2

О глупости мнимой и явной

Posted by admin on February 9, 2022 in О вере |

Помните, ребята, я делилась с вами поразившими меня открытиями дедушки Чипполо о законах тупости?

Если вам нужна иллюстрация, как это – быть настоящим ученым, профессором не околовсяческих наук, а настоящим признанным научным сообществом – и одновременно быть идиотом, херцлихь вилькоммен, ее есть у меня.

Итак, сие есть доктор биологических наук, профессор Савельев, причем меряет не ауры и не чакры, а цельную морфологию человека.

А теперь цитата в студию

«Религия – это вообще замечательный… это чистый паразитизм на лимбической системе.

Они [верующие люди] сегодня получают огромное преимущество. Они сегодня получают свою “колбасу”. Они, вместо того, чтобы пользоваться корой, ведут себя на уровне алгоритма. В чем притягательность? Вы поставили алгоритм, и кору (кора составляет 80% головного мозга) можете не включать. Все работает без коры, и ты все время, получается, в легком наркотической трансе. Благодать! 

Далее профЭссор высказывается о том, что у верующих есть еще и посты, которые влияют на то, что мозги не получают достаточного питания, и и вердикт:

Если вы не обращаетесь, не пользуетесь этой областью мозга, значит она будет подвергаться склеротическим изменениям. Нейроны не образуют синапс, человеком проще управлять. Поэтому все религиозные модели построены на противопоставлении коры и подкорки, и предлагается алгоритм, который исключает активные вмешательства в процесс того, что человек потребляет, то есть чем и как живет.

Вот люблю я атеистических героев – профессору, чай, в его умную голову и крохотной мыслишки не закралось, что подобным текстом он обливает помоями не только нас, которые без синапсов, но и своих коллег-ученых, преуспевших в разных науках, которые, разумеется, тоже мозгами сильно восскорбели, раз в Господа Бога веруют – ни тебе связей нейронных, ни тебе взаимодействий подкорки с коркой… одна печальная печаль и управление сознанием через отсутствие синапсов… Тут, как говорится, и помочь уж нечем.

Мне другое интересно – дедушка хотя бы иногда задумывается над тем, что быть верующим человеком – это всегда, буквально всю жизнь, делать выбор, причем не в пользу того, чего хотят “рефлексы и инстинкты”, столь уважаемые биологами, а в пользу того, что правильно с точки зрения веры? И как раз речь идет не о тех, что исповедует одно, а делает другое – тут у нас далеко ходить не надо, на Рождество с Пасхой по церквям полно стояльцев со свечечками в руках и умилением на физиономиях, хоть в зомбоящике на них любуйся, хоть вокруг озирайся. Нет, речь идет как раз о тех, кто действительно старается быть верующим, у которого вера и дела не расходятся с друг другом.

Давайте сейчас исключим из уравнения ту константу, что никого из нас нельзя назвать безгрешным и каждый из нас вполне может поглядеть внутрь себя и понять, насколько все херово с борьбой с грехами, мы немного упростим ситуацию и попробуем просто взять некоего человека, который пришел к вере и решил жить согласно заповедям своей религии.

Первое, с чем он столкнется, – это с необходимостью привести религию в соответствие с тем научным мировоззрением, которое ему вложили в голову в школе начиная с семилетнего возраста. Конечно, профессору Савельеву кажется, что любой верующий человек – это такая бабка с двумя неделями обучения грамоте у церковного дьячка, но плохая для него новость заключается в том, что с 1917 года в России церковь отделена от государства и в школах преподается сугубо светская картина мира без образа бородатого старичка, сидящего на облаке (кстати, этого бреда не водилось и в церковно-приходских школах, это фантазм коллег дедушки Савельева по атеистическим сказкам о религии, но то такэ, как говорится, не будем заострять внимание). И вот то самое приведение картин мира в соответствие с друг другом – это очень серьезный интеллектуальный труд, частенько приводящий к сбоям и срывам, вроде той анекдотической истории с американскими школьницами, подавшими на дарвинизм в суд. Но в том-то и дело, что любой когнитивный процесс всегда начинается с “да это элементарно”, а заканчивается знаменитым кругом, обозначающим границу с непознанным: чем меньше круг, чем короче граница с непознанным – тем больше кажется человеку, что он все познал. Но чем больше знаний, чем шире круг, тем больше граница с неизвестным и тем больше убеждение, что мы ничего не знаем.

Это только в школьных учебниках все ясно и понятно, почему светит солнце, как устроен глаз живых существ или что такое вода, но как только ты начинаешь говорить с учеными, все… Вопросов больше, чем ответов – и главный из ответов рано или поздно сведется к “да вот хрен его знает”.

Верующий человек, начинающий заниматься сведением двух картин мира воедино (хотя правды ради нужно все время помнить, что на самом деле наука и религия занимаются разными вещами: наука изучает тварный мир, а религия занята восстановлением связи между Богом и человеком. Вопрос науки – как устроен мир во всей его целостности, вопрос религии – как человеку спасти свою душу, поэтому никакого особенного противоречия между этими обычно воспринимаемыми антонимично объектами не было изначально: они для разного и о разном, сравнивать их – это все равно, что противопоставлять круглое и прозрачное или сладкое и протяженное… абсурдно и не нужно). Но наш разум имеет свойство упорядочивать мир – и мало кто из верующих удерживается от того, чтобы создать непротиворечивую картину мира, соединив научные и религиозные представления.

Так вот, это действительно очень долгий и кропотливый интеллектуальный труд, который сталкивается с тем, что реальность настоящего богословия – это область повышенной сложности, о которой атеисты не имеют ни малейшего представления, предпочитая придерживаться сказочек про “тупое стадо, которому попы вложили в голову ахинею, чтобы проще было управлять”. И вот тут настоящая наука может иногда даже несколько упростить когнитивную задачу – потому что современному человеку гораздо проще понять суть богочеловечности Христа, чем самым великим умам позапрошлого века, потому что у нас имеется представление о том, что фотон – это и частица, и волна, а наши предки подобных знаний были лишены, и им осознать дуалистичность природы Богочеловека было не в пример сложнее.

Но ведь в богословии имеется не только идея богочеловечности Христа, но и огромное количество других, гораздо более сложных идей – которые человеческий разум осмыслить вообще не в состоянии, и процесс этого осмысления – поистине бесконечен, жизни человеческой на это не хватит.

Знаете, мой внутренний склад таков, что к вере я пришла именно через интеллект, детскую веру мне привила бабушка, но занимаясь всякой эзотерической фигней, я боялась, что область православной веры окажется чем-то простым и незатейливым, с чем мой разум справится на раз-два и я действительно упрусь в то, что все это сказки для малограмотных бабок. Отец Андрей Кураев при помощи своих лекций очень помог мне преодолеть высоколобую интеллигентскую высокомерность и встать на пороге чего-то огромного, испугавшего своей бесконечностью и необходимостью напрягать все силы разума и сердца, чтобы хотя бы ухватиться за хвост понимания. Верующему человеку жизненно необходимо обладать очень гибким, очень неординарным мышлением, чтобы постичь всю безграничность Божьей Премудрости (не саму Премудрость, а именно ее бесконечность, глубину и огромность) – и одновременно осознать, что вся эта неимоверная сложность может быть передана простыми притчами и метафорами, чтобы даже те самые бабульки – не ушли испуганными с порога храма, а смело вошли в него, не боясь оказаться скудоумными пигмеями.

Просматривая новости науки, обнаружила, что буквально на днях были опубликованы доказательства того, что вода на планете старше самой планеты. Весьма актуальная для европейцев тема возобновляемых источников энергии заставляет оплачивать исследования воды, так вот, французы обнаружили, что вода, обычная вода, заполняющая реки и океаны, явно имеет внеземное происхождение, и что, предположительно, на раннем этапе эволюции Солнечной системы вокруг светила образовалось два газовых облака. Одно из них состояло из водяного пара. Впоследствие пар рассеялся в пространстве и то количество воды, которое сегодня находится на Земле, – это лишь незначительная его часть, выброшенного Солнцем в первые 200 тыс. лет существования звезды.

Гм… а теперь давайте вспомним про “воду, которая превыше небес” и изумимся не только гениальному прозрению авторов Библии, но и великой педагогической премудрости тех, кому нужно было преподнести знания о “газовых облаках в космическом пространстве вокруг планеты” неграмотным пастухам за несколько тысячелетий до формирования научного способа познания мира.

Так вот, возвращаясь к необходимости приведения двух мировоззрений к непротиворечивой картине: профессор хотя бы иногда думал над весьма парадоксальным вопросом, отчего сейчас кучи людей верят в науку, следят за наукой, используют науку в своих целях – но количество “квантовых психологов”, борцунов с химтрейлами и исповедниками плоской земли только растет, а до революции с поганым религиозным дурманом в школах – сама мысль о плоской земле была чудесным поводом отправиться в приют для душевнобольных, где добрые дяденьки-психиатры с удовольствием бы квалифицировали происходящее как лютый шизофренический бред.

Я честно среди верующих людей не встречала тех, которые бы верили в плоскую землю, а вот среди преклоняющихся перед наукой таких – даже среди моих знакомых слишком много.

Но, разумеется, это верующие – без нейронных связей, а профессор Савельев прям излучает их в пространство, хоть так и не потрудился включить собственные зеркальные нейроны и попытаться посмотреть на мир глазами верующего человека. Но давайте двинемся дальше.

Помимо чисто когнитивной работы по сведению двух картин мира в непротиворечивое целое (и я настаиваю: это сложный и долгий процесс), верующий человек сталкивается с еще одной достаточно тяжелой работой. На этот раз – душевного плана.

Я о ситуации бесконечного нравственного выбора – когда есть то, как хочется, и то, как должно. Простой пример: вот имеется лежащая без надзора вещь, как же хочется ее положить в кармашек и дело с концом. И не увидит никто, и вора не найдут. Казалось бы – чего проще, бери, радуйся, пользуйся. Ан нет, тут же перед глазами возникает – не укради. И хоть и не увидит никто, хоть и не накажут-не опозорят, но верующий человек не берет чужого, потому что он сознательно выбирает заповедь Бога, а не грех. Ну или смотришь – баба чужая такая заманчивая, красивая, надо бы себе ее заполучить. Но как быть с тем, чтобы не блудить и не прелюбодействовать? Ведь очень хочется – да еще ежели начать вокруг накручивать оправдания вроде “закрутило-завертело-любовь” или “инстинктом размножения вштырило”… И у верующего человека действительно будет выбор – и если он решится выбрать заповедь, а не грех, он проведет в своей душе колоссальную работу, тяжелую, изматывающую, иногда неблагодарную и полную срывов.

Возьмите любую заповедь – и вы поймете, что ее соблюдение требует не бездумного послушания, а тяжелого нравственного, иногда – физического, иногда душевного и духовного труда, и противостоять соблазнам порой бывает невыносимо сложно. Хотелось бы мне найти где-нибудь человека, который бы действительно был похож на описываемое дедушкой Савельевым тупенькое существо с отключенным мозгом, которое бы не трахнулось с ближним или не украло деньги просто потому что оно тупое. Вроде ж дедушка биолог, человеков изучает – а такие идиотские мысли не просто допускает, а и исповедует как истину в последней инстанции.

В том-то и дело, что верующему человеку все время приходится применять к себе нравственный камертон, сверять свое поведение с тем, что заповедал нам Бог – и твердо осознавать, что сейчас, именно сейчас происходит выбор – совершить или не совершить грех. Если у продуманного атеиста имеется херовенькое, но оправдание, что свободы у нас нет (а в атеистическом мире свободы воли быть не может, имеется осознанная необходимость, и это – слишком маленький фиговый листочек, чтобы прикрыть массивные… выводы, проистекающие из этого определения), но повторяю – атеист имеет дело с отсутствием свободы и причинно-следственной определенностью, поэтому любую свою пакость он может прикрыть рефлексами, инстинктами, тяжелым детством и мамкой, бившей деревянными игрушками по башке; а человек верующий, прежде чем совершить гадость, прекрасно понимает, что он ее совершает, он твердо ЗНАЕТ, что он свободен, что у него имеется возможность не грешить – и он грешит осознавая, что преступает заповедь Бога. Да, у него имеется возможность покаяния, но в том-то и дело, что даже очень плохой верующий человек одновременно понимает и другое: да, он может обмануть священника и притвориться раскаявшимся, но куда деваться от Бога, перед которым мы ходим всегда, в любой момент нашей жизни?

Жить в реальности, где тебе всегда приходится анализировать себя, осознавать, что ты делаешь – и правильно ли ты делаешь, – это вовсе не простой образ жизни, и даже от самой безграмотной деревенской старухи подобный образ экзистенции требует уровня осознания себя, который может и не присниться дедушке профессору Савельеву с его скудоумными представлениями об устройстве мозгов верующих людей.

Так или иначе – я все же неимоверно благодарна дедушке, который настолько беззастенчиво делится со вселенной своими мыслями, что дает нам повод лишний раз убедиться, что даже очень интеллектуальный человек может быть круглым идиотом, неспособным ни теоретически поставить себя на место другого, ни практически постараться представить, как другой может видеть мир. Иными словами, ни ума, ни фантазии, ни эмпатии.

Я же со своей стороны просто расскажу об одном рабочем, с которым говорила на той неделе. Он вернулся с похорон, умер какой-то родственник его супруги. Как-то так получилось, что Карл (пусть его будут звать так) никогда не был на похоронах, он счастливец, чьи родители еще живы, а бабушки и дедушки умерли, когда он был ребенком и на кладбище его не брали. Родственник жены, кстати, умер в очень пожилом возрасте, сохранив разум, просто от старости. Он прожил замечательную жизнь и умер во сне, разменяв десятый десяток.

Карл вернулся сам не свой и я около часа просто сидела и говорила с ним. И он, и его жена в Бога не верят – они не крещены, потому что родились в одной из советских стран (не республик, а именно стран советского лагеря), и вот на похоронах, когда Карл глядел в открытую могилу, его пронзила мысль, что вот эта яма – она все? Заканчивает жизнь навсегда? А какой тогда смысл вообще во всем происходящем? Работать и зарабатывать? Так в гробу нет карманов. Ради детей? Но у детей своя жизнь, как Карл уехал с родины и оставил родителей, навещая, помогая им, но прекрасно понимая, что у родителей своя жизнь, а у него – своя, и что у его детей тоже будет своя независимая от него биография, и что он может дать им старт, но не всю жизнь работать для них. Он сидел и перебирал цели в жизни и я видела, что ни одна из них не является достаточной для того, чтобы оправдать человеческое бытие, наконец, он в отчаянии спросил: а ты сама в Бога веришь?

Мы с ним поговорили, я рассказала о том, как православные смотрят на жизнь и смерть, как вообще мы живем с верой в Бога. Я не хотела его миссионерить, из меня плохой проповедник, мне просто хотелось помочь человеку в отчаянии – и дать ему представление о том, что бывает другая жизнь, другие опции, если хотите. Но Бог мой, видя глаза этого человека, я не могла не ужаснуться – какой же страшный мир у атеистов. Да, они могут прожить всю жизнь так и не задав себе главного вопроса: ежели Бога нет, ежели человек не бессмертен, зачем все это? Они могут убаюкивать себя сотнями псевдо-целей и псевдо-смыслов, но на краю ямы с червями – все псевдо окажется сметено и останется главный вопрос: а зачем все это было? Неужели этот краткий миг, называемый человеческой жизнью, – окончится именно этим самым, ямой с червями?

Слишком бессмысленно и слишком жестоко, вы не находите?

Именно поэтому люди верующие атеистов редко считают безумными, хоть и сказано в Псалме 13:1 Ст. 1-2 Рече безумен в сердцы своем: несть Бог. Растлеша и омерзишася в начинаниих: несть творяй благостыню. Господь с небесе приниче на сыны человеческия, видети, аще есть разумеваяй, или взыскаяй Бога

Я даже объясню, почему лично не считаю атеистов сумасшедшими. В Ветхозаветные времена иудеи настолько явно видели чудеса Бога, что нужно было быть реальным безумцем, чтобы отрицать Его существование. Наше время – время на чудеса небогатое, поэтому если у неверующего так и не развился орган, которым верят, – это, скорее, его беда, и я знаю несколько очень хороших, очень порядочных людей (Карл – один из них), которые бы хотели, но пока не могут поверить. Возможно, у них еще все впереди, я искренне надеюсь, что Карл успеет прийти к вере и обретет смысл жизни.

Но вот подобных профессору Савельеву – которые считают верующих идиотами, можно воспринимать с чисто психологической точки зрения как проецирующих собственный идиотизм на окружающих. Они и впрямь при известном желании могут быть отнесены под определение “без-умный”, потому что у них не хватает интеллектуальных способностей понять человека с другой точкой зрения, способности хотя бы чисто теоретически взглянуть на мир его глазами и объяснить себе, что эта точка зрения не сумасшедшая, а иная, недоступная восприятию – но иная. Это как человек с дальтонизмом вдруг начнет считать всех видящих полный спектр цветов идиотами только на том основании, что ему самому недоступно цветовосприятие. Прикиньте, дальтоника, который во всеуслышание начнет распространять идею о том, что видящие красный цвет – дураки с неполноценными мозгами, что раз он красный цвет не видит – значит, его не существует.

Но я все равно в общем и целом считаю, что атеисты действительно очень несчастные люди, люди, чья жизнь лишена чего-то действительно очень важного… нет, не только чего-то – а главное – Кого-то. Они обрекают себя на такое глобальное одиночество, какого не знает человек верующий, страшнее только настоящий опыт богооставленности, через который проходят действительно единицы из живущих. Это опыт познал Христос на кресте – и только очень немногим Он по милости Своей дает испытать краткое время Своего подлинного мучения. Я читала воспоминания одной монахини о пяти днях этого ада. Честно? Самые чудовищные мемуары о самых черных депрессиях – это воспоминания о радости и свете по сравнению с тем, что довелось испытать этой подвижнице.

Атеист, отказываясь от Бога, все же не бывает богооставленным, все мы дети Бога и Он всегда рядом, терпеливо и смиренно дожидаясь, когда Его впустят под кров души. Помните, как в стихах: “Дети, дети моей печали, дети, дети моей любви”? Атеисты напоминают мне детишек, которые стоят в доме перед запертой дверью – и считают, что стоящего за дверью нет. Нет – потому что они его не видят. Нет, потому что они зажали уши и не хотят слышать его стук. Нет, потому что они не хотят выглянуть в окно – и посмотреть, есть ли там кто-то.

Но ведь у всех есть шанс отнять от глаз плотно прижатые ладошки и открыть дверь. В этом – главное чудо нашей жизни. Что Творец галактик и звезд, времени и свободы, видимого и невидимого – смиренно и негордо ждет каждого из нас… Потому что мы – действительно дети Его печали и дети Его любви, и даже самых глупых и злых из нас Он готов дождаться… Все, чего от нас требуется – протянуть руку и открыть дверь.



2 Comments

  • Юльчевская says:

    Ирина, спасибо вам за этот текст, он тронул меня до глубины души. Я и другие ваши статьи о религии читала (в частности, цикл “Почему я православная”) и по-моему, вы очень хороший миссионер 🙂

Leave a Reply

Your email address will not be published.

Copyright © 2009-2022 Заметки эмигрантки All rights reserved.