12

Невинные и непрощенные?

Posted by admin on June 6, 2018 in О вере |

Прочитала сегодня статью православного священника и вытащила оттуда цитату…

Три раза перечитывала, думала, может, это у меня где-то понималка русского языка отключилась – пара дней были реально очень трудными. Но, видимо, понималка все же работает, и батюшка обозначил абортированных младенцев “непрощенными”.

Одного не пойму, откуда в православии это католическое влияние? Ну вводили католики учение о лимбе, уже и отменили его, (лимб – это место, где, по представлениям католических богословов, обитают души некрещеных младенцев и тех, кто не нагрешил до ада, но и не заработал рая). А некоторые наши священники все продолжают рассказывать пастве о том, что убиенные при аборте младенцы – Царствия Божиего не удостоятся ибо – не прощены. Больше скажу, ведь согласно этой логике – мать, которая это действо совершила, покаявшись, “паче снега убелится”, а вот младенчик, у которого и не спросили, хочет ли он жить, – тот ну точно рая недостоин.

И тут же о милосердном Боге расскажут, прям следующем абзацем. Так и хочется спросить: “Батюшка, да где ж тут милосердие-то? В каком месте оно запряталось?”

А хотите, я вам о милосердии Бога расскажу?

Есть у нас знакомый, всем хорош человек, да только богохульник – прям иногда страшновато с ним было говорить. Он уважал наш с мужем выбор, но иногда все же не получалось у него сдерживаться, такое от него наслушивались порой. Мы и на темы веры старались не говорить – чтобы не провоцировать его на очередные выступления. Даже не против Бога, тут он как-то больше к агностицизму склонялся, а именно против РПЦ. Некрещеным был человек – и желания даже не высказывал. А тут встречаю я его – а он мне и говорит, мол креститься еду, далеко, но отказаться не могу, друг позвал ребенка крестить, а я не могу, я ж не крещеный. Так что окрещусь – и стану крестным.

Я и глаза раскрыла – но снова, знаю, что ни спорить тут нельзя, ни убеждать. Тут как раз все на волю Бога надо отдавать.
И знаете, что? Встретила его давеча – смотрю, а он какой-то другой. Внутри него как-будто тряпочкой протерли, иначе и выразиться не могу. Осторожно спрашиваю, мол, ну как, окрестился, крестил ребеночка? А он вдруг и говорит: “Слушай, я думал, мы будем у греко-католиков, а там правда православный храм. И ты знаешь, я прямо поражен, какой же там священник хороший, какие прихожане добрые. Я думал, меня сейчас шпынять будут, отчитывать, допрашивать, что я знаю и чего не знаю, а со мной просто о Боге поговорили, потом крещение совершили. И ты знаешь, я изменил мнение – православие не такое, как я думал”.

У меня, ребята, до сих пор мурашки по коже. Я его просто поздравила, сказала, что он теперь понимает, почему мы с мужем в храм ходим, что я рада, что он увидел церковь изнутри и она оказалась совсем не такой, как он считал.

Но ребята, вы вдумайтесь! Каким путем Господь его поставил на путь к Себе! У нашего знакомого был отрицательный опыт с русским православием, который оттолкнул его от дороги к храму. И тогда Господь подошел с другой стороны. Создал обстоятельства, когда отказать другу было невозможно – и вдруг оказалось, что православная церковь – это не сборище фанатиков, жиреющих попов и оголтелых бабок. Наш знакомый увидел совсем другую картинку – и сумел найти в себе силы отказаться от прошлых убеждений. Я не знаю, как закончится его жизнь, не знаю, какое будет у него будущее, но я своими глазами увидела МИЛОСЕРДИЕ БОГА вопреки нашему упрямству, закоснелости, грешности. У нас ведь и правда негордый Бог – Он буквально жаждет нашего спасения, Он создаст любые условия, если есть хоть маленький шанс, что человек сумеет использовать свою свободу и посмотреть на Него, не отворачиваясь. Я искренне желаю, чтобы наш знакомый не свернул с пути, чтобы маленькими шажочками, постепенно, он пришел в храм. Ведь он хороший человек, действительно хороший.

И мне действительно горько, что в русском православии что-то такое с ним случилось, что он получил негативный опыт.

Возвращаясь к нашей теме скажу: ну сколько же можно повторять и повторять о невинных непрощенных младенцах? С какой целью это делается? С педагогической? Но педагогическая ценность утверждения, что вот ежели ты, православная женщина, сейчас сделаешь аборт, то ты, может, и попадешь в рай, а вот ребеночек твой – точно нет, – не просто нулевая. Она отрицательная, больше скажу, глумливо-жестокая. С догматической? Ну так нет никаких догматических подтверждений того, что некрещеные младенцы идут в ад. Тут вообще как ни посмотри – получится одна жестоковыйность.

В общем, ото говорят батюшки не думая о последствиях своих слов, а последствия-то могут быть ох какие страшные. Услышит какая-нибудь бредущая к Богу душа такие слова, да и уверится, что Господь наш – жесток и немилосерден. А ведь это неправда. Самая гнусная неправда! Все же как хорошо, что Господь и тут негорд – и исправляет, исправляет без устали наши косяки. Но хотя бы из уважения к этой негордости – можно же и самим как-то постараться не косячить?

12 Comments

  • Антон says:

    Ирина, если душа действительно настроена добрести до Бога, она до него добредёт, какие бы ей препятствия ни чинили и какими бы неуклюжими ни оказались встречающие её на пути священники. Просто многие, говорящие, что они ищут Бога, на самом деле ищут чего-то другого. Поэтому Бога не находят. А чтобы оправдаться перед собой и окружающими, жалуются на плохих священников и прочие внешние обстоятельства.

    Вот священник сказал всего одно неправильное слово. Ошибся, может от недостаточной богословской образованности, может, ещё от чего. И вы его тут пригвождаете к позорному столбу. И немилисердный он, и такой, и сякой. Но вам не кажется это фарисейством – обвинять в жестокости священника, пытающегося, как умеет, бороться с массовым уничтожением беспомощных детей? Он немилосердный, он достоин порицания. Лучше бы сидел и помалкивал, раз такой тёмный и злой. А люди, которые убивают детей, они какие? Добрые? Я говорю не только о матерях, но и о врачах, собственноручно убивающих детей, о мужчинах, которые сами подталкивают своих жён и любовниц к аборту, о мамашах, подругах и прочих доброжелателях, советующих избавиться от ребёнка, обо всяких говорящих (и пишущих) головах, доказывающих, что аборт – это ничего, обычная медицинская процедура. Они вашего внимания не привлекают. О них писать не интересно.

    А ведь аборты в современном мире – это хуже Холокоста. Иногда приходится слышать, как какой-нибудь прогрессивный господин возмущается немцами, которые жили себе при Гитлере обычной жизнь, когда рядом убивали евреев. А мы – такие гуманные и просвещённые – живём себе спокойно и весело, когда рядом убивают самых беззащитных людей, какие только есть на свете. И делают это не нацистские палачи, а наши же знакомые, родные, соседи, которым мы мило улыбаемся каждый день. И их мы не обличаем, не возмущается их жестокостью. Они – обычные, нормальные люди. А вот священник, который не может спокойно жить, когда рядом с ним убивают детей – он плохой, только потому, облекает своё возмущение в недостаточно грамотную и деликатную форму.

  • Антон says:

    Вы только не поймите меня неправильно. Я вовсе не считаю, что священников нельзя критиковать. Но сейчас нападки на священников и вообще на Церковь стали модным трендом. При этом зачастую критикуют люди (конечно, я не имею в виду вас), которым в голову не приходит хоть немножко покритиковать себя. Сам я живу как хочу, делаю всё, что хочу, говорю, что в голову взбредёт, а вот священника подайте мне идеального. А откуда возьмутся идеальные священники, когда народ, мягко говоря, от идеала весьма далёк? Из каких пробирок их вырастят?

    Извините за избыток эмоций. Просто последнее время я что-то всё больше ужасаюсь тому, что творится с людьми. В начале 20 века говорили: “Монастырь стал как мир, а мир стал как ад”. Я не берусь судить о том, каков сейчас монастырь, но мир наш – подлинный ад. Комфортный, гигиеничный, сытый – но ад.

  • admin says:

    Антон, случай с нашим знакомым – это случай, когда человек и не искал Бога, но Бог его нашел сам. Это совсем иное.

    Теперь по поводу абортов. Я не пишу о том, что нерожденных детей убивать нельзя не потому, что эта проблема меня не касается. А потому, что считаю это само собой разумеющимся. Для меня сказать, что аборты делать нельзя – то же самое, что сказать, что нельзя убивать людей, нельзя насиловать ни детей, ни взрослых.
    И одновременно я понимаю, что есть случаи, когда я не могу кричать: “Сохрани жизнь любой ценой”. Потому что есть в жизни случаи, когда нет у нас морального права так кричать. Я уже писала о докторе Перл и абортах в Освенциме. Я писала о случае с моей подругой, которая по халатности врачей, пропустивших патологию на ранних сроках, родила ужасно больного ребенка, у которого вся спина была с позвоночником и спинным мозгом наружу – и это были такие муки, что к девочке врачи и медсестры заходили по очереди, кому мучить ее и обмывать, а родители ее поседели, будучи молодыми людьми, пока ребеночек не умер.
    Да, можно и нужно бороться с абортами, с безответственностью и легкомыслием в наше время контрацептивов. Да только иногда борьба эта заканчивается тем, что детей на свалках находят или они при живой матери в аду находятся, потому что она ребенка ненавидит, она не хотела его рожать, ей его не поднять и она его сознательно или бессознательно убивает, мстя за то, что он есть. А мне нужно вам, Антон, про российские детские дома говорить? Или сами читали и знаете?
    Да, можно потом говорить, что зато вот живой, шанс есть жизнь прожить достойно… Да только те, кто через этот ад проходил, иногда такое рассказывают, что у меня, грешницы, иногда нет-нет, да и закрадется мысль: Боже мой, Боже, может, лучше было бы сразу? Помереть не будучи рожденным? И как Иов опускаю голову – не мне судить, Ты веси, Боже.
    И есть ситуации, когда “как умею борюсь” – не работают. Тем более для пастырей. Это азы богословия, Антон, азбука. Речь не идет о каком-то сложном богословском вопросе, не имеющем четкого толкования. Речь идет об азах православия – о том, о чем писали богословы едва ли не тысячу лет назад.
    Священство несет огромную ответственность, Антон. И в начале 90-х, когда церковь только поднималась из руин, действительно стыдно было критиковать батюшек, которые еще вчера были представителями каких угодно профессий. Нынче 21 век на дворе, церковь уже четверть века никто не гонит. И через 25 лет после гонений выходить к людям с проповедью об участи некрещеных младенцев, да еще – как Вы правильно заметили, – когда модно стало священников критиковать… Ну я не знаю, это действительно как-то очень уж непродуманно.

  • Антон says:

    А вы уверены, что он под словом “непрощённые” имел в виду, что эти дети пойдут в ад? Мне, честно говоря, не очень понятно, что он хотел сказать.

    А вопрос о загробной участи детей, убитых до рождения, по-моему остаётся без однозначного ответа. Встречаются разные мнения, но, похоже, Бог просто не открыл нам, что с ними будет. Конечно, я, как и вы, очень хочу, чтобы они спаслись. Но решать их участь будем не мы с вами, а Бог. Или вам известны какие-то авторитетные богословские мнения на этот счёт? Если да, поделитесь! Меня это тоже очень волнует.

    Что касается детей, живущих при матери как в аду, вчера только в очередной раз прочёл слова Гавриилии Папайянни: “Лучше ад здесь, чем в ином мире”. (Кстати, вы о ней что-нибудь знаете? Необыкновенная женщина, с очень нестандартным жизненным путём.) Тем более, что иногда выросшие в адских условиях дети становятся святыми и сами дают людям бездну добра. Например, блаженная Матрона Анемнясевская: https://azbyka.ru/days/sv-matrona-anemnjasevskaja-beljakova

    Я прекрасно понимаю ваши чувства, но мы, люди, не имеем правам решать, рождаться зачатому ребёнку или нет. Это запредельная наглость. И расплата за неё неминуема. Я одно время бывал на расстановках по Хелингеру. Там работа идёт в группах и волей-неволей узнаёшь, откуда у людей какие проблемы. Так вот, почти у всех женщин их психологические проблемы, порой очень тяжёлые, несовместимые с нормальной личной жизнью, были вызваны абортами. Мало того, страдали от последствий аборта и их живые дети. У них у всех развивалась подсознательная тяга к смерти, результатом чего были большие трудности в жизни, в отношениях с людьми. Дети, у которых были абортированные братья и сёстры, часто сами не могли создать семью, а если создавали – семья была психологически неблагополучной. Все сторонники свободы абортов, которых мне приходилось слышать, об этом не знают или не хотят знать. Говорят, что это мракобесие, чушь. Но факты – упрямая вещь. Кстати, есть очень хороший рассказ у Владимира Солоухина “Девочка на урезе моря”: http://mirror3.ru.indbooks.in/?p=472569

    Ещё очень сильное впечатления на меня произвела врач-гинеколог, которая вела первую беременность у моей жены. Поразительно мрачная, тяжёлая женщина, больше похожа не на врача, а на тюремщицу. Отчего это? Наверное, оттого, что приходилось делать аборты. Жена мне говорила, что гинекологи вообще резко отличаются от других врачей, в чьи обязанности убийство не входит.

    А батюшки… Ну, да, они не идеальны. И порой делают ошибки, говорят глупости. Но вам приходилось вблизи наблюдать жизнь приходского священника? Какой это огромный труд, какие нагрузки, как беспощадно, потребительски к ним относятся люди, как придирчиво наблюдают за каждым шагом, сколько распускают сплетен, клеветы! Я имел возможность видеть, как трудятся и живут обычные русские священники, и после этого у меня пропало желание их критиковать. Потому что сам я так жить не смог бы – у меня для этого эгоизма слишком много и нервы недостаточно крепкие. А люди критикуют их по всякому поводу, а если повода нет – придумывают, хотя большинство таких критиков не вынесло бы и десятой доли нагрузок, которые несёт среднестатистический русский батюшка. Я уж не говорю о нагрузках матушек, которые обычно поднимают кучу детей практически в одиночку – ведь муж не принадлежит ни себе, ни семье. Конечно, есть среди них и неприятные исключения, но большинство-то – великие труженики, отдающие себя людям.

    • admin says:

      Антон, видите ли, у меня действительно есть странное свойство, мне рассказывают вещи, которые я потом не знаю, куда девать в своей голове. Так вот, я буду говорить в общем и целом, но поверьте, я не вру, мне это рассказывали женщины возраста моей бабушки и моей мамы, много рассказывали, поэтому я как бы имею достаточно широкое представление, о чем говорю. В СССР была чудовищная, кошмарная ситуация с контрацептивами. Больше скажу, аборт в стране побеждающего атеизма являлся хоть и болезненной, но как бы это помягче выразиться… стандартной операцией. Ну залетела, ну пошла почистилась. Так вот, женщина с одним-двумя абортами считалась прямо-таки счастливицей, которую очень бережет муж. Антон, практически каждый мой ровесник – имеет нерожденных братьев и сестер. Ровесники наших родителей – могут иметь десятки таких вот так и не пришедших в этот мир.

      Так что либо мы уже парой-тройкой поколений за исчезающе редкими исключениями, согласно Ваших данных, всем скопом имеем тягу к смерти и несовместимые с личной жизнью проблемы, либо все же надо как-то избегать обобщений. Насколько я знаю эту изнанку женского мира, раскаяние и проблемы имеют женщины, которые понимали, на что идут, и мучались совестью. Но я знаю много дам, которые до сих пор относятся к прерыванию беременности как к некой медицинской процедуре вроде удаления родинки. И своих детей они не заражают этим неврозом – потому что действительно совершенно спокойны по этому поводу. В моем родном городе главврач женской консультации с гордостью сообщала, что у нее около 40 абортов, ну и сами понимаете, скольких она вычистила своими руками. Никаких мук совести (не знаю, что там было потом, но на момент моего пребывания на родине – кристалльно ясная незамутненная душенька без рефлексий).

      По поводу участи некрещеных младенцев и причисляемых к ним умерших от аборта или внутриутробно. Насколько я помню, их поминают вместе с избитыми Иродом младенцами, которые пострадали за Христа, но умерли некрещеными.
      Св. Ефрем Сирин пишет: «Кто умер во чреве матери и вступил в жизнь, того (Судия) сделает совершеннолетним в то же мгновение, в которое возвратит жизнь мертвецам. Младенец, котораго матерь умерла вместе с ним во время чревоношения, при воскресении предстанет совершенным мужем и узнает матерь свою, а она узнает детище свое. Невидавшие здесь друг друга увидятся там, и матерь узнает, что это ея сын, и сын узнает, что это его матерь… Равными воскресит Творец сынов Адамовых; как сотворил их равными, так равными же пробудит и от смерти. В воскресении нет ни больших, ни малых. И преждевременно родившийся возстанет таким же, как и совершеннолетний. Только по делам и образу жизни будут там высокие и славные; и одни уподобятся свету, другие — тьме». Он же писал о тех, кто извергает младенцев из чрева как о великих грешницах, которые если не покаются, уйдут в ад.

      Феофан Затворник: «А дети – все ангелы Божии суть. Некрещеных, как и всех вне веры сущих, надо предоставлять Божию милосердию. Они не пасынки и не падчерицы Богу. Потому Он знает, что и как в отношении к ним учредить. Путей Божиих бездна!» .

      Кстати, самым непримиримым по отношению к таким младенцам был блж. Августин, который считал, что некрещеные младенцы не освобождены от первородного греха. Ну кто я такая, чтобы спорить, но снова – возвращаясь к некрещеным Вифлеемским младенцам… Ну уж они-то не были крещены, но разве можно сказать, что спасение для них закрыто?

      И уж тем более я не претендую на распределение мест в Царствии Божием. Я просто читала то, что пишут богословы, и думаю, что Господь наш милосерд – и не оставит невинных нерожденных детей непрощенными.

      Да, я знаю, что такое жизнь приходского батюшки, Антон. Больше того, знаю, что такое нищая жизнь многодетного приходского священника на Украине с ее адским отношением к московским церквям. Но знаете, что я скажу? Вот когда ваша жена перестанет вас пилить (допускаю, что это бывает редко, но вот если совсем прекратится), Антон, вот тогда бухайтесь ей в ноги и со слезой спрашивайте, почему она вас разлюбила 🙂 Пока жены ворчат, они испытывают эмоции и пытаются что-то изменить к лучшему. А вот если умолкают – все, браку конец. Наступило равнодушие, когда становится все равно, что там человек говорит и что делает. Я крайне отрицательно отношусь к критике церкви извне, хоть стараюсь и не лезть в дискуссии, иногда срываюсь и достаю шашки. А внутренняя критика – полезна. Она не дает закоснеть и превратиться в бронзовый монумент самим себе. Как только прихожанам нельзя открывать рот – это уже попахивает сектантством.

      Больше скажу, давайте сменим профессию и посмотрим на тот же пример. Итак, жизнь российского (ну или украинского) врача или учителя – тоже крайне тяжела, много работы, мало денег, стрессы, переработки. Но если ваших детей начнут вдруг диагностировать и вместо кори поставят диагноз “острый аппендицит”, и просветят, что формула воды – H2N04, то аргументы о стрессах, безденежье и тяжелом положении просто не сработают. Так и тут… Даже уже не о конкретном священнике речь – а вообще о тех, кто утверждает, что абортированные младенцы не будут спасены… Ну это и правда, как спутать корь и аппендицит. Повторяю – это азы богословия. (Кстати, с этой моей статьей вообще вышло лыко в строку, у нас эта тема была темой воскресной проповеди в храме, а наш батюшка у Осипова учился и часто его книги и статьи использует) и вдруг я нахожу такой вот перл. И тут же подумала: вот сидит какая-нибудь мамка, которая по молодости да глупости совершила этот грех, покаялась, но мучается (а я знаю, Антон, знаю, как это мучительно, я больше скажу – у меня были мысли об аборте, когда я забеременела, так я даже по поводу МЫСЛЕЙ уже 13 лет от стыда изнемогаю, хоть и покаялась. А то – совершить такое). А те, кто осознали, что наделали, хоть и каются, но десятилетиями оплакивают эти свои грехи. Так вот, представляете, сидит такая мамка, покаявшаяся, но все равно совестью измотанная, а ей хрясь и выдается: ты, милая, раз покаялась, то и в рай можешь пойти, а младенчик твой убиенный… Не, ну он непрощенный. Не встретитесь, ибо – вам по разным ведомствам.

      Вы себе представляете хоть на минуту реакцию такой женщины? Я – представляю. Именно потому, что знаю тех, кто уже восьмой-девятый десяток разменяли, по полвека своих убиенных детишек оплакивают… А им добрые пастыри напутствие такое дают. Потому и возмущаюсь, хоть и грех это. И знаю, что батюшки замотанные. Но потому и хочется хоть что-то таким женщинам сказать… Что есть другие точки зрения… А священник тут сказал, не подумав.

      Как-то так…

  • Антон says:

    Ирина, большое спасибо, что дали ссылки на святых отцов! Успокоили. А то я тоже переживаю за участь этих детей.

    Вы меня простите, что я так эмоционально бросаюсь на защиту священников. Просто у меня такое чувство, что сейчас идёт война против Церкви, и не только против Церкви, но и против всего нормального, что есть в человеческой жизни. В том числе, и в отношении абортов. Когда я слышу, что “женщина должна иметь право распоряжаться своим телом” и следовательно, убивать своих нерождённых детей, мне просто делается просто физически плохо.

    А по поводу психологических последствий аборта вы зря так скептически. Не знаю, как в Канаде, а России (и, надо пологать, на Украине) множество проблем в обществе вызвано именно этим. Когда тяжкий грех становится нормой жизни, это калечит души. Страдают даже те, кто сам его не совершает, потому что им пропитана духовная атмосфера. То же самое, касается и нынешней рекламы половых извращений на Западе. Беда не в том, что кому-то дали невозбранно право заниматься такими грехами – в конце концов, это дело их совести, а заглядывать в чужие постели нехорошо. Беда в том, что об этом сейчас так много говорят и показывают, причём в хвалебном ключе, что люди массово начинают считать нормой и даже чем-то положительным, что опять же уродует их души и становится серьёзным препятствием для их духовной жизни. Так же и с другими модными грехами.

    • admin says:

      Антон, в том-то и дело, что Вы мужчина и женских историй можете знать немного именно в силу того, что редкая женщина будет с мужчиной (если он не врач и не психолог) эту тему обсуждать. А я в силу половой принадлежности знаю таких историй тьму тьмущую – и самое ужасное, что массовые аборты были как раз не в современной России, а именно в СССР, где просто не было контрацептивов. Ровесницы моей прабабушки в стране с запрещенными абортами делали их себе сами спицами или вязальными крючками, а потом вызывали скорую, которая их прямо на кухонном столе и дочищала (вроде выкидыш случился). И все все понимали – но если заявить о самоаборте, и женщина, и врачи пошли бы по тюрьмам.

      Ровесницы бабушки – уже ходили по врачам и хотя бы не мерли от криминальных абортов. Ровесницы мамы – еще бывали в абортариях, но уже хотя бы имели доступы к спиралям (да, это абортивный метод, но он хотя бы женщину не калечит так, как оперативный аборт или спица). Антон, я не знаю НИ ОДНОЙ женщины в возрасте моей мамы или чуть младше, у которой не было бы аборта, Вы понимаете? НИ ОДНОЙ!!! Среди моих ровесниц такие уже есть – меня и сестру, скажем, Господь миловал. Многие мои подруги – тоже чисты в этом плане перед Богом. Поэтому на самом деле Вы просто не имеете даже отдаленного представления о карательной советской гинекологии (и слава Богу) и массовости абортов.

      Так что в СССР этот тяжкий грех действительно был нормой жизни. И сейчас хотя бы говорят о том, что аборт – это плохо. А тогда в абортариях висели плакаты “сохрани жизнь”, но среди женщин это было болезненной и неприятной, но необходимостью, причем этическая сторона вопроса была минимизирована. Так что приходитс признавать, что все мы, дети наших мам – совершенно покалеченное поколение с тягой к смерти и пр.

      По поводу священников – я сама их защищаю от внешних. Но отсутствие самой возможности открыть рот и сказать, что вот тут батюшка чето не то говорит, потому что у святых отцов – совсем другое написано – делает нашу церковь церковью, а не сектой. Вот в секте гуру всегда прав. И против церкви всегда шла война – любой христианин воин Христов, потому что сами понимаете, дьявол не дремлет. Иногда война была физической, на уничтожение христиан, сейчас – духовная. Поэтому Вам не кажется, Антон, только война – не сейчас, война – всегда.

      И последнее, на Западе не рекламируются половые извращения :)) Нет по телеку рекламы “занимайтесь гомосексуализмом, это модно и продвинуто” 🙂 Нет рекламы скотоложства или инцеста 🙂 А то, что показывают в положительном ключе… Поверьте, этот ключ многих стал раздражать. Если бы они как раз не вставляли всякий раз в фильмы этих товарищей (равно как и товарищей иных рас там, где их отродясь не бывало – вроде европейских сказок, где обязательно есть китаец и афроамер при дворе) – народ бы не был так раздражен. В этом-то и затык, что тут эффект обратный. Поэтому рекламой такое дело уж точно не назовешь…

      Кстати, мы уже начали движение по направлению к консерватизму, маятник уже начал движение в обратную сторону. Думаю, у нас в ближайшее десятилетие консерваторы возьмут власть. Скажем, в одной из провинций уже консерватор пришел к власти и его первым указом был опрос: хотят ли родители продолжать уроки секспросвета. И если хотят – с ними нужно согласовывать программу. Население стареет, Антон, а немолодые люди консервативны. Так что будем посмотреть.

  • Антон says:

    Ирина, я знаю, что в СССР с абортами было хуже. Я и имел в виду, что сегодня многие россияне страдают тяжелыми психологическими проблемами из-за того что аборты делали их матери и бабушки. Последствия греха, если в нем не каяться, передаются по наследству.

  • Антон says:

    А насчёт победы консерваторов, вы, кажется, слишком оптимистичны. Может, в Канаде она и состоится, но в Европе всё выглядит очень печально: http://radonezh.ru/2018/06/12/pered-tem-kak-prositsya-v-es

    • admin says:

      Она в любом случае состоится, Антон, и уж особенно в Европе 🙂 Население планеты стареет, а консерватизм – удел немолодых людей. Кроме того, новая европейская кровь (вы поняли, о ком я) быстренько напомнит о своих ценностях. Дайте время размножиться:)

  • Антон says:

    Да, в победу исламского консерватизма я больше верю. Только это как-то не радует.

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *

Copyright © 2009-2018 Заметки эмигрантки All rights reserved.