2

“Собибор”

Posted by admin on June 15, 2018 in Кинозаметки |

Режиссер: Константин Хабенский
В ролях: Константин Хабенский, Кристофер Ламберт, Фелисе Янкелль, Дайнюс Казлаускас, Сергей Годин, Роман Агеев, Гела Месхи, Михалина Ольшанска, Мария Кожевникова, Вольфганг Черны

История сопротивления человеческого духа бездушной машине уничтожения. В октябре 1943 года заключённые лагеря Собибор во главе с лейтенантом Красной Армии Александром Печерским поднимают восстание — единственное успешное восстание в нацистском лагере смерти.

К истории войны, особенно связанной с лагерями смерти и темой уничтожения евреев, у меня особенное отношение, тут не без голоса крови. Поэтому когда мне подружка Надюшка говорила не смотреть фильм, я некоторое время послушно его игнорировала, но все же не выдержала и глянула. А надо, надо было послушаться подружки.

Но давайте все-таки поговорим, что это за фильм.

Итак, в основе истории лежит реальный случай удавшегося побега из лагеря смерти. Вообще-то правильнее назвать лагерь СобибУром, потому что имя ему дала деревня в Люблинском воеводстве, где на ниве уничтожения людей трудились не только представители Рейха, но и наши с вами соотечественники, товарищи украинцы. Тот самый печально известный Иван Демьянюк – был охранником в Собиборе.

Лагерь находился в ж/д тупике, был окружен тройным кольцом колючей проволоки, причем одно из колец было заминировано – именно поэтому при побеге заключенные пробивались через главные ворота. Лагерь был открыт именно как лагерь смерти: в нем было в общей сложности уничтожено чуть больше чем за год существования около 250 000 евреев, а рабочих в нем было совсем немного, “профиль” был не тот. Раввин Леон Фельдхендлер и советский боец Александр Аронович Печерский возглавили подполье (у Печерского вообще был очень тяжелый путь, он попал в плен в октябре 1941 года, переболел в плену тифом, выжил и был отправлен в Собибор после неудачного побега из другого лагеря).

Фильм довольно близко к реальной истории показывает сам ход побега. Из почти 550 заключённых 130 не приняли участие в восстании (остались в лагере и были потом расстреляны), около 80 погибли при побеге.
В последующие две недели после побега немцы устроили настоящую охоту на беглецов, в которой участвовали германская военная полиция и охрана лагеря. В ходе поиска было найдено 170 беглецов, все они были тут же расстреляны. В начале ноября 1943 года немцы прекратили активные поиски. В период с ноября 1943 года и до освобождения Польши ещё около 90 бывших узников Собибора (тех, кого немцам не удалось поймать) были выданы немцам местным населением либо убиты коллаборационистами. До конца войны дожили лишь 53 участника восстания.

Восстание в Собиборе явилось единственным удачным лагерным восстанием за все годы Второй мировой войны. Сразу после побега заключённых лагерь был закрыт и стёрт с лица земли. На его месте немцы вспахали землю, засадили её капустой и картофелем.

Печерский вывел из лагеря нескольких бойцов, разыскал партизанов Беларуси и воевал в отряде Щорса до самого освобождения республики советскими войсками. Дальше (как тут не вспомнить цитату из фильма, где один из героев на вопрос, что позволяет Печерскому быть таким смелым, отвечает: “Потому что у него Сталин в сердце”) родное командование отправляет героя-партизана в штрафбат, где командиром оказался вменяемый человек по фамилии Андреев. Майор Андреев был настолько шокирован рассказом о побеге военнопленных из Собибора, что он ОТПУСКАЕТ Печерникова в Москву, где он выступает перед комиссией по расследованию военных преступлений нацистов. В комиссии состояли Вениамин Каверин и Павел Антокольский, которые записали рассказ и выпустили его в составе сборника “Черная книга”, где приводились свидетельства о геноциде евреев во время войны. На волне борьбы с безродными космополитами сборник был запрещен и издан в России только в 2015 году.

Печерников же вернулся на фронт и в 1944 году был тяжело ранен и признан негодным к военной службе. Он получил инвалидность, вернулся к семье, похоронил жену в 1945 году и женился вновь. Прожил в Ростове на Дону всю жизнь, в 1947 году попал под компанию борьбы с космополитизмом и на пять лет потерял работу (его больше нигде не брали и он жил на зарплату жены). Только после смерти вурдалака, чей профиль он, якобы, носил в сердце, Печерский смог устроиться на завод Россельмаш. 1963 году Александр Печерский выступил свидетелем обвинения на процессе одиннадцати охранников лагеря Собибор.
Александр Аронович Печерский умер 19 января 1990 года и похоронен на Северном кладбище Ростова-на-Дону.

Руководитель лагеря “Собибор” Штангль тоже имел своего рода биографию.

Родился в Австрии, был рабочим, пока не присоединился к нацистскому движению. Сделал стремительную карьеру, руководя программой эвтаназии. В марте 1942 года руководил созданием концентрационного лагеря Собибор, а через два месяца стал его комендантом и пробыл на этом посту до сентября этого же года. В сентябре 1942 года назначен на должность коменданта концентрационного лагеря смерти Треблинка. За время его руководства лагерем там было уничтожено около 700 (по другим данным 900) тыс. человек. В 1945 году вернулся в Австрию, где был арестован. В 1948 году с помощью системы «крысиных троп» организовал побег и через Италию добрался в Сирию, где жил под своей фамилией. В 1951 году переехал в Бразилию. Жил и работал в городе Сан-Пауло. В начале 1960-х гг. его личность была идентифицирована. В 1967 году Штангль был арестован бразильской политической полицией ДОПС и выдан властям Федеративной Республики Германии. В 1970 году приговорён к пожизненному лишению свободы. Умер 28 июня 1971 года в тюрьме Дюссельдорфа.

Это – реальная история, а теперь давайте поговорим собственно о кино.

Оно имеет возрастной ценз 12 лет, но скажу честно, Настасья будет смотреть этот фильм не раньше 18, потому что такого сладострастного показа разможженых черепов, мучительно умирающих от газа женщин, подробных показов расстрелов и убийств – надо еще поискать. Это предельно откровенная физиология, причем какова была потребность в ней – я до сих пор не понимаю.

Актерские работы.

Начну с Ламберта. У меня просто нет слов. Я знала, что он хороший актер, но так провести второстепенную роль, чтобы она все время стояла перед глазами… Он играл чудовище, живого мертвеца – и как он сыграл! Ребята, у меня кровь стыла в жилах. Он феноменально, при помощи минимальных мимических приемов творил со мной как со зрителем такое… Что я боюсь увидеть его лицо во сне. Правда, это одна из самых потрясающих ролей нацистов в мировом кинематографе.

На его фоне Хабенский – был восковой куклой. Противостояния антагониста и протагониста просто не вышло – на поединок характеров, внутренней силы двух людей, палача и жертвы, просто невозможно было смотреть, это было словно наблюдать за боксерским турниром, где Леннокс Льюис выходит против самого легкого дистрофика из того самого детского анекдота про прятки за швабрами. Одинаковое выражение лица Константина Хабенского и в любовных сценах, и в сценах наблюдения за казнями, и в сцене побега – реально угнетало. Ламберт показал человека, понимаете? Не окрашенное черной краской чудовище, а человека, который не в состоянии вызвать жалости, нет, он давно мертв внутри. Но на дне его выжженой души все еще живет едва тлеющая, едва живая искра света, воспоминание об искре… Глядя на него – ты выстраиваешь его жизнь и понимаешь, что там была поворотная точка, и выбери он иной путь, не было бы этой маски смерти и мертвых глаз, а был бы смеющийся любящий папка, обнимающий любимую жену и детей, возможно, воюющий за свою страну с нацистами, возможно – ставший бы героем.

Глядя на Хабенского – ничего не выстраивалось. Выстраивалось раздражение и желание смотреть на других актеров. Вот роли второго плана – это находка, это шедевры. Что нацистов, что узников. Ради именно этих ролей я и досмотрела фильм до конца. Филипп Рейнхардт, Дик Мартенс, Максимилиан Дирр – это было неподражаемо, это было жутко, страшно… Актеры показали настолько высокий класс игры, что я периодически просто забывала, что это художественный фильм. Сергей Годин, Дайнюс Казлаускас, Роман Агеев, Евгений Сармонт (особенно он) – выше всяких похвал.

Меня потрясла даже роль Михалины Ольшанской, той самой заклинаемой “Матильды”. У нее был практически эпизод, понимаете? И при этом – за пять минут экранного времени я надстроила всю биографию этой тонкой избалованной еврейской молодой женщины, мучительно погибшей в начале фильма.

Чего не скажешь об Аллочке Пипец (Марии Кожевниковой). Во-первых, подколотые губы и скулы. Твою ж мать, лагерь Собибор, еврейка в концентрационном лагере. Во-вторых, Мария изо всех сил изображала разные эмоции, но кроме “гордо вскинутого профиля” у нее ничего не получалось. В-третьих, холеная фигуристость – ну это явно не о недоедающей женщине, каждый день насилуемой нацистскими животными. У нее было предостаточно крупных планов, и если бы эту роль играла Касаткина, я бы уже сидела и заливала клаву слезами. Но увы, я скорее раздраженно стучу по ней маникюром.

Именно потому, что больную, страшную, горькую тему опять втиснули в прокрустово ложе пропаганды нового типа, тем более пакостной, что делают ее люди бездарные и за деньги, а не даровитые и за идею.

Это мог бы быть сильнейший по воздействию фильм, если бы Хабенский остался в режиссерском кресле и более бдительно отнесся к кастингу. Но он не остался – и фильм получился крайне неровный, где-то просто точечно бьющий прямо в открытую рану, а где-то невероятно раздражающий тем, что беспроигрышную тему обвертывают в какой-то хрустящий блискучий фантик.

2 Comments

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *

Copyright © 2009-2018 Заметки эмигрантки All rights reserved.