нечеловеческой любви (что редко), или – че-то с ней такое не то. Я этот факт помнила – но моя куриная сущность “ой, это ж мамка трех детей, что ж ее не взять” на этот раз победила. Был у меня интуитивный порыв найти благовидный предлог для отказа, но и его я задавила.

Семейка заезжает чуть раньше срока – причем бесплатно, располагает многочисленные пожитки и вроде бы начинает жить-поживать. Сынишки действительно быстро отправляются восвоясях, мамаша с дочуркой постят истошные сэлфаки на фоне наших цветуечков и кустиков, тетька исправно платит ренту и никто не жалуется на шум.

И вдруг однажды я вижу ее вывозящей кое-какие вещички из дома. Подхожу, спрашиваю – она улыбается и говорит, что просто продала кое-что из мебели. Ну яволь, мало ли, может, и правда решила обновить обстановку. На всякий случай повторяю ей правила выезда из дома – она машет головой, дескать, нини, товарищ управдом, живем тут, нам все нравится.

И вот тут наступает февральский ночной звонок в час ночи с криком: “Ой, у нас в ванной потоп!” На присланном видео дело херовое, но не катастрофа, поэтому я прошу подставить под протечку ведро и ложиться спать: утром сантехники будут.

Звоню своему любимому корешу Алексу (будущий владелец бизнеса, а пока веселый тридцатилетний итальянский парниша, с легкой руки которого вся тусовка зовет меня “сильной советской женщиной”, потому что я всегда помогаю носить боксы с инструментами, если у рабочих заняты руки). Алекс приезжает с самого утра, мы входим в квартиру – а теперь, внимание, следите за развитием событий, это важно.

Хозяйка говорит, что она очень занята, поэтому уходит из дома, но мы можем делать все ремонтные работы. Алекс пропиливает потолок и он на него просто падает, потому что протечка, как видно, была давняя, изоляция (ну типа нашей стекловаты, только вкусных цветов) мокла не одни сутки, поэтому все и обрушилось на него под тяжестью воды. Я отскочила, но меня тоже успело окатить.

Хорошо, что текло из холодной трубы – если бы это был кипяток, думаю, дело бы запахло керосином. Ну а так – мокрющий Алекс под мои шуточки о пятидесяти оттенках серого начинает устранять протечку, попутно звоня старшому, отвечающему за трубы: ему явно не нравилось то, что он увидел внутри. Приезжает Джулио, лезет в потолочную дыру и оттуда уже несется два потока обсценной лексики, потому что речь идет об обратке, и если сейчас ее не поменять – на нас нагрянет большая задница, чреватая прямо совсем жестью.

Ну что сказать, я тут же скисла, потому что кое-что о замене труб узнала из истории своего ремонта – когда половина моей квартиры стояла со вскрытыми стенами и потолками – так я человек терпеливый, а вот подобные ремонты в других квартирах отзывались мне стенаниями, воплями и трагическими вздохами жильцов.

Ну что, взяла себя в руки и пошла по квартирам падать ниц и объяснять, что неделя у людей будет томной, зато потом будет прямо праздник какой-то.

Японке тоже написала сообщение, объяснила график работ, пообещала решить все быстро. Та вроде ответила, что все в порядке, она и так должна была уходить по делам, так что заходите, тараканы, угощайтесь пропилами стен и заменой труб.

На последнем этаже живут дети моих хороших друзей, по их поводу я не волновалась, а вот под ними – живет канадская пара, причем с дамой мы в превосходных отношениях, а вот ее супруга я немного побаивалась, потому что он один в один походит вот на этого приятного во всех отношениях всесоюзного исполнителя ролей маньяков и подонков общества

Юрий Шерстнев

В общем, Крис мало того, что один в один Юрий Шерстнев и растатуирован как вождь маои, так еще и работает в ночные смены. Сами понимаете – что означает для человека не спать ночь и потом весь день иметь замену труб (а поскольку это обратка, то пропилы предполагались в ванной и смежной спальне).

В принципе, я думала, что тут-то смертушка моя и пришла – но у меня, к счастью, имелась незанятая квартира, поэтому я, вооружившись ключами, пошла падать в ноги нашей паре, предлагая спать в этой квартире, пока у них проходит акция “сантехнический армагеддон в ассортименте”. И знаете, что? Мне были так благодарны, что я не знала, куда себя девать от неловкости, потому как приготовилась к тому, что меня сейчас будут расчленять и урывать с небольшими перерывами на попить водички, а вместо этого получила россыпи благодарностей, что я подумала о человеке и предложила решение. Забегая вперед скажу, что в конце получила букет цветов и открытку, полную таких теплых слов, что до сих пор испытываю неловкость и чувство самозванца.

Со вторника – ЭТО началось. Все получали от меня СМС с будущим планом работ, примерным временем их завершения, ну а японка с затейливой фамилией получила от меня главный приз (ну я ж говорю, моя наседочная сущность порой служит мне странные службы). Только люди моей профессии поймут, что НА САМОМ ДЕЛЕ я сделала для этой женщины: во вторник к ней зашли сантехники менять обратку, в четверг все ее стены и потолки были закрыты маляром. В пятницу он покрыл стены первым слоем краски, в понедельник – вторым. Все, работы в ее квартире были закончены. Обо всех входах и выходах она была оповещена текстовыми сообщениями, поскольку не хотела находиться в квартире, пока там работают другие люди.

Остальные квартиры шли в порядке общей очереди, а татуированный “Шерстнев” еще получил замену труб душа и полную смену плитки в ванной (что заняло еще одну неделю).

И вроде бы только все начало устаканиваться, я истошно хвасталась начальству о своих стахановских методах ремонта в японской квартире, получала реакцию “ну ты орлица, это ж тянет на рекорд” – как вдруг я снова начала замечать, что наша антигейша начала распродавать вещички.

Я снова спросила ее, собирается ли она выезжать – потому что официального заявления об окончании аренды у меня не было, а значит, по закону она несет ответственность за выплату за следующий месяц, на что мне сказали, что нет, планов таких нет. А вещи все носятся и носятся.

И вот тут что-то начало меняться. Она внезапно стала очень агрессивной, кидалась на меня собакой с криками “Вы мне мешаете”, и категорически не желала общаться. Приближался конец месяца – и я напомнила человеку смс, что пора платить. И вот тут началась кода Марлезонского балета. Мне жестко отказали, проорав, что у нее нервный срыв, она боялась находиться в квартире, что у нее там были какие-то посторонние дядьки, что она не живет в собственном доме, потому что боится. На все мои попытки пообщаться – я получала “Я не понимаю на английском”, дочки к тому времени не было то ли в квартире, то ли в стране, поэтому сами можете себе представить, что это были за танцы с бубном.

Под конец у меня тупо не выдержали нервы и семейка Адамсов поимела сильно забытую (а в случае с младшенькой никогда не виденную) опцию “мама и нервный срыв”. Это была классика жанра – я рыдала и не могла остановиться, какая-то часть меня, последний процент мозга, отвечающий за самоконтроль, в панике орал: “Ты не можешь остановиться, что делать”, и только сильно потом я поняла, что этот, казалось бы, достаточно рутинный и невинный эпизод оказался просто последней соломинкой, сломавшей спину верблюда. Что на самом деле все началось еще с декабря, когда мне нужно было быть сильной мамой, служащей грушей для битья ребенка, похоронившего подругу, сильной женой мужа, потерявшего основную работу из-за ковида (оставшиеся подработки не в счет), решающим бесконечные вопросы работником, у которого полдома оказалось кто в самоизоляции, кто – в безработном состоянии. И что это не могло не закончиться выпуском пара – иначе котел бы рванул гораздо сильнее. Каким-то образом нажравшись успокоительных, я снова пыталась установить контакт с жиличкой.

Наконец, в самый последний момент ко мне привели русскую даму, говорящую на японском языке, и я объяснила, что существует закон, существует договор, который наша японская антигейша подписывала и ставила под каждым важным пунктом свои инициалы, и что в этом договоре есть пункт о том, что жилец обязан информировать менеджмент о выезде ровно за месяц до предполагаемой даты освобождения квартиры. Дама перевела мои объяснения – и озвученную альтернативу, что японская мадам может не платить и тогда мы встретимся в суде, который начал работать онлайн и будет рад решить вопрос в пользу компании. А проигравший – оплачивает всю музыку.

Деньги мне швырнули чуть ли не в лицо – и удалились, потребовав сообщать обо всех случаях моего входа в квартиру для показов потенциальным жильцам. Милый нюанс: офис купил подарочные коробки не хило дорогих конфет всем жильцам ремонтированных квартир, что-то типа благодарности за терпение – и наша гейша пакетик с коробочкой цапнула без лишних слов.

Я начала показывать квартиру – и скажу так: моим единственным косяком было то, что я сообщала обо всех визитах рабочих исключительно СМС, тогда когда нужно оставлять еще и бумажки. Но когда жилички нет дома просто никогда – мне показалось, что СМС будет гораздо результативнее. Теперь я стала умнее и досконально выполняла протокол: отсылала СМС, когда вхожу, когда выхожу, с кем вхожу и с кем выхожу. СМС дублировались бумажными оповещениями. В общем, квартиру я сдала – и вроде бы уже готовилась к сегодняшнему выезду, но какой-то червячок меня изнутри подтачивал, интуиция (и подружка Катюшка, которая выслушивала сагу буквально в живом времени) твердили одно: это еще не все.

А теперь, ребята, хроника последних двух дней.

7 утра (накануне я спала только три часа) – раздается телефонный звонок, в одну из квартир должны были доставить холодильник, и его привезли (а че не в пять утра, так еще веселее)

9 утра – заехали две бригады рабочих, сантехники и оконщики. Развела, завела в квартиры, выписала документы на оплату.

11 утра – соединилась по скайпу с племянницей, с которой занимаюсь важными делами, о которых тут говорить не интересно.

13 часов – в дверь раздается звонок. Я снимаю трубку домофона и слышу: “Это полиция, откройте, пожалуйста”.

Открываю, приглашаю в свой офис, встречаю бравого полицейского при полном параде, и выслушиваю цель его визита. Оказывается, на меня подали заявление в полицию, потому что я – дословно – “вломилась в квартиру без разрешения в компании сантехников и маляров и произвела ремонт без согласия жильца”.

И вот тут, дорогие товарищи малята, случилось то, чего я так долго ждала: мой заснувший Кракен, наконец, расправил щупальца и воспарил размяться. Я разозлилась – а раз я разозлилась, я была готова не рыдать, а действовать. Я поведала и без того смущенному идиотизмом ситуации полицейскому, зачем, как и когда я заходила в квартиру, показала все смс-ки, бумажки, рассказала о вывозимых вещах и отказе платить ренту.

Коп явно расслабился, потому что подтянувшийся мистер Адамс подтвердил мои слова еще парой примеров поведения тетеньки, ну а потом – мы услышали кое-что и от дяденьки милиционера. Оказывается, она умудрилась выбесить и его, потому что тоже начала прикидывать не говорящей на английском, ей пришлось искать японоговорящего полицейского, а суть ее заявления не стоила выеденного яйца. Провожаем полицейского, и тут в офис заходит малолетняя мисс Адамс с заявлением, что ей что-то хреново.

Так что с 4 часов дня до 9 часов вечера мы провели в ургентном отделении скорой помощи, и хотя бы тут все закончилось нормально, ничего угрожающего жизни врачи не нашли.

Сегодня утром мне начали приходить сообщения – что, дескать, выезд состоится, японская дама готова подписывать документы. Но одновременно меня начали забрасывать смс-ками, что мои сообщения не доходят, я не понимаю, почему вы мне не отвечаете. Тут я уже поняла, что должна разразиться сцена посильнее “Фауста” Гете – и предчувствия меня не обманули.

Я зашла в квартиру с мистером Адамсом, на что услышала вопль: “Он должен уйти, я его боюсь!” Мистер Адамс сообщил, что он вообще-то тут работает и обязан присутствовать при выписке документов. Каждая подпись доставалась мне кровью – потому что тетка орала, что она не понимает, о чем я говорю, но самое интересное заключалось в том, что я ей показала все смс-ки, которые высылала ей от начала боевых действий по замене труб – и до последнего дня, когда я нашла новых жильцов.

И вот тут, ребятки, и случился выход призрака отца Гамлета. Ну то есть если вы действительно имеете проблемы с телефоном, действительно не получали никаких предупреждений о ремонте, а потом пошли и стукнули в полицию на человека – то естественная реакция на такое стыд и раскаяние за то, что оболгал человека.

Японка выдала совершенно перекосившееся страхом и ненавистью лицо, это была такая гамма чувств, что я пожалела, что не могу остановить мгновение и снять его на камеру. У нее затряслись руки, она начала молотить что-то о “хакнутом телефоне”, потом бросилась снимать смс на свой телефон, потом подписала документы – и потом, в качестве финала, покинула царские покои через балкон (благо, первый этаж). На мой крик: “Зачем через балкон, можно же через дверь” тетенька заорала: “Нет!” и бодро перекинув ноги через перила, сиганула вниз (а балконы у нас не на земле, а где-то в полутора метрах от оной), оставив нас с мистером Адамсом в положении участников финальной сцены бессмертной комедии “Ревизор”.

Отзвонившись своей начальнице, которая была в курсе всей саги, я поведала ей о финальном прыжке с балкона и своей карьере матерой преступницы, вламывающейся к жильцам в компании сантехников и маляров с целью насильственного проведения ремонта, чем заставила ее истерически ржать в трубку, а потом докладывать коллегам, чего она хрюкает и стонет от ржача, ну а потом потащилась сводить баланс и в банк.

По пути пришлось объяснять рабочим, чего это у меня с балконов прыгают какие-то тетьки – и приглашать в следующий раз с собой на дело – проводить несанкционированные взломы жилищ и жестокие замены труб с последующей покраской стен.

В общем, ребятишки, вот такая вам хроника пикирующего управдома – и знаете, что я должна вам сказать. Даже если у вас истерика и нервный срыв, даже если дела кажутся полной жопой, не забывайте, что начавшееся трагедией вполне имеет шанс закончиться фарсом – и пусть мой пример будет для вас хорошим напоминанием об этом жизненном законе.

И напоследок: не каждый растатуированный лысый чувак с бандитской рожей – потенциальный маньяк и не каждая улыбчивая тетенька с детьми – беспроблемный милейший покемон с пушистым хвостиком. Будьте разумны – не судите людей по внешности.

5 Comments

Leave a Reply to Галина Cancel reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *

Copyright © 2009-2021 Заметки эмигрантки All rights reserved.