7

О поведении барышень на мундиале

Posted by admin on June 29, 2018 in О человеке |

Прислал кореш мне ссылку на некоторое количество видеороликов во вконтактике… Эта соцсеть меня потрясает отсутствием цензуры, поэтому то, что я там увидела, относится к категории сильно 18+.

Я больше скажу, многие ссылки я просто не сумела досмотреть до конца – так стало противно. Ролики все были сняты на российских улицах и посвящались более, чем смелому поведению русских дам с приезжими футбольными болельщиками. Более, чем смелому, – это не только о том, ЧТО там происходило, но и ГДЕ. Вот тут я, как говорится, подвисла, потому что подобные вещи люди обычно делают как-то скрыто от посторонних глаз, а не среди бела дня под камеры телефонов.

С одной стороны, я, конечно, ожидала всплеска, скажем так, дамского интереса к болельщикам-иностранцам, но то, что этот интерес выльется такой лавиной и в таких масштабах и формах, оказалось для меня полной неожиданностью. Боюсь, теперь к стереотипам о России добавится еще один – и медведи с водкой покажутся детским лепетом.

И понимаете, я ж не бабка на лавке сидеть и цедить сквозь зубы: “Прррассститутки!”. Но я действительно шокирована и мне ужасно обидно, что подзабывшееся было “наташья” с нынешнего мундиаля может заиграть новыми красками.

Вчера набрела на текст какой-то молодайки о том, как она знакомится с иностранцами в Тиндере – с подробнейшим отчетом, чем мексиканцы и бразильцы лучше русских, а европейцы – лучше их всех вместе взятых. Под текстом куча комментов подружек по Тиндеру, которые присоединяются к мнению и рассказывают свои истории. Апофеозом эпистолярного жанра стал крик души какой-то идиотки, которая пошла с бразильскими болельщиками в нумера вместе с подружкой, обменялась партнерами, осталась довольна, не забыв сравнить с местными своими мужчинами, и попросила помощи клуба, ибо случка прошла незащищенной, и “подружке повезло, она беременная и собирается замуж за своего парня”, а вот у авторши приключился затык: она спрашивает, как скоро можно понять, что ты беременна и как понять, от кого.

Сломавшись на “подружке повезло, она беременная”, я и пришла писать этот текст.

Повторяю, я не собираюсь обсуждать тут моральные качества своих соотечественниц, жизнь на западе научила меня тому, что с женскими моральными качествами сейчас вообще большой напряг. Я хочу о другом поговорить – эти моральные качества не просто так возникли и развились. Тут ведь немного повыше надо брать. Чтобы девушка имела эти самые моральные качества, у нее должны быть перед глазами авторитеты и некие застывшие формы моральных норм. Как жительница очень маленького городка, скажу так: промискуитет у нас был вполне даже на уровне, НО! Я помню, что и мои одноклассницы, и девчонки постарше все же с большим презрением отзывались о “давалках”, причем в давалки попадали те, кто по нынешним временам – так и вообще вел себя в высшей степени пристойно. О мальчишках – вообще молчу, мальчики относились к “давалкам” как с спермоприемникам и хотя регулярно навещали их в будуарах, но “высокие отношения” типа “мы ходим с ней” осуществляли на “честных девчонках”.

Никогда не забуду, как один из моих воздыхателей разочаровался во мне, когда я накрасила губы (причем товарищ был отпетым дворовым хулиганом).

Понимаете, о чем говорю? Наше проклятое поколение, жившее в момент смены идеалов, наш маленький шахтерский город с южным темпераментом жителей, наша подростковость и склонность к бунтам – все это никаким образом не отразилось на пусть идиотских, пусть расколотых – но представлениях о том, какой должна быть девушка. Прошло время – и что мы видим в качестве предлагаемого массового женского идеала?

Масс медиа предлагают вот это:

На фото отчетливо наблюдается тюнингованная тетка-содержанка, которая преуспела по жизни, присосавшись к правильному мужику. Что татлеровские “багини”, обозначаемые “светской элитой России”, что едва понаехавшие в столицу бывшие колхозницы из условных Зажопинсков, – все стремятся зацепиться в столице при помощи какого-нибудь мужика, который потом уже разрулит, подложит пуховую подушечку и, буде счастливица вытащит совсем уж козырную карту, – женится и осчастливит. Героини сериалов, полноформатных фильмов, модные гурыни и прочие магниты для глаз растущих девочек – обязательно являются прилагательным к какому-нибудь существительному, желательно чиновничьего разлива. Из каждого чайника льется розовая водица о том, что успех женщины – в статусе мужчины, с которым она проживает.

Есть и второй условный типаж – типа селф-мейд. Никаких особенных образований у дамы не имеется, а имеется бизнес. Который, при малейшем внимании, обращенном в историю, так сказать, получения – снова упрется в мужчину (папу, мужа или любовника).

Понимаете, по сути нам показывают разные виды проституции и способы продажи себя, от “дизайнеров интерьеров”, получающихся из провинциальных тупых шлюх, правильно конвертировавших свежесть и молодость в получаемые ништяки, до “помощниц депутатов и мэров”, прибавляющих к свежести и молодости какой-нибудь дипломчик громкого вуза платного отделения, и имеющих статус шлюх интеллектуальных, которых можно и пацанам предъявить без зазрения совести, что где-то что-то ляпнет.

Ну хорошо, разобрались с транслируемым идеалом. А что у нас в качестве альтернативы? Да вот это!

Ревнители благочестия нам тоже предлагают белый (ну или серенький, черненький или коричневенький), но все равно чтобы скромненько было и в пол. Ноль косметики, взгляд долу и почаще у старцев благословение брать на благие дела. Читая православные сайты, я все никак не могу взять в толк, а где они? Яркие, веселые, остроумные, стильно одетые православные женщины, которым хочется подражать? Вы меня извините, но когда мне было 15 лет, меня бы ни коим образом не соблазнила “духовная девушка в белом”, чтобы уподобиться ей. Ну вот так получилось, что девчонкам хочется одеваться, модничать, кокетничать, пробовать разные стили и хорошо выглядеть. Им же в качестве альтернативы предлагается запредельная “православная мода”, идеал “многочадия” и какие-то приблажные “матушки” с текстами о любви и верности, написанные зубодробительным русским языком и снабженные “духовитыми” фоточками в объятиях бородатых полноватых супругов.

Ребята, я не против ни многочадия, ни скромности, но вспомните себя подростками и молодыми людьми. Ну кого соблазнит серое платье с платком в нахмурку в качестве моды?

В каком припадке благочестия пятнадцатилетка захочет выглядеть вот так? Какая двадцатилетняя девчонка будет выслушивать о многочадии как призвании в жизни?

Вот и получается, что содомский идеал льется изо всех утюгов, а альтернативы ему – нет. Не нужно говорить, что то, о чем я только что написала, – это альтернатива. Это пародия, а не альтернатива. Потому что мой весьма обширный круг общения, содержащий кучи всяких людей, дает мне возможность хотя бы приблизительно судить о том, что думают о нас, православных, внешние. И уже не раз и не два я слышала, что наша вера – унылая, мрачная и слезливая. И все аргументы, что православие – религия радостная, разбиваются о примеры, которые внешние видят каждый день. Все те же серые платьичка и суровость в очах, разговоры о древнем благочестии и “вотраньшебыливременах”.

И пока нет альтернатив, нет ярких модных православных женщин, разговаривающих нормальным языком об актуальных темах, пока они не станут героинями фильмов, передач, песен, пока они не расскажут о том, что православная жизнь – это еще и получение образования, это пребывание в самых современных трендах в культуре и искусстве (не эрзацах, а именно культуре и искусстве), это разные возможности: хоть стать женой и мамой, хоть – защитить диссертацию и стать ученым, хоть пойти на военную службу, хоть уйти в монастырь, и все эти возможности – одинаково почетны, радостны и угодны Богу… пока речь идет о “скрепах” и “особом духовном пути” – ничего не изменится. Выбор будет совершенно очевидным. И результат – тоже.

Понятно же, что не особенной шлюшести наших женщин дело, а в том, что каждая надеется отхватить своего мужика и свалить, а вдруг. А еще в усталости… В усталости от того, что на десять девчонок сейчас приходится не девять, а едва ли три нормальных мужчины, а не алкаша, нарка, зека или гея. В усталости от того, что этот демографический перекос делает мужиков разборчивыми и переборчивыми, а разборчивость и переборчивость не способствует тому, чтобы женщину холить и лелеять (на твое место очередь стоит), так что радуйся, что я с тобой, хоть пузатый, хоть вонючий, хоть туповатый, хоть ленивый.

В общем, ребята, хоть и понимаю я все головой, а все равно обидно… И баб наших непутевых жаль, и обидно, что как-то все у них вкривь и вкось… И государство на них забило – из телевизора гонит всякую хрень, забивает головы помоями. И церковь как-то на массы еще не может воздействовать, да и нет у нее такой задачи глобальной. А в результате… Ну что в результате… к 8 марта детишек будет много разных. Новых детишек 🙂 Интересно, как их называть будут? Мундиалята?

7 Comments

  • Антон says:

    Ирина, я хорошо понимаю ваши чувства и с большинством ваших мыслей согласен. Но с вашими ламентациями о какой-то ненормальности церковных православных женщин я решительно не согласен. У меня душа радуется, когда прихожу в храм, особенно в праздник, и вижу женственно, со вкусом и при этом целомудренно одетых женщин, нарядных девочек, опрятных благообразных старушек. Но главное -не одежда, а выражение лиц. Серьёзное, сосредоточенное. Конечно, церковь привлекает и людей со всякого рода психическими проблемами, которые и выглядят соответственно.Но это уже отдельная тема. А выйдешь из храма – и как в другую страну попадаешь Полные тётушки в обтягивающих лосинах и курточках на бесформенных телесах, молодые девчонки в папуасских пирсингах и татуировках, футболки с дебильными картинками и дурацкими надписями, у многих волосы выкрашены в противоестественные цвета.

    И насчёт “пребывания в самых современных трендах” я с вами тоже не согласен. В нашем постхристианском обществе практически все эти “тренды” носят антихристианский характер, и задача православного христианина не задрав штаны бежать за трендами, а говорить решительное “нет” всей этой дряни, что ломится в наши сердца. Слышали песню “Сделано для обезьян”? Послушайте!

    Время на земле нам отпущено мерой, и силы наши ограничены. И глупо тратить их на то, что не принесёт нам пользы в вечности.

    И в миссионерском плане попытки доказать миру, что православие – это современно и прикольно, приносят только вред. Потому что это неправда. Христос пришёл на землю не для того, чтобы мы поприкалывались. Он зовет нас к жизни трудной и серьёзной. В этой жизни есть радость и счастье, но они совсем иного сорта, чем те, которые предлагают людям ” современные тренды”. Мы просто обязаны быть не такими, как все, иначе зачем вообще нужно православие? Мы должны плыть против течения. От правславного человека должен идти тихий тёплый свет, какого не бывает от материалистов. И вот к стяжанию этого света должны быть направлены основные наши усилия, а не к стяжанию эрудиции, поверхностной весёлости и прочих погремушек.

    • admin says:

      Антон, вам, очевидно, очень повезло с приходом и особенно священником, который не требует от женщин “выглядеть по-православному”. В том-то и дело, что мои подруги, подчеркну – верующие православные женщины – очень часто жалуются на то, что прихожанки одеваются “духовно”, считая под духовностью – серые мешки с дырками для рук и головы. Да и сайты православной моды в 90 процентах предлагают жуть (по цене подиумной одежды). Ну то есть я могу судить по рассказам подруг, сайтам моды и своим воспоминаниям о поездках на родину, что с этим делом в очень многих приходах просто очень печальная ситуация, особенно вдалеке от столиц, где все же публика разная. И вы сами говорите – выходишь из храма, а там лосины, футболки и пирсинги. То есть очевидная безвкусица. Но все эти барышни в пирсингах и лосинах с транслируемым идеалом содержанки в голове видят в церковных женщинах “серьезное и сосредоточенное выражение лиц” плюс в большинстве случаев темную мешковатую одежду. А представьте, если бы они увидели УЛЫБАЮЩИХСЯ (не ржущих, а улыбающихся) красиво одетых женщин в ярких платках, красивых стильных платьях… Что же это, как не миссионерство? Они ведь могут задуматься, что за церковной оградой, жизнь не заканчивается, а начинается, что там женщина не перестает быть красивой и радостной…

      В том-то и дело, что на Западе к прихожанкам по поводу одежды не цепляются вообще… Заходят молодые девки в лосинах и футболках (бывает, забредают и такие), оглядятся вокруг и увидят красиво одетых женщин в платьях и юбках. Им никто слова не говорит, но мы, бабы, народ чувствительный. А уж стиль чуем на молекулярном уровне 🙂 Смотришь, в следующий раз в платьичке каком пришла или юбочке. Я сколько раз у нас это видела – и ни одна наша бабулька ни разу даже нос в сторону лосин не повела. А потом и втягиваются девочки… И говоря о современных трендах, я о моде говорила 🙂 Мода же дело такое – там сразу несколько тенденций входит в актуальность, и если в рваных штанах в храм не пойдешь, то, скажем, в длинной многослойной тюлевой юбке – да пожалуйста. И вот уже красиво и модно одетая женщина выходит из храма, а внешние видят, что она не завернулась в саван, а следит за модой, выбирает для себя подходящее. И делают вывод, что в православной храме ты как женщина не помираешь, а наоборот – возрождаешься. Это наши женские штучки, Антон, но кабы вы знали, как они работают.

      И по поводу православие – “это прикольно”. Я первая против такого подхода, видела в Германии, во что превращается этот слоган. Но православное христианство всегда ходило по краю – кажется, Льюис сравнивал церковь с кораблем, устремленным в вечность, но плывущим по водам времени. И это очень важно – не забывать, что под тобой все же вода времени. Вы ведь знаете, что Евангелия написаны на койнэ, греческом диалекте, который носил повседневный характер. Это если сейчас взять и перевести их на абсолютно современный русский язык, которым разговариваем мы с вами. Апостолы еще и словечки всякие употребляли… скажем так, на грани. Это в переводе их облагораживали, а в оригинале развеселые вещи там содержатся. Я в лекциях Кураева это слышала и сильно удивлялась. То есть с самого начала с людьми разговаривали на понятном им языке без всякого “высокого штиля” и ссылок на древнее (тут уж читай “фарисейское”) благочестие. Так что уже Евангелие на обязывает нас быть суровыми ревнителями и носителями “тихого теплого света” 🙂 Люди разные – и свет от них может исходить разный. Кто-то может ровно светить тихим теплым светом. Кто-то – быть яркой зажигалкой, умеющей пошутить, посмеяться вне дверей храма, заставить и людей улыбнуться и на время забыть о сложности жизни. Кто-то – может вообще еле теплиться, но главное – что огонек хоть маленький, но продолжает гореть.

      Внешние разные – и мы можем быть разными. На Валааме я встречала веселого монаха, который шутил и пару раз заставил меня, новоначальную и впервые попавшую в такое святое место, улыбаться. А я-то думала, что нужно ходить с серьезным видом и блюсти лицо. Это совершенно разорвало мой шаблон и я, кстати, до сих пор молюсь об этом дьяконе. Он мне показал, что православное монашество – это не клобуки, черные рясы и исплаканные глаза. Наверное, дьякон Трофим и показал мне, сам того не ведая, что православие – религия радостная. И сколько же раз я потом слышала: “Оказывается, у вас там нормальные люди и нормальные попы!” Подразумевалось под этим то, что люди впервые появлялись в храме и ЖДАЛИ, что их начнут шпынять и гнобить за неправильную одежду и неправильный ход мыслей. Антон, но откуда-то же эти ожидания взялись? Не просто же так люди сидели и боялись войти за ограду церкви?

      Вы совершенно правы, когда пишете, что против церкви идет война. Она идет всегда, шла всегда и будет идти всегда. И у нас, православных христиан, есть много задач, но есть и та, которая может показаться неважной в деле спасения собственной души. Показать тем, кто вовне – что у нас не только бои. ЧТо тут тоже есть место и красоте, и улыбке, и радости, и даже моде. ЧТо наша церковь – не плац и не карцер, что тут действительно люди умеют радоваться и находить жизненную опору.

  • Антон says:

    Я на сайты православной моды ни разу не заглядывал, но жена и её подругие заглянули и ужаснулись. С тех пор они посещают сайты мусульманской моды.

  • Антон says:

    Ирина, я опять с вами в целом согласен. В виртуальном общении иногда бывает трудно правильно понять собеседника, не видя его и не слыша. Поэтому иногда я возмущаюсь чем-то, что вы написали, а потом выясняется, что вы совсем не то имели в виду.

    Да, конечно, православная духовность вовсе не означает решительного отказа от чувства юмора, от шуток и улыбок. Для меня это само собой разумеется. А моя крёстная, которая привела (точнее, пинками загнала) меня в Церковь была такая большая модница, что да, она-таки раздражала более консервативных церковных женщин. При том, что была и остаётся твёрдой православной верующей, исповедуется, причащается, соборуется, соблюдает все посты и праздники, принимает бурное участие в приходской деятельности, близко знакома со множеством священников и т.п. Поэтому я никак не могу сказать, что стремление женщины хорошо выглядеть мне кажется чем-то ужасно бездуховным.

    Меня пугает другое. Сейчас у нас, после некоторой излишней хмурости, намечается крен как раз в сторону лёгкого и развесёлого православия. В котором “православность” каким-то непостижимым образом сочетается с любыми капризами и прихотями человека. Новое поколение православных хочет, чтобы у него и с Богом были прекрасные отношения, и чтобы при этом никаких некомфортных ограничений. Не хочется лишать себя праздника – так отпразднуем день рождения в Страстную пятницу, с компанией неверующих друзей, с водочкой, музыкой, танцами. Неудобно по какой-то причине связывать себя брачными узами, так поживём и без венчания, и без штампа в паспорте, у нас же Любовь. А когда Любовь прошла, то можно и разойтись. И для этого найдётся какое-нибудь благовидное оправдание. Можно постараться и даже какую-нибудь цитату из Библии за уши притянуть.

    Так же и в плане вероучения. Я был знаком с одной интеллигентной дамой, которая крестилась ещё в советское время и была этим горда. Считала себя христианкой. Но при этом занималась астрологией, зачитывалась Блаватской, требовала немедленного объединения православных с католиками, протестантами и тибетскими буддистами. Правда, потом на почве занятий астрологией у неё начались какие-то проблемы, она испугалась и больше потянулась к Церкви, но не знаю уж чем кончился её духовный путь. А другая московская дама, крестившаяся в 50 лет (и, конечно, у отца Александра Кочеткова), решительно отказывалась верить в существование ада. На довод – “О нём же в Евангелии написано!”, отвечала: “Евангелие писали люди.” И до сих пор для неё, по-моему, Дмитрий Быков остаётся большим авторитетом, чем Священное Писание.

    Знаю и более печальные примеры, даже среди людей работающих в Патриархии.

    А вот люди другого поколения, которые хранили верность Церкви в советское время, были иными. Я их застал, некоторые живы до сих пор. Они шли в Церковь не за приятными развлечениями, не за весёлой компанией, им нужен был Бог. И они были готовы ради Него отказывать себе во многом, порой во всём, тяжело трудиться и многое терпеть. На них смотрели как на ненормальных, их шпыняли, не пускали на тёплые местечки, шельмовали в печати, сажали в тюрьмы и дурдома. И тут уж было не до улыбок и не модных тряпок. И уже тем более не до “современных трендов”.

    Давайте подумаем. Вот мы, современные православные, для нас ворчание какой-нибудь сердитой старухи (которая, по сути, может быть гораздо лучше нас) – уже трагедия. Поститься по типикону нам невыносимо тяжело, физически невозможно, даже при наличии разнообразнейших и доступных по цене постных продуктов. Прожить Великий пост без светских развлечений – как взойти на Монблан. При этом мы все образованные, мы много читали, и богословие древних отцов Церкви нам кажется устаревшим, наивным, узким. Скучные они какие-то. Не в курсе современных трендов.

    А что будет с нами, если придётся терпеть реальные гонения? Как мы их вынесем? Я вот в себе совсем не уверен. Шуточками тогда ведь не отделаешься. И самый модный наряд не смягчит сердец гонителей. Что с нами тогда будет?

    Вопрос не праздный. За веру уже убивают. В Сирии, в Ираке, в Египте. Убивают и в России – вспомните нападения на храма в Хасавюрте и Грозном в этом году, в Южно-Сахалинске – несколько лет назад.

    Вот о чём бы хорошо задуматься.

  • Антон says:

    Ирина, простите, что отнимаю у вас столько времени, но ко всем своим сумбурным мыслям, хочу предложить интервью о современном состоянии Церкви и веры очень глубокого и мудрого человека: http://www.pravoslavie.ru/81772.html

  • admin says:

    Антон, иногда я и сама умею написать так, шоб было непонятно 🙂 У меня на работе такой дурдом, что мозги работают как-то набекрень.

    Слушайте, будете смеяться, но я тоже на мусульманских сайтах порой платьичка присматриваю. Вот дожили – христианки у мусульманок платья покупают… Мир реально свихнулся 🙂

    А знаете, ведь крен в сторону легкости и веселости – это не просто так крен. Это обратный ход маятника. Уверена, церковь (в смысле прихожан и священства) после гонений ищет себя, ищет линию, стратегию выстраивания поведения в изменяющемся мире. Это поиски себя после 70 лет разрухи. Уверена, маятник потом качнется еще раз и, если Господь не оставит, будет раскачиваться уже в золотой середине. Так что тут, наоборот, мне кажется, есть повод к осторожному оптимизму.

    Господь ведь с истинной верой, уверена, что Он не даст нам совсем уж “опротестантиться”, мы, люди, умеем напакостить и извратить, а Господь уже снисходит к нашей слепоте и глупости – и исправляет за нами косяки.

  • admin says:

    Я прочитала интервью с епископом. Хорошие мысли. Спасибо!

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *

Copyright © 2009-2018 Заметки эмигрантки All rights reserved.