0

Расписное небыдло нашего круга

Posted by admin on April 30, 2018 in О человеке |

Позвольте цитаты в студию:

А самая моя большая профессиональная трагедия – в том, что быдло меня читает.
Я пишу не для быдла. Я пишу для своего круга, для умных и образованных людей. Я не готова разжевывать быдлу каждое свое слово – мне неинтересно и даже плевать. Я хочу писать для таких же, как я, разговаривать с такими же, как я. И я не хочу видеть, сколь много в стране глупых людей – меня это оскорбляет. Я не знаю, откуда вдруг прорывается ко мне, в мой более или менее приличный круг, эта утробная шокирующая любого умного человека масса. Но она, эта глупая масса дурных людишек, меня изводит.
А глупых – тьма. Глупых, грубых, необразованных. И все они пытаются поймать меня на свою нехитрую удочку. Дело в том, что глупые и грубые люди издавна приняли самую выгодную для себя догму: они кричат, что образованный и интеллигентный человек не может отвечать грубостью на грубость и хамством на хамство. Нахамят тебе, а, получив тяжелый ответ, вдруг верещат: “Ой, так не честно, воспитанный человек никогда не позволит себе опуститься до грубости”.

Самый травмирующий опыт, полученный в интернете, это столкновение с быдлом.
Я говорю серьезно: ничто, пожалуй, не может так меня раздосадовать, как появление толпы глупых упрямых грубых людей.
Есть одна тема, которая неизменно приносит мне охапки самого отъявленного быдла – это развенчание советских мифов. Странное дело, но ложной памятью об изобилии в советских магазинах поражены только очень глупые необразованные хамы. Проще говоря, быдло.

Это все та же дамочка, которую я люблю, и чьи фоточки периодически запощиваю – чтобы лишний раз полюбоваться. Которая высокодуховный желудок, она же – в советском прошлом нечего было покушенькать, она же – все советские бабы были жирные. Короче, Настенька Миронова собственной персоной вторые сутки жалится, что вокруг ней – одно быдло, а она, бедолага, и гавкает и гавкает в ответ, а быдло никак не отвалит и не отвалит.

Настеньке невдомек, что все ее стенания и скавчания, как у хаски на кучу оленьего дерьма в тундре, – выглядят очень комично. Вот сидит такая никчемная девочка, сирая и убогая в своих потугах поругаться атата на “совок”, в котором она пожила, кажется, цельных семь лет своей жизни, рассказывает, как она “из эуропы” чемоданами покушенькать домой возит (был и такой момент, потрясающее по своей художественной силе описание похищения пельменей покупки еды в каком-то польском зажопье и привоза чемодана жратвы (причем, ребята, галимой и некачественной, тут уж я, расписное быдло, судить могу как резидент, а не турист) домой, потому что дома – “практически совок и еда в нем плохая, санкции же ж”. У этой девочки вообще на еде – особенный пунктик – она любит с подробностями описывать, чего она кушает, чего не кушает, что подорожало, а что исчезло с прилавков.

И все было бы совершенно спокойно – наблюдать за данной бабочкой-красавицей вполне забавно, если бы у бабочки периодически не наблюдались всплески активности, когда ее начинает заносить и она извергает такой поток глупостей и о советском прошлом, и о Европе, и о Америке, что ее порой просто неловко читать. То, что барышня определяет меня, болезную, как быдло – так то даже комплимент, я уже давно приняла тот факт, что сомнительная честь принадлежности к нынешней псевдоинтеллигенции, – не для меня; но то, что у нее реально тысячи читателей, которые ей, кажется, верят, как гурыне – вот это, конечно, полная жесть. Скажу больше, среди ее читателей – вполне себе немолодые люди, которые при СССР успели не просто пожить, а пожить жизнью прикормленных советской властью писателей-музыкантов, а согласитесь – эта жизнь была совсем иной, непохожей на жизнь, скажем, моей бабушки, лаборантки на тепловозостроительном заводе города Ворошиловграда. Но и эти обласканные властью представители “творческой интеллигенции” – согласно кивают и соглашаются с Настенькой и по поводу того, что в СССР не было масла, а был один маргарин, разбавленный манкой (??? не спрашивайте меня, малята, я быдло, а быдло таких деликатесов и не нюхало, быдло кормили “Крестьянским” и “Бутербродным”). Что в СССР продавались в мясных магазинах одни кости без мяса, зеленые помидоры и колбаса из бумаги (тут я тоже пас, говорю же, быдло).

А вот этот феномен меня, конечно, очень занимает. То, что Настенька и ее ровесники ругают “проклятый совок”, – ну так то и неудивительно, были детишками, мало что помнят, сознательная жизнь – началась в перестроечную голодуху, а голодать, ребята, особенно в детстве – это неприятно. Поэтому возникают разные аберрации сознания, когда то, что в детстве помнишь, переносишь на всю жизнь ДО. Ну и сконцентрированность на желудке – тоже вполне объяснима, недоедание все ж влияет на психику. А вот люди постарше, которые помнят не пустые полки, а нормальное советское магазинное прошлое (а уж москвичи и ленинградцы должны помнить изобилие) – им зачем вторить Настеньке?

У меня находится только одно объяснение – им тоже не хочется быть быдлом. Сказано же внятно и четко: тот, кто хвалит “совок” – тот быдло. Ну и все. Начинаем ругаться – поем хором с креативным классом в самом расцвете сил, с тридцатипятилетними, родившимися в восьмидесятых и пришедшими в сознание в начале 90-х, в самый трудный период для наших стран. И вот это – для меня, конечно, шок. Так просто, походя, отказаться от собственной памяти, собственной молодости – только чтобы “наш круг” не изверг тебя из себя, посчитал тебя “своим”. Ты, который можешь помнить настоящих русских интеллигентов – Лихачева, Капицу, Бехтереву… Склонен ли ты спрашивать себя: а как они отреагировали бы на откровения соратников Настеньки по интеллигентскому классу?

Знаете, существует много размышлений о том, что такое интеллигенция, и я тут пробовала писать, как определяю это понятие. Но все же мне видится главным – не начитанность, не мудрость, не одаренность в какой-то области знаний, не общая культура, включающая культуру языка и мышления. Для меня главный признак интеллигента – это способность к рефлексии, осознанной, продуманной, регулярной. Это способность человека иметь внутренний камертон, позволяющий ему не лгать в угоду общественному мнению, в угоду сильным мира сего, не позволяющий поступиться своими принципами и сформированным мировоззрением. А еще – это абсолютная невозможность очерчивать круги, делить людей на “наш круг” и “не наш”. Разумеется, у него не будет стремлений общаться с алкоголиками, забивающими козла во дворике, но если ему придется по каким-то причинам общаться с этими людьми, он никогда не даст им почувствовать, что они “не его круга”. А уж во всеуслышание объявлять – “они не нашего круга”… Вот это “всеуслышание” вообще является понятием диаметрально противоположным настоящей интеллигентности.

Увы… Настеньке и ее корешам по “нашему кругу” простительно, перестроечные образованцы вообще товарищи реально жалкие – они уже не получили хорошего образования, им досталось поганейшее похабнейшее телевидение, извращенные идеалы и они действительно недокушали в детстве, потому и обращают такое внимание на полки магазинов. Но вот те, которые вторят Настенькам и “их кругу”, кто хочет влезть в “тот круг”, хотя по-хорошему – с этим кругом им и рядом стоять зазорно… Вот эти, конечно, красавцы.

Вымирает русская интеллигенция. Вернее, если я правильно понимаю, это понятие размывается и приобретает иные черты. Понаблюдаю еще – может, сделаю выводы.

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *

Copyright © 2009-2018 Заметки эмигрантки All rights reserved.