0

О недоступности

Posted by admin on October 3, 2019 in О человеке |

Ну вот, снова я стала извергателем банальностей, снова пришлось напоминать о базовых вещах. Решила опять-таки переозвучить то, что мне пришлось говорить вслух, в письменном виде.

Я очень часто слышу от молодых людей, что, мол, нынче времена другие, все стало иначе, победа феминизма освободила закрепощенную женщину и старые истины перестали работать на новых нравах. Знаете, я достаточно покладистое существо и была готова согласиться с этим посылом – если бы мой знаменитый кабинет не продолжал пополняться историями, о которых я тут иногда рассказываю.

Так вот. Новая история. Девушка, молодая, очень красивая (и несколько неуверенная в себе), парень – старше ее на нормальные 4 года. Ухаживания, красивые жесты, постель – его исчезновение. И вроде бы обстоятельства непреодолимой силы, вроде бы внешне все обставлено так, что не придерешься. Однако – с девушкой даже не попрощались толком. Более того, ей в общем-то и не сказали, что с ней расстаются. Просто однажды он вроде как уехал – и она только от друзей узнала, что уехал он навсегда.

Спрашиваю ее: “Ты влюбиться-то успела?”. Она плечами пожимает: “Да ты знаешь, он мне особенно и не успел к сердцу прирасти, да я и не поняла, нравится он мне или нет”. На мою немую сцену, зачем спала-то, пожимает плечами. Мол, ну а что, мы же взрослые люди, а что тут такого.

Я не буду тут ворчать о том, что в мое время девушки были честнее, а вот сейчас все они проститутки. Ничего подобного: человечество во все времена было примерно одинаковым (с небольшими вариациями в зависимости от духа времени). В мое время девушки точно так же легкомысленно расставались с невинностью просто потому, что захотелось, пришло время, влюбилась и так далее. Объяснений будет масса, а суть одна – потеря невинности. А потом – как бы не ты, Педро, первый, не ты и последний. Ну где один, там и второй и понеслось… Когда я говорю с моими молодыми знакомыми о том, как они расставались с невинностью, я получаю почти всегда один и тот же ответ. Ну встречались в школе с мальчиком, ну вот и попробовали. Спрашиваю – хоть по любви дело-то случилось? Пока ни одна не ответила, что по любви. По любопытству, потому что он настаивал, потому что решила, что невинность никому не нужна… Я заметила одну закономерность: чем проще и банальнее девушка допускает к своему телу, тем и дальше ей будет проще путешествовать по койкам, не особенно задумываясь, а что и зачем она, собственно, делает.

И вроде бы и контрацепция сейчас на высоте, и нежелательную беременность можно исключить, и на ЗППП не нарваться. Но вот эта простота допуска к своему телу, она порождает одну проблему. Легкость, с которой с ними расстаются мужчины. Как бы сейчас ни разворачивал феминизм свои флаги, как бы ни говорил о том, что женщина и мужчина имеют равные права на половые удовольствия и прочее прочее, мы – только второе поколение, живущее при таких свободах. Тысячелетия до этого – цивилизация жила по другим стандартам, и от этого никуда не деться. Мужчине все так же важно быть охотником и добытчиком, женщине – хранительницей очага и мамой. Даже с растущим количеством исключений, мы все равно пока еще живем с нашим архаичным “хвостом”, который прошит в наших генах гораздо сильнее, чем нам хотелось бы.

Архетипически у мужчин существует два типа, на которые они делят женщин. Мать и гетера. Ну с матерью понятно: это, по их представлениям, “честная женщина”, достойная стать матерью их детей. Гетера – или еще иначе “блудница” – это женщина для приятного времяпрепровождения, но рожать своих детей ей доверить нельзя. Все это пишу крайне примитивно, но кому станет интересно, можно об этом почитать подробнее. Так вот, золотая мечта любого мужика – добыть себе где-нибудь такую жар-птицу, которая бы была “монашкой с другими и шлюхой с ним в постели”, наверное, слышали эту присказку. Но поскольку такие жар-птицы выпускаются в сильно лимитированных количествах, приходится довольствоваться, так сказать, опциями по умолчанию. И если женщина легко допускает к себе – то она автоматически переносится в статус блудницы и с ней начинают вести себя соответственно. Но главный затык тут происходит в том, а чего, собственно, хочет выразить своим поведением сама женщина. Если она сама попрыгунья в поисках острых ощущений и ей никаких серьезных отношений не желается – так чего ж тут гадать. Все, встретились два одиночества, пообменивались жидкостями – разбежались и дело с концом.

Но вот у моих молодых приятельниц затык происходит в другом: она ж очень хочет серьезных отношений, ей хочется рыцарства, ухаживаний, любви с долгоиграющими перспективами. И все мои нудные: “Да не торопись ты высыпаться, не давай ему все и сразу”, – воспринимается как скрип старой перечницы, давно забывшей, что такое молодая кровь и любовное томление. Но в том-то и дело, что перечница очень хорошо помнит собственную молодость и с тех пор перед ней прошло очень много биографий из разных стран. И ни фига тут не играет роли – русские это, немцы или канадцы. Все мы – европеоиды с европейской же прошивкой в башке, а значит – архетипически мы одинаковые, с небольшими погрешностями на культурно-фольклорно-мифологические различия, которые, поверьте, сильно погоду не меняют. А значит, наш архетипический “хвост” – он все еще с нами и достаточно предсказуем. Хочешь попасть в категорию блудницы – веди себя как блудница и на большее не претендуй. Хочешь попасть в “матери” – веди себя как “честная девушка” и не играйся в игры “завалимся в койку на втором свидании”. И важную роль тут играет именно то, что девушка еще не была замужем – к замужним дамам спрос другой, а вот если девушка еще ни разу не была замужем, то мужчины тут реагируют ну очень архетипически, ребята, поверьте.

И вот когда ко мне идут со слезами с очередным стопятьсотым вопросом о том “почему он так со мной себя ведет”, я отвечаю стандартным: “потому что он не считал ваши отношения серьезными”. Потому что ты не дала ему узнать себя получше, “познать твою глубокую душу”, а тут же продемонстрировала и свою глубокую глотку, и глубокие знания в горизонтальных областях. Ты не дала ему ни шанса побороться за тебя, почувствовать себя редкой птицей, поухаживать за тобой и дать почувствовать себя ценным призом (тут не следует уподобляться содержанкам и начинать выводить логическую цепочку “чем дороже женщина – тем дороже ее ценят”, подобные взаимоотношения характерны исключительно между товаром и купцом, то есть между женщинами и мужчинами определенного типа, вступающими не столько личностные, сколько в товаро-денежные отношения). Потому что ты должна сама для себя решить, что тебе в данный момент надо: легкомысленной постельной интрижки – или чего-то достаточно серьезного и долгоиграющего. А для этого нужно как-то порешать ситуацию с крестом и трусами. Оставить все равно придется что-то одно.

Вот в любом случае – цепляет мужчину только то, что вызывает в нем охотничий инстинкт. Я не помню, рассказывала ли эту историю подробно – но ежели повторюсь, не обессудьте.

Ну вот представьте себе: имеется знаменитый столичный пикапер (я этого человека и сейчас очень часто вижу в ящике, он – телеморда и был когда-то автором курсов по соблазнению (не Алекс Лесли). Сейчас от дел отошел – и я поведаю вам, почему. Чувак харизматичный, яркий, поломавший немало бабских сердец, при этом психолог, образованный, добивающийся цели. И имеется моя подружка, дама не только красивая, но и обладающая языком-бритвой, с мощным сексапилом. Пройдя через очень горькие жизненные испытания (действительно очень горькие) – не утратила воли и вкуса к жизни. И вот как-то пикапер решил за ней приударить – а подружка, назовем ее Лизавета – была тогда замужем, планов изменять мужу не выстраивала, но вот пококетничать умела мастерски. Ну и нашла коса на камень – у пикапера случился первый облом, Лизавета хихикала в рукав и продолжала на каждый пикаперский ход выдавать такую комбинацию из коней с ладьями, что все свидетели этой пикировки изгрызли столешницы в спорах, кто кого сделает.

А потом у Лизаветы случился развод, из которого она выбиралась изрядно окровавленная и с полностью разрушенной верой в человечество. Долго ли коротко ли – оправившись, она снова начала появляться на публике и они снова сошлись с пикапером у общих друзей. Тот повел атаку – и Лизавета решила, что раз теперь она свободная женщина, то почему бы ей не порезвиться. В общем, в результате парочка все же оказалась в койке на территории мужчины, и после того, как все закончилось, Лизхен встала и начала одеваться. Далее разыгрывается сцена (передаю максимально близко к оригинальному рассказу):

Пикапер – А ты куда?
Лизхен – Домой. Я не остаюсь ночевать.
– Почему?
– Не хочу. Я люблю спать в своей кровати.
– Может, все же останешься?
– Нет.
Пикапер смотрит долгим взглядом и садится в кровати.
– Нет, ну почему ты уходишь?
Лиза смотрит на него недоумевающе:
– Потому что я не хочу оставаться, ты что, не понял?
И тут пикапер встает, отходит к окну, потом резко поворачивается и взрывается:
– Ты понимаешь, что ты меня сейчас использовала? Я себя чувствую какой-то шлюхой!
Лизхен, по ее словам, страшно удивилась и задала вопрос:
– Погоди, тебя что-то не устраивает в этой ситуации?
Пикапер взорвался:
– Ты что, не понимаешь, что я себя чувствую использованным гондоном? Ты меня тупо трахнула и не хочешь даже остаться до утра!
Лизавета пожала плечами и продолжила одеваться.
– Я понял, вот мне и прилетело за всех баб. Я не знал, как паршиво чувствуешь себя, когда тебя вот так бросают ночью.

Лизхен тогда не была настроена выслушивать все эти рефлексии, ей хотелось домой, ехать было через полгорода (она автомобилистка и водит едва ли не со школы), поэтому она попрощалась и свалила в ночь. А пикапер, ребята, сломался. И началась осада Лизки, шо Бастилии. Но пикапер был ей нужен исключительно для горизонтальных утех, получив свое, она еще погульбанила, потом остепенилась и сейчас – верная матрона, счастливая хозяйка своего небольшого семейства.

А пикапер ушел из этого бизнеса, сломала его Лизавета, причем залип он на нее всерьез, и, собирая потом осколки своего сердечка, думаю, он не раз вспоминал, что такими же осколками в свое время была устлана и его жизненная дорога. Сейчас пикапер ведет свое шоу в зомбоящике и уж пардоньте, сами если догадаетесь, то и хорошо, а если не догадаетесь, о ком шла речь, – так тому и быть.

Мораль сей басни такова: зацепить мужика по блядству можно только в одном случае – если женщина будет вести себя по максимально мужскому паттерну и снова-таки окажется в роли недоступного объекта, который вроде уже и дал все, что только мог дать, да при этом ни секунды вроде бы и не ценит эти отношения. То есть мужчина вновь оказывается охотником – добыча которого вот она, в силках, но при этом вдруг встает, снимает с себя сетку, вынимает самостоятельно заряд из ружья и делает чмоки-чмоки, мол, адиос, дражайший Педро, можешь сделать со мной селфичку, типа вот, дОбыча тута – а потом я пошла, а ты тоже иди, мил человек, только в другую сторону.

Но в результате – финал-то один. Вот она дичь – вроде есть, но ее точно нет. И поэтому как же на нее не начать охотиться с утроенной силой.

В общем и целом хочу снова и снова повторить одну вещь: хоть все себя и позиционируют сейчас, по последней моде, большими оригиналами, не укладывающимися ни в какие рамки, все же жизненный опыт говорит, что мы так или иначе играем свои роли – и если ты хочешь соответствовать своему амплуа, не меняй правила игры посреди спектакля. Грубо говоря, если ты ищешь глубоких чувств, ну и начни с чувств – потому что секс является кульминацией серьезных отношений, а не увертюрой. Если ты ищешь легкомысленной связи “только постель и ничего иного” – так и не надейся, что в этом порнофильме в финале будет неизбежная свадьба. Я знаю только одну пару (и то не лично, а по рассказам доверенной подруги), которая встретилась в сауне, поженилась по чистому блядству и люди живут уже десять лет вместе (не спрашивайте меня насчет рогов, не знаю). В остальных случаях – лучше все-таки мух с котлетами разводить по разным офисам, тогда результат будет более предсказуемым и менее болезненным для эго.

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *

Copyright © 2009-2019 Заметки эмигрантки All rights reserved.