0

Об одном любопытном исследовании

Posted by admin on July 17, 2019 in О человеке |

Психолог Дж. Готтман провел несколько любопытных экспериментов в области семейной психологии, я тут ознакомилась на досуге.

Готтман известен тем, что умеет в 95 процентах случаев предсказать, распадется брачный союз или нет. Подобные умения пришли к нему на основании многолетних экспериментов, которые он проводил в своей лаборатории в компании супруги, которая тоже психолог.

Все те тысячи пар, которые проходили перед их глазами, условно они разделили на подтипы masters и disasters (строители и разрушители, если перевести). Строители жили в браках более шести лет и были счастливы, разрушители – быстро разводились или были очень несчастливы, что все равно рано или поздно приводило к разрушению семьи.

Готтман с женой проводили целый ряд экспериментов, включая подсоединение пар к электронным устройствам, считывающим физиологические параметры (нечто вроде усовершенствованного детектора лжи). Так вот, пары-строители могли эмоционально реагировать на вопросы, о чем-то спорить, но их физиологические параметры оставались в пределах нормы спокойствия. Разрушители, напротив, внешне вели себя предельно корректно, а вот датчики в это время зашкаливали – от пульса до анализаторов потоотделения. И чем шире эта разница между внешним спокойствием и зашкалом приборов – тем быстрее пара разведется.

Вы спросите, при чем тут физиологические параметры? А при том, что наше тело – не умеет обманывать. Если при общении с супругом тело выдает реакцию “бей и беги”, как при встрече с медведем, сопровождающуюся выбросом адреналина, то долго в таком напряжении люди жить просто не смогут. Они все время, даже на обычном бытовом уровне либо проявляют, либо ждут агрессию. Одна из пар, участвовавших в экспериментах Готтмана, умудрялась показывать зашкал датчиков даже при обычном разговоре: “как прошел твой день”.

Строители показывали низкие показатели агрессии даже если спорили. Созданная атмосфера интимности и расслабленности в этих семьях не дает выплескиваться агрессии, даже если пара ссорится или что-то обсуждает на повышенных тонах.

Готтманы заинтересовались этим феноменом и попробовали пойти дальше. Они создали в лаборатории макет очень уютной и хорошо обставленной квартиры и попросили добровольцев прожить в ней пару дней так же, как они жили у себя дома. На бытовом уровне лабораторная квартира не давала никакого повода почувствовать дискомфорт – поэтому пары общались совершенно свободно без необходимости ходить на работу. Они могли готовить, читать, разговаривать, слушать музыку. На протяжение всего времени психологи наблюдали, каким образом происходит взаимодействие супругов и выделили один интересный момент. В паре кто-то постоянно подает то, что Готтман обозначил “заявкой”. Скажем, кто-то любит птиц и увидел за окном редкую сойку. Или услышал красивую мелодию по радио. Он обращает внимание супруга на то, что его по-настоящему интересует.

  • Посмотри, какая птичка за окном, – говорит жена мужу. Это не просто констатация факта, это заявка на реакцию.

Перед партнером всегда стоит выбор: отреагировать или проигнорировать заявку. Заявка может показаться глупой, не важной, но выбор – как на нее реагировать, есть всегда. Так вот, в парах строителей больше 85 процентов заявок было воспринято положительно. Даже если кто-то был занят, от откладывал дела и шел посмотреть, что там такое, потому что это важно для партнера. В парах разрушителей заявки отвергались: либо партнер вообще игнорировал ее, либо отвечал, что это глупости, либо проявлял агрессию, заявляя, что все это глупости, а он занят важными делами. Меньше трети заявок было удостоено ответа – и это означало, что пара на грани разрыва.

На основании своих наблюдений, Готтманы сделали вывод, что строители словно сканируют эмоциональный климат в семье и все время стараются сделать его мягким и доброжелательным. Они все время ищут, за что похвалить партнера, за что его уважать, как показать, что он – дорог. У разрушителей в семье идут поиски, к чему придраться и где найти ошибку. Их эмоциональный климат пронизан агрессией, даже если внешне все совершенно спокойно и никто ни на кого не кричит.

Те, кто сосредоточен на поисках промахов и ошибок партнера, создают невыносимую эмоциональную атмосферу, причем они действительно игнорируют до половины положительных моментов, которые их партнер создает или говорит. Так жена-разрушитель будет пилить за разбросанные носки, не замечая, что ей повесили полку. Или муж-разрушитель будет орать по поводу невымытой чашки, не замечая, что вся квартира вылизана и вычищена.

Кстати, именно поэтому в семьях разрушителей так часто болеют дети – они еще не умеют понимать, что происходит с родителями, не умеют психологически от этого защищаться, и, являясь частью их бессознательного, могут погрязнуть в простудах и ангинах. Они буквально задыхаются в этой душной атмосфере раздражения и обоюдного родительского неприятия. Попутно Готтманы выяснили еще одну вещь. В семьях разрушителей, где все вокруг выискивают недостатки друг друга и поводы, за что бы еще упрекнуть ближнего, очень повышаются шансы заболеть онкологией и язвой желудка. Он специально статистически ничего не обрабатывал, просто заметил, что имеется частотность случаев.

Атмосфера же доброжелательности и мира скрепляет пары. Несмотря на обычные рутинные ссоры и споры, с которыми сталкиваются все семьи на свете, строители никогда не переносят свое возмущение на личность партнера. Невзирая ни на что – его любят. Джули Готтман много внимания уделяла эмоциональной составляющей семейной жизни, и она обнаружила, что доброта и великодушие – вырабатываются, воспитываются, приобретаются в процессе жизни. Если один партнер устал, а второму хочется тепла и ласки – то великодушие поможет уставшему обнять своего супруга, не отвергнуть заявку. Доброжелательность – сохраняется даже во время ссор.

Казалось бы, это оксюморон, но ничего подобного. Ссориться тоже нужно уметь. Ссора – это обмен мнениями, и если одна сторона хочет диалога, у второй снова-таки есть выбор: отвернуться и сказать, что у него/нее нет намерения ничего обсуждать. Либо – отвечать на претензии, аргументировать свое поведение. Так вот – если ссора идет в форме диалога, это и есть доброжелательное отношение к партнеру, готовность говорить, а не молчать или рубить с плеча. И ссориться тоже нужно уметь: никогда не выходя за рамки дозволенного. Можно что-то доказывать и выслушивать аргументы другой стороны, а можно сразу оскорбить, ударив по самому больному месту, развернуться и уткнуться в книгу или компьютер. Ну и какая ссора будет продуктивнее и доброжелательнее?

Вывод таков: доброта и доброжелательность – это краеугольные камни брака. Это не дорогие подарки и не готовность таскать цветы по поводу и без. Это – если хотите – заводские настройки, прошивка по умолчанию. Если ее нет – все посыпется и рухнет. Если есть – машинка будет работать, даже если какие-то детальки и будут нуждаться в обновлении.

Но и это еще не все. Есть еще одна фундаментальная надстройка – радость. Известная поговорка гласит: “Друзья познаются в беде”, но многие понимают, что еще лучше друзья познаются в радости. Есть люди, которые прекрасно поддерживают в трудные времена, но не могут перенести, когда они заканчиваются и наступает благополучие. Так вот – в семейной жизни, оказывается, тоже очень важно, как супруги радуются. В семьях строителей, скажем, повышение супруга по службе – воспринимается как радость обеими сторонами союза. У разрушителей – реакция весьма прохладная: “Да? Ну и отлично”. Такое обесценивание радости – бьет по отношениям как бомба, заставляя супруга чувствовать себя ненужным. Вот почему в парах строителей люди радуются успехам друг друга, они умеют не только вместе противостоять трудностям, но и испытывать счастье за другого такой же степени интенсивности, как и свое. У разрушителей подобного не наблюдается.

Десять лет назад психологи провели эксперимент: были приглашены молодые пары, еще не состоявшие в браке, и их попросили поделиться радостными или просто позитивными новостями о себе с партнерами. Наблюдалось 4 вида реакций: пассивно-разрушительные, активно-разрушительные, пассивно-конструктивные и активно-конструктивные.

Пример: один говорит, что поступил в лучшую медицинскую школу страны.

  • Активно-конструктивная реакция: Как здорово, обязательно нужно это отпраздновать, какой же ты молодец!
  • Активно-разрушительная: Ты как там собираешься учиться? Ты потянешь это вуз?
  • Пассивно-конструктивная: Ну прикольно.
  • Пассивно-разрушительная: А я сегодня футболку красивую купил.

Через полгода психологи опросили участников эксперимента, чтобы понять, остались ли пары вместе. Остались. Те, кто имел только один тип реакции: активно-конструктивную. Все остальные расстались в течение нескольких месяцев после эксперимента.

Таким образом, Готтман и его лаборатория пришли к выводу, что в основе крепких отношений лежит доброжелательность и доброта. Именно они помогают сохранять брак, когда из него уходит первая страсть и влюбленность.

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *

Copyright © 2009-2019 Заметки эмигрантки All rights reserved.