0

Рассказ о том, как болгары не отдали евреев на растерзание нацистам

Posted by admin on November 6, 2020 in Судьбы |

С бесконечно решаемым в России, а потом в СССР “еврейским вопросом” – на страницах учебников нашей истории как-то не упоминался факт о том, что Болгария – одна из очень немногих стран, которая не дала нацистам уничтожить у себя евреев. Ни одного.

На момент начала Мировой войны в Болгарии проживало около 50 тысяч евреев, все они были в основном ремесленниками, врачами, учителями или юристами, никого своим богатством не раздражали, да и вообще, страна, страшно пострадавшая от турков, не особенно занималась вопросами, кто там у нее нынче унтерменш и кого надо особенно загнобить.

Разумеется, фашисты в Болгарии имелись – но особенной популярностью они в стране не пользовались, хотя многие профашистски настроенные политики проникли и в парламент, и в другие органы власти. Все их попытки раскачать народ в сторону национал-социализма успехом не увенчались, болгары остались равнодушны к идеям доминирования какой-то расы над всеми остальными. Но царь Борис III был очень дружен с археологом Богданом Филовым, довольно известным антисемитом, тот возглавил болгарское правительство и наводнил его своими единомышленниками. Сам царь антисемитом не был, но его друзья очень долго внушали ему, что исключительно при помощи Гитлера они смогут вернуть болгарские земли Фракию и Македонию, принадлежавшие Греции и Югославии, – и царь решил, что попробовать прирастить земли государства все же стоит.

1 марта 1941 года Болгария подписала пакт о дружбе с Германией, Италией и Японией, по сути став членом фашистского альянса, а “окончательное решение еврейского вопроса” должно было продемонстрировать фюреру верность болгар и готовность выступить на его стороне в войне. Евреи, согласно принятым новым законам, лишались политических прав, должны были быть изгнаны со всех государственных должностей, им были запрещены браки с любыми другими национальностями, ну и куда же без желтых звезд на одежде.

Болгарское общество было глубоко возмущено принятым законом, люди вышли на улицы, протестуя против вопиющего беззакония. Огромную роль в организации протестов сыграла Болгарская православная церковь и профсоюзы – адвокаты, врачи, кондитеры, табачные фабриканты и рабочие. Люди заваливали царя и правительство возмущенными письмами, требовавшими не трогать евреев и не позорить Болгарию бесчеловечным отношениям к гражданам Болгарии. Страны Запада не пришли евреям на помощь – около 400 человек сели на корабль, попытавшись спастись в Палестине. Их не приняли. В Стамбуле судно продержали в порту неделю и приказали убираться вон. Корабль вышел в море, попал в шторм и погиб практически со всем экипажем и пассажирами на борту.

Пока война шла достаточно победоносно для немецкой армии, “еврейский вопрос” стоял не в самых важных пунктах повестки дня, но в январе 1942 года в пригороде Берлина Ванзее было собрано особое совещание людоедов, включавших в себя немецкое командование, НСДАП, высших офицеров Рейха и других выродков, которые постановили “окончательно решить” вопрос с евреями – уничтожив все европейское еврейское население, 11 миллионов человек. Был составлен список стран, причем не только оккупированных нацистами, а и союзных Германии, откуда нужно было вывезти евреев для уничтожения. Болгария со своими 50-ю тысячами, разумеется, обязана была как союзник быстро собрать “унтерменшей” и доставить их в лагеря смерти. Через год, в феврале 1943 года в Софию прибыла делегация из Берлина, которая должна была составить план действий, разработать меры, выбрать точки сбора людей и их вывоза.

Начать решили с фракийских и македонских евреев, с тех самых провинций, которые Болгария надеялась присоединить к себе после победы Третьего Рейха. Около 13 тысяч человек было вывезено и уничтожено в Треблинке. Теперь очередь дошла и до болгарских граждан, выжидать нацисты больше не желали.

Митрополит Кирилл, возглавлявший Болгарскую православную церковь, буквально вынужден был стать во главе оппозиции правительству и царю. Митрополит Софийский Стефан постоянно писал и говорил в проповедях, что евреев, таких же детей Божьих, как и любой человек на земле, нельзя отдавать в руки убийц. Первая партия евреев, которую должны были отправить в Германию на уничтожение, должна была быть загружена в вагоны в день Кирилла и Мефодия, в большой церковный праздник, очень важный для болгар. Тысячи людей во главе с митрополитом Кириллом и раввином Софии Ганелом вышли на улицы, чтобы воспрепятствовать беззаконию. Митрополит Кирилл добился аудиенции у царя и прямо сказал ему, что если тот даст добро на заклание невинных людей, он погубит свою душу навечно. Потом митрополит вернулся к митингующим и сказал, что если евреев начнут загонять в вагоны насильно, он сам ляжет на рельсы и благословляет всех сделать то же самое, чтобы не дать свершиться беззаконию.

Митрополит Кирилл

Священники Болгарии распечатывали тысячи поддельных свидетельств о крещении, крестьяне прятали евреев в своих подвалах, даже пекари – при облавах открывали остывающие печи и прятали там целые семьи. Народные протесты настолько поразили некоторых членов правительства, что даже фашиствующие парламентарии подписали письмо царю с просьбой отменить решение о депортации: «Такая мера неприемлема не только потому, что люди болгарского гражданства не могут быть высланы за пределы Болгарии, но и потому, что это будет иметь катастрофические убытки и приведет к зловещим последствиям для страны. Это нанесло бы незаслуженное пятно на честь Болгарии».

Царь Борис Третий пригласил германского посла А.Беккерле и заявил:

“Евреи моей страны – ее подданные, и всякое посягательств на их свободу мы воспринимаем как оскорбление болгарам”.

Премьер-министр Филов записал в своем дневнике: “Его Величество полностью отменил меры, принятые против евреев”.

Гитлер, узнав о неповиновении болгар, впал в свою очередную истерику и послал в Софию Гиммлера с ультиматумом: “Изъять из Болгарии всех евреев”. Болгары издали указ, что евреи отправляются из столицы на работы в провинцию, потому что нужны стране как важный источник рабочей силы. Тогда Гитлер вызвал царя Бориса к себе и бесновался уже в присутствии венценосной особы. Царь записал в дневнике, что Гитлер «Кричал, как сумасшедший, обвинял, угрожал мне и Болгарии.Это было ужасно. Но я не сдался!». Видимо, фюрер понял, что с царем договориться не получится, царь Борис скоропостижно скончался вскоре после возвращения из Берлина, его смерть до сих пор вызывает большие подозрения и вряд ли была естественной.

После смерти царя правительство решило выходить из альянса, начало переговоры со Штатами, выгнало в отставку всех юдофобов, и разрешило евреям вернуться в свои дома. Двадцать тысяч человек, предназначавшихся на уничтожение и отделавшиеся высылкой в провинцию, вернулись к себе домой. В августе 1944 году все антиеврейские законы были отменены. По сути Болгария стала единственной страной, не потерявшей еврейское население, а даже прирастившей его – потому что около десяти тысяч евреев, прослышав о том, что Болгария не выдает “своих” – пробрались через границы и тем спасли свои жизни.

Эту страницу истории советское правительство стыдливо замалчивало, потому что сами понимаете: церковь и монархия взяли и защитили евреев от геноцида. Два врага советской власти, да еще в какой стране – плюнуть и растереть, маленькой и “не важной” – остановили одну из самых бесчеловечных машин-убийц в истории цивилизации. “Великие страны Европы” – не защитили своих евреев, тогда как болгары отстояли своих, проявив чудеса гуманности и упорство в достижении своей цели.

Еврейская община в Болгарии совсем небольшая – очень многие уехали в Израиль, когда это государство возникло на карте мира. Но даже те 2000 с небольшим человек, что живут в стране, свято хранят память о народе-праведнике, отстоявшем их предков, не струсивших и заставивших и царя, и правительство прислушаться, услышать и сделать так, как хочет народ, а не “политические интересы” или “выгода”. И какое же счастье, что болгарская православная церковь не осталась в стороне, а буквально готова была идти до конца, до смертного подвига – только бы не дать человеконенавистникам расправиться даже не со своей паствой. Нет! С “внешними”, которые стали для нее такими же детьми Божьими, как и все.

Я рада, что хоть поздно, но узнала эту историю. Решила вот поделиться с вами.

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *

Copyright © 2009-2020 Заметки эмигрантки All rights reserved.