6

О ближних, добрых самарянах, и о том, что бывает, когда Бога выгоняют из сердец

Posted by admin on December 13, 2017 in О человеке |

Сегодня сестра рассказала историю, приключившуюся с ней буквально несколько часов назад.

Надо сказать, что в Европе в общем и в Германии в частности бушует сейчас весьма злой штамм ротавируса (ребята, реально, берегитесь, с нынешней движухой по планете его совершенно точно притащат во все уголки земного шара). Это не просто рвота, понос и обезвоживание – это неукротимые и неостановимые симптомы, сопровождающиеся температурой до 40 градусов. Как себя при этом человек чувствует – описывать не нужно.

Вся семья сестры свалилась, причем она была первая, дело доходило до вызова скорой, потому что потеря сознания – дело нешуточное (милый нюанс, немецкая скорая была крайне недовольна вызовом, ну оно как же, надо было самостоятельно в больничку приехать на эдак часов шесть развеселого времяпрепровождения в приемном покое со всеми классными спецэффектами ротавируса). Не успела она отлежаться, свалились муж и старшая дочь. Ну и что… Ну и все, кто-то должен ходить за лекарством и покупать хоть какие-то продукты с учетом диетического стола.

И вот берет моя шатающаяся сестра годовалую дочку, грузит ее в коляску и бредет к ближайшему магазину и аптеке, благо до них несколько сотен метров. А чтобы туда попасть, нужно перейти очень оживленный перекресток с трамвайными путями, автобусными остановками и дорогой с несколькими полосами. И вот сестра накупает всего, чтобы хотя бы несколько дней можно было полноценно болеть и никуда не идти, грузит все на дно коляски и идет домой. И ровно посредине дороги на трамвайных путях коляска ломается. Буквально складывается пополам. Ребенок пугается, что-то из вещей выпадает на дорогу, везти коляску вообще невозможно, ее можно только волочь. Представили ситуацию? Ослабленная болезнью женщина с кричащим годовалым ребенком, сломанная коляска на трамвайных путях, час пик.

Скажите мне, даже в пресловутой “равнодушной” России с “оскотинившейся и зажравшейся” Москвой – люди бы прошли мимо? Все люди, ВСЕ, ребята! Мужчины, женщины, сигналящие раздраженно водители… В Канаде, скажем, помогать ломанулась бы вся улица, включая бросающих на дороге машины водителей, которые бы моментально перетащили женщину с дороги хотя бы на тротуар. Уверена, что и среди наших нашлись бы те, кто помогли.

Но нет. Мимо сестры шли люди – равнодушно смотрели на ее попытки справиться и шли дальше. На адреналине сестра справилась – позвонила валяющемуся в болезни мужу, попросила забрать. И просто стояла плакала – от бессилия. К ней подошла женщина с коляской – такая же мамка. Она сказала: “Я видела, что произошло, я специально к вам подошла. Я в шоке, я теперь знаю, что случись такое со мной, помощи ждать неоткуда.” Женщина нашла какие-то слова утешения – и была единственным человеком, подошедшим к сестре.

Ребята, вот вам и притча о добром самарянине.

Я, признаюсь, очень-очень долго не могла понять, кто же мой ближний. И только недавно поняла – это тот, кто сейчас, в данный момент, нуждается в помощи. Любой – деятельной, словесной, не важно. Из всей огромной улицы в случае с моей сестрой самарянкой оказалась такая же слабая женщина, которая перешла улицу и просто подошла к плачущей от бессилия женщине, которой не помог ни один человек из сотни вокруг. Помогла как умела – словом, но и этого оказалось достаточно, чтобы сестра поняла, что добрые самаряне есть.

Вот, ребята, вот вам результат того, что Бога выгнали из сердец, из храмов, из конституции. Изгордившееся “демократическими ценностями и общегуманитарными стандартами”, современное европейское общество решило, что оно и само, без Бога, сумеет быть добрым и человечным. Беженцев вот принимают. А оказалось, что прошло пять лет с того момента, как Христа официально вымарали из конституции – и все… На улице не помогли не замерзающему алкашу, не какому-то нарку, помирающему от передоза, да ладно, даже не настобрыдшему лентяю-беженцу, который типа “сидит на народной шее, не работает и не платит налоги”. Нет, на улице не помогли мамке с ребенком, белой, хорошо одетой, трезвой мамке, у которой сломалась на улице коляска.

Очень человечно, очень!

Я даже не буду морализировать по этому поводу, ребята, вы и сами все понимаете. Это просто за гранью – и это как нельзя лучше иллюстрирует тот простой факт, что сколько бы ни было человечеству лет, сколько бы ни гордилось оно своей гуманностью, но как только человек выпускает руку Бога и кричит: “Я сам!”, он тут же оказывается нелюдем. Потому что даже животные помогают себе подобным, попавшим в беду.

Так что, ребята, давайте оставаться самарянами. Как умеем, плохонькими, слабыми – но оставаться. Потому что получается, что иногда простое оброненное нами слово ободрения – окажется для человека той самой рукой удерживающего, которая не даст свалиться в ад.

6 Comments

  • Антон says:

    Интересно, а почему такая разница между Германией и Канадой? В Канаде сильнее вера в Бога? Или больше остаточного постхристианского гуманизма?

    Вы правы в том, что в России в таких ситуациях помогают больше. Когда у нас родился ребёнок, у меня возникло впечатление, что мир вокруг резко подобрел. И места в транспорте обычно уступают, и детям улыбаются. Когда жена у меня одна отправляется куда-нибудь с коляской, ей всегда помогают преодолевать многочисленные лестницы. Помогают мужчины, а когда мужчин рядом не оказывается, то и женщины. Иногда порываются помочь, даже когда я иду рядом с женой. Кстати, особенно усердно помогают узбекские и таджикские мигранты. У них, вообще, обычно более тёплое отношение к детям.

    • admin says:

      В Канаде Бог в конституции. Брат мужа на выпускном в полицейской академии клялся на Библии служить народу и королеве.

      Вопреки политическим агиткам скажу, что в США и Канаде – цивилизация не постхристианская. Ни мы, ни они себя таковыми не называют. Мы вынуждены жить в условиях мультирелигиозного общества, но не атеистического и не “свободомыслящего”. Вот почему я везде пишу, что Россия и Америка не должны сдаваться. Тогда, возможно, устоим…

  • Антон says:

    Интересно. В западных источника очень часто пишут, что Германия – одна из наиболее религиозных стран в Западной Европе (по сравнению, с Францией или Голландией, например). А про Канаду у меня из чтения разного рода СМей сложилось впечатление, что это очень политкорректная и прогрессивная страна, давно заменившая христианство правами человека (и этим отличающаяся от США).

    Выходит, это всё ложные стереотипы?

    • admin says:

      Да, Антон, СМИ пишут нечеловеческую хню (простите мой французский). Потому что из всей Германии верующей осталась одна Бавария. Все то, что было связано с Реформацией (и ничего удивительного в этом нет) стало жутко прогрессивным и безбожным, особенно родина Реформации Саксония, где я и проживала. Над баварцами ржут, типа они отсталые и косные, а они же еще и католики, то есть вообще люди конченные, с точки зрения прогрессивного большинства.

      В Германии остались традиции Рождества, но это в основном коммерция – ярмарки, где продается рождественская еда, поделки на тему, вертепы, огоньки и прочее. Ну то есть то, что приносит деньги. Однако, если вы пойдете в Рождественскую ночь в храм, то найдете там древних стариков. Молодняк предпочитает тусовать и верить, что “где-то что-то есть”, но это “что-то” может быть хоть “мудростью Востока”, хоть “мои дедушка и бабушка сидят на облаке и смотрят на меня”.

      Франция – это жуткая печаль, некогда “любимая дочь церкви” превратилась в “толерантный” отстойник. Никогда не забуду стыд от посещения Нотр-Дамм. Туристы в шортах, туристки в шортах и майках, все бродят, лезут к кучке молящихся, которых уже отделяют от туристов лентой в маленьких притворах, чтобы люди могли хоть помолиться спокойно.

      В Канаде как раз Бог в первом параграфе Конституции, там написано что мы христианская страна, и, как я уже говорила, военные и полицейские клянутся на Библии. Но вообще хочу сказать, что классические протестантские церкви постепенно сносятся. А вот католические и православные – забиты народом. Но тут склонна просто относить происходящее к особенностям классической Реформации (в отличие от неоверсий). Ну вот мало протестантизм дает человеку для души. Люди либо пойдут к католикам или православным, либо – к новым протестантам, где музычка и пение.

      И толерантности и с прогрессивностью тут поменьше – во-первых, много других вер и храмов, то есть народ все же верующий. А во-вторых, попробовали они тут ввести запрет на шлепки детей. Такое поднялось, что как-то все это попритихло.

      Но я не обольщаюсь, все идет к тому, что мир все равно скатится к своему концу…

  • Наталья says:

    Ирина, Читаю вас давно. Редко комментирую. Декрет роды и сынулька заняли все время и всю мою жизнь на полтора года. Ваши статьи единственная отдушина. Я уже не раз бывала в ситуациях похожих на ту, в которой оказалась сестра.
    Горе горькое. Ощущение будто бы я прокаженная. Так у нас шарахаются от мамаш с колясками. Дорога к нашему дому не имеет пешеходной тропинки. идем по проезжей части и только ленивый не высказался о том, чтобы я посторонилась. В придорожный кювет видимо 😊. В магазине или в банке прохожие ускоряются, чтоб проскочить вперед и не держать дверь. И я 😊 как эквилибрист дверь коляска сумки.
    И позвонить некому. Одна воспитываю сына. Но, если бы только это.
    Не дай бог кто узнает возраст мой. Все. На костер 🔥. Камни полетят. Выслушивать комментарии по возрасту начала с постановки на учёт.
    И парадокс. Помогают азиаты. Узбеки они или таджики не знаю. Но факт. Один раз джипяра тормознул вам куда девушка? А перла месячного в слинге к педиатру. Славяне даже не постесняются проскочить вперед на кассе. Было не только со мной. Грустно не то слово.
    Есть (для справедливости) конечно отдельные случаи. Помогают. 1 из 20. И больнее всего когда старушка подойдет и предложит помощь, а сама еле ходит. Мы в своем так ненавистном всем Союзе стеснялись и не могли не уступить место пожилым в транспорте, с сумкой помочь, дверь придержать.

    • admin says:

      Наташа, очень грустно.
      О возрасте – рассказываю историю, вот не помню, рассказывала ее уже где-нибудь в статьях или нет. Забеременела я в 30 лет, на весах – 50 килограмм при росте 168, без косметики лицо – радость средневековья. Токсикоз, бреду в консультацию попросить проверить, не внематочная ли беременность, в роду были случаи (а говорили добрые люди забить и уехать в Германию без аттракциона украинской гинекологии). Захожу к терапевту беременных. Сидит тетка – поворачивает голову. Перед ней стоит бледная худая мадемуазель (то бишь ваша покорная слуга), напершая на себя платьичко под грудь а ля Наташа Ростова и собравшая волосики в хвостик. Ни здрасьте, ни полздрасьте – в мой адрес летит: “Задолбали малолетки беременные, ты школу хотя бы закончила?” Я оторопела настолько, что даже ничего не нашлась ответить. Протягиваю карточку и паспорт. Без паузы после ознакомления с годом рождения: “Ты с ума сошла первую беременность мне сюда в тридцать тащить? Ты же старая уже!”
      Тетеньку ничуть не трогало, что еще минуту назад я у ней была беременной малолеткой. В общем, все 16 недель я выслушивала, что рожу ребенка без головы, что я набираю вес, что я закончу эклампсией… Немецкие гинекологи после этого от меня шугались – особенно когда я начинала тревожиться, есть ли у ребенка голова… Поэтому, Наташа, советую вам набрать полный рот слюней и плевать на всех, кто заикается о возрасте.

      По поводу отсутствия помощи – это жесть… Даже говорить ничего не хочется, потому что это просто вне сферы моего понимания.

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *

Copyright © 2009-2018 Заметки эмигрантки All rights reserved.