0

Joffre Lake, закрытый гештальт

Posted by admin on July 29, 2018 in Канада |

Два года мы жили с незакрытым гештальтом – с посещенными двумя озерами вместо трех. Тогда, два года назад, Настя почувствовала себя на трейле плохо и мы должны были спуститься, так и не дойдя до третьего озера у самого ледника. Но знаете, что? Нет худа без добра – мы едва дошли до машины и хлынул дождь, это во-первых. И во-вторых, у нас не было тогда хайковой обуви. А это было огромной ошибкой. Но обо всем по-порядку.

Нашу Британскую Колумбию после холодного и дождливого июня накрыло такой волной жара, что все, кто может, спасаются либо у океана, либо на горных тропах. После великого и ужасного восхождения на Ставамус, мать-ехидна, разумеется, решила, что раз так жарко, надо срочно ехать туда, где томится без семейки Адамсов непосещенное третье озеро с небывалого цвета водой.

И если на Ставамус нам пришлось вставать рано, то на Джоффре, находящееся в 200 километрах от Ванкувера, подниматься с кровати пришлось в 6 утра. Под вопли и стенания невыспавшейся младшей Адамс семейство позавтракало, уложило рюкзак и двинулось к машине, где наша девица немедленно упала в объятия Морфея, а мы с ветерком устремились вперед к приключениям.

Дорога на Джоффре идет через потрясающие по красоте места. Сначала – вдоль океана, вернее, вдоль того его залива, который вы видели в прошлом посте о Ставамусе – с изумрудного цвета водой. Этот оттенок воды виден даже на снимках со спутника. Все наше побережье изрезано тем, что норвеги называют фьордами – и вот вдоль такого фьорда и проложена дорога. Знаете, что самое интересное? Следить, как постепенно ты отдаляешься от океана и вокруг меняется все. От климата до растительности. Чем севернее, тем все вокруг больше и больше напоминает Россию 🙂


Кстати, вот и Ставамус. Именно на нем мы были в прошлый раз. Сквамиш – последнее место, где еще хоть как-то можно услышать дыхание Тихого океана. За Сквамишем – все. С октября везде предупреждения, что нужно надевать на колеса цепи и быть готовым к езде в условиях снегопадов.

Эти фотографии я взяла из Сети, город называется Whistler, это олимпийский объект и курорт класса люкс, где, скажем, катается на лыжах младшая часть британской королевской семьи. Небольшой городишко – но абсолютно пряничного вида. На самом деле заняться там особенно нечем – это типичный курорт, где летом можно отдыхать от города на фоне совершенно буколической природы, а с октября – кататься на лыжах. Никакой культуры, никаких особенных достопримечательностей – одни дорогущие гостиницы и жилье престарелых миллионеров. Ну и обслуживающий персонал. Был один год, когда очень много гостиниц буквально разорилось, когда у нас была очень мягкая зима и в Вистлере не было снега. Сезон накрылся – а летом мы страдали от условий достаточно жесткой экономии воды: Ванкувер запитывается от тающих снегов и ледников. Нет снега – мало воды. По общей атмосфере Вистлер напоминает Баден-Баден – такой полный релакс, расслабон, никто никуда не торопится, все бродят по окрестностям и рассекают на велосипедах.

После Вистлера – цивилизация заканчивается. Это видно по качеству дорожного покрытия (до Вистлера все идеально, это ж Олимпиада), после Вистлера – видно, что дорога испытывает суровые условия – и машина уже не так летит, как раньше. Приходится кое-где притормаживать, потому что то там трещинки, то там неровности.

Какое-то время приходится ехать в условиях совершенно нечеловеческой красоты – между двух горных кряжей, покрытых лесом, а затем – пространство делает волшебный кульбит и ты попадаешь на Донбасс 🙂 Ну то есть, конечно, ты подъезжаешь к городу под названием Пембертон, но испытываешь такое стойкое дежавю, что иногда кажется, что буквально сходишь с ума.

Это все потому, что Пембертон лежит в довольно широкой долине, где растут тополя – возле океана тополей почти нет, а у нас в Луганске их было – просто завались.

Вот эта долина. Горы словно расступаются, и дают место реке и плодородным землям вокруг берегов. Но хочу сказать, что город производит крайне гнетущее впечатление. В этот раз в нем не было дождя, хотя обычно, если горы уже впускают в себя тучи, они начинают гонять их от кряжа до кряжа, пока не высушат облака до последней капли. Во-вторых, сама атмосфера – сильно угнетает. Насколько Вистлер расслабляет и поднимает настроение, настолько же, если не хуже, Пембертон угнетающе действует на психику. Причем мы не сговариваясь начали говорить, что нужно поскорее свалить уже из этого места. На самом деле весьма парадоксальное чувство – ты едешь вдоль реки, рядом – горы, вокруг – дома, фермерские хозяйства и поля. Но такое ощущение, что ты попал куда-то в очень темное и очень нехорошее место. То ли тут резервация, где индейцы поклоняются своим богам, то ли вообще место нехорошее. Но участок пути вдоль Пембертона – действительно очень тяжел морально. Я уже сто раз говорила, что не люблю слово “энергетика”, но пембертонская энергетика – очень темная, странная и вызывающая тоску.

Как только ты минуешь последнюю развилку города, машина резко начинает реветь движком – начинается подъем в гору. Серпантин. Есть подъемы настолько резкие, что рекомендованная скорость грузовикам на спуске с них же – 10 км в час. Это испытание не для слабосильных машин – я вообще не знаю, въедет ли на такую гору какая-нибудь легенькая машинка типа Смарта. Наверное, все же нет.

Где-то минут 15 подъема – и мы на месте. Парк Джоффре Лейк.

Несколько ошеломляющих (наверное) для русской ментальности вещей. Горы видите? Последний туалет (настоящий) – недалеко от ледника. Власти понимают, что люди есть люди, дорога есть дорога и в туалет ходить надо. Парк находится там, где НЕТ никаких сот, никаких сигналов и никакой цивилизации. Ты выходишь в абсолютную дичь и глушь, где живут лишь кучи диких зверей. Если все люди начнут ходить в туалет под всеми кустами, во-первых, сами понимаете, что будет с санитарией. И во-вторых, чем звери метят территорию? Ага. А теперь представьте себе тысячи посетителей начнут метить территорию вдоль тропы. Поэтому – настоящие туалеты. Не био-кабинки, а туалеты. И в каждом – имеется туалетная бумага и очиститель для рук. Всегда. Именно на трейлах становится ясным, как никогда – куда именно идет часть наших налогов. На поддержание троп в надлежащем виде – даже если это Бог знает, где. И на вот такие санитарные условия там, где любой подъем – это усилие, а тем более – с грузом.


Но я отвлеклась. Это – Первое озеро. Сразу со стоянки, пройдя метров 50, видишь синюю воду, поросшую зеленой водной растительностью. Это действительно нокаут в глаза – увидеть в природе воду такого цвета. Между двух гор – видишь снежные вершины. Это – наша цель.


Нижнее озеро – довольно мелкое, но большое. Вода в нем – достаточно теплая. Вдоволь налюбовавшись, можно идти дальше, ко второму озеру.
Сначала тропа ведет себя достаточно гуманно. Подъем небольшой, дорожка удобная и без камней-корней. А затем – начинается достаточно крутой подъем вверх.
Надо сказать, что после Ставамуса мы как-то очень резво начали подниматься и обнаружили, что буквально летим вверх, особенно тренированная мисс Адамс. Мы останавливались фотографировать, а она налегке припустила наверх и еще и ждала нас на площадках с поваленными деревьями (там можно отдыхать, чтобы не садиться на валуны).

Дорога идет возле шумливой горной речки, текущей из Второго озера в Первое.


Речка иногда становится совсем уж норовистой, образуя водопады и воронки. Тропа становится тоже все круче и круче. Многие начинают задыхаться и все чаще отдыхать. Скажу так: в хайковой обуви и в спортивной – подъем кардинально противоположен. В прошлый раз нам было гораздо тяжелее (подозреваю, что и тренированы мы были в разы меньше тоже). Но сейчас – мы буквально взлетели ко Второму озеру, обгоняя всех, с кем начали подъем.


Кстати, я совсем не обрабатывала снимки. И небо, и вода – именно такие. Второе озеро прекрасно. В зависимости от того, как на него падает солнечный свет, вода меняет оттенок с нежно-изумрудного до глубокого аквамаринового.


Пока ты поднимаешься ко Второму – ты видишь словно зеленый бархат, на который брошен кусок бирюзы. Это Первое озеро. На самом деле камера совершенно не передает объема и масштаба. Горная котловина – огромная, ты смотришь на нее – и хочется взлететь.


Но эта благодать – очень коварна. Не даром трейл открыт лишь с июля по октябрь. Причем в конце сентября уже очень не рекомендуют туда ездить, потому что могут быть дожди и мокрый снег в горах. Вот, вы видите, что такое проход лавины. На самом деле это стволы деревьев, а не ветки. И вы, таким образом, можете оценить размеры камней.


По дороге встречаются совершенно ведьминские деревья 🙂






Я не фотошопила ни единой фотографии, но озеро действительно меняет цвет в зависимости от вашего положения – то есть под каким углом на него падает солнце. Второе – уже очень холодное. У вас возникнут проблемы, если вы будете держать там погруженную руку – секунд через десять рука начнет болеть от холода. Ну это как погрузить руку в горную реку, воду из глубокого колодца, зимнюю прорубь. Температура воды – вряд ли выше 3-5 градусов. Но отдельные смельчаки, распарившись на подъеме, умудряются купаться. Очень быстро, буквально на несколько секунд окунаясь в воду. Отдельные маньяки – могут поплавать секунд тридцать. Но это уже моржи, привыкшие к экстриму.

Потом вы удаляете от Второго и устремляетесь к Верхнему озеру, оно совсем рядом (можете себе представить, как нам было обидно не закрыть гештальт в прошлый раз, находясь буквально в двадцати минутах от вершины).


Верхнее озера – тоже праздник цвета для глаз.


Вот тут уже очень хорошо видно, как его запитывает ледник с голубым льдом. Вот это подковообразное нечто – это шумящий горный ручей, почти река, стекающая с ледника.


На этом фото видно, какого цвета ледник. Кстати, на него уже ходят самые альпинистски подготовленные, туда нельзя простым смертным.


Озеро – окружено огромными камнями, на них все пытаются скакать, как горные козлы, сидеть, греться, пытаются загорать, есть и делать странные селфи “я в задумчивости сижу у воды” 🙂 Если бы вокруг был песочек – это было бы идеальным местом, но увы. Вместо песочка – нехилые такие булыжнички.


Кстати, все время, что мы были на Верхнем, дул достаточно сильный ветер, вызывавший на воде прямо-таки ощутимую рябь. Как в горной котловине может образовываться ветер – осталось для меня неразрешимой загадкой природы. Но этот ветер – был хорошим подспорьем, чтобы не перегреться, хотя такой прохладный бриз является большой опасностью для тех, кто пренебрегает солнцезащитными кремами. Представьте себе – больше полутора тысяч метров над уровнем океана, рядом – вечные снега и ледник, рядом – вода. Сгореть – даже не раз плюнуть, в этом случае и слюней не понадобится. Свет солнца отражается сто тысяч раз и воздействует на кожу, преломленный многочисленными природными линзами. У меня на плечах лямка майки чуток сдвинулась и я не намазала одно место, буквально сантиметр на сантиметр. Ну это нужно было видеть – так солнышко еще периодически ныряло за облачка.


Вдоль троп – кто-то резал по дереву. Было не в лом тащить лобзики на верхотуру.


Это водопад на пути к Верхнему. Шумный и очень мощный. Кстати, в прошлом году недалеко от Ставамуса погибли три человека. Блоггерша попыталась сняться на фоне водопада, оступилась и упала в воду. Ее молодой человек и его друг бросились за ней – и вода, изрядно истерзав тела, отдала их только внизу. Так что такие прекрасные места могут быть очень опасными для городского человека, не понимающего, что такое силы природы – и оценивающие их с точки зрения просмотра киношек про Лару Крофт и Супермена.

Что могу сказать напоследок. Это потрясающий хайк, хотя он очень утомителен для водителя – четыреста километров в обе стороны, да подъем-спуск 11 километров. Трейл очень пыльный – нам пришлось стирать кроссовки и всю одежду. Но увидеть это непостижимое место – того стоит. Знаете, сидя на Втором (а мне оно нравится больше всего), я понимала, что если Господь сотворил наш мир таким прекрасным – каково же в раю?

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *

Copyright © 2009-2018 Заметки эмигрантки All rights reserved.