0

“Убогий и клоачный русский” как зеркало народного возмущения

Posted by admin on November 3, 2019 in Размышлизмы |

Как вошла с утра в ленту ФБ, так и обомлела. Народ холиварит по поводу поста профессора ВШЭ. Уж и пост снесен мордокнигой, уже и все газеты повысказывались, а дядьку все проклинают и заклинают – равно как и примкнувших к нему товарищей, которые попытались защитить профессора Гусейнова.

Поскольку пост снесен, просто приведу цитату, вызвавшую возмущение людей, среди которых тучи моих знакомых.

“Почему некоторым россиянам кажется, что русским в Украине невмоготу выучить к своему русскому ещё и украинский? Потому что, приехав, например, в Берлин, эти умные люди не удивляются, увидев в тамошних киосках газеты не только на немецком, но и на русском и турецком, сербском и французском, греческом и польском, английском и итальянском. А в Москве, с сотнями тысяч украинцев и татар, кыргызов и узбеков, китайцев и немцев, невозможно днём с огнём найти ничего на других языках, кроме того убогого клоачного русского, на котором сейчас говорит и пишет эта страна. Язык, из которого вынуто удивление: черт побери, а мир-то населен более умными и человечными людьми, чем я и мои соотечественники, как же так? Как же я дошёл до жизни такой? Патамушта империя и великая держава? Наоборот: потому что не империя, не великая держава, а порядком одичавшая страна. Очень много работы у следующих поколений, которым предстоит расчищать эти наши авгиевы конюшни”.

Я выделила жирным те слова, по поводу которых Гусейнова, собственно, и заклевали. А знаете, о чем это говорит? О том, что очень много людей действительно разучились читать и понимать сложные тексты с деепричастными оборотами, что очень много людей включают эмоции, даже не постаравшись вчитаться в смысл говоримого. Ну и тут же оскорбляются и начинают рассказывать о подлости, отсутствии моральных принципов, чемодан-вокзал и тому подобное, тем более, имя с фамилией у профессора тоже весьма подозрительные.

Но ребята, Гусейнов же не говорит о языке! Гусейнов пишет о том русском, на котором сейчас говорит и пишет Россия. Язык не может деградировать, это я вам как филолог говорю. Деградировать могут люди, общество, средства массовой информации. Но если некто с тремя классами образования разговаривает междометиями и матами, делать вывод о том, что весь русский язык таков – это верх глупости. Равно как и считать, что русский язык, выходящий из уст профессора филологии, – весьма продвинутый и развитой. Вообще понятие “язык” – не может быть подвергнут характеристике “развитый” или “неразвитый”. Язык рождается уже развитым – и развитым же умирает, это одна из феноменальнейших загадок нашей вселенной – рождение и смерть языка, который никогда не бывает молодым или старым, но бывает только живым или мертвым. Язык Пушкина и Булгакова ничуть не богаче и не беднее языка эвенков – оба одинаково полноценно обслуживают нужды людей при коммуникации, оба служит средством познания мира, помогают создавать мифы и поэзию, и уже сам тот факт, что Евангелие переведено даже на языки народов крайнего севера и малочисленных племен Африки – говорит о том, что события, происходившие в Палестине стыка двух эр, могут быть описаны на любом языке любого народа и в любое время.

Но то, что внутри одного языка возможны вариации – никто не спорит. Можно написать так:

“В белом плаще с кровавым подбоем, шаркающей кавалерийской походкой,
ранним утром четырнадцатого числа весеннего месяца нисана,
в крытую колоннаду между  двумя крыльями дворца Ирода Великого
вышел прокуратор Иудеи Понтий Пилат”.

А можно и так:

Царь прикоснулся к лучшей даме,
Сказал ей нежные слова,
И намекнул: не будь упрямой,
Сегодня стонет голова.

И дама вспыхнула очами,
И повернулась вся к царю,
Сказав, что ждет его ночами,
Что царь всегда ей ко двору.

Как можно сказать – вообще далеко ходить не надо. Вспомните какое-нибудь из крик-шоу современного ТВ – и сравните с лекциями той же Татьяны Черниговской или отца Андрея Кураева. Или не так: вспомните шоу Елены Малышевой и передачу “Здоровье” с Юлией Васильевной Белянчиковой.
Вспомните “От всей души” и сравните со “Жди меня”.

Вспомнили? А теперь скажите, каково главное отличие этих передач? В том и дело: в языке ведущих и говорящих гостей.

ОК, идем дальше. Вспомните любой хороший советский фильм. От “Обыкновенного чуда” до “ТАСС уполномочен заявить”, какой угодно. Вспомнили? Отлично, теперь сравните с любым современным фильмом или сериалом. Знаете, в чем разница – помимо качества картинки и сценария? А в том, КАК и ЧТО говорили актеры. Нормы произношения, поставленная речь, мастерство произнесения монологов и диалогов.
Слава храбрецам, которые осмеливаются любить, зная, что всему этому придёт конец. Слава безумцам, которые живут себе, как будто бы они бессмертны.
Против
Слышь, я тя люблю
-Любишь?
-Ага

Хорошо, обратим свои взоры к самому мимолетному: эстраде.

Вечный покой сердце вряд ли обрадует.
Вечный покой – для седых пирамид.
А для звезды, что сорвалась и падает,
Есть только миг – ослепительный миг.


И

Сразу замолчать было-бы слишком просто
Или накричать было-бы слишком остро
Опередить, но не забыть
Убеждая почему ты не такая.

(Сохранила оригинальную орфографию)

Ребята, что ни возьми, куда ни кинь – прослеживается очевидная деградация, но не языка, а общественной нормы его употребления. Признайтесь себе честно, вы давно встречали человека, умеющего красиво и грамотно говорить на русском языке? Лично встречали – не в ящике или на сцене, а в личном общении.

Уверена, как раз лично – встречали. А вот с зомбоящиком – беда. Вернее, рассадник хорошо говорящих людей сосредоточен не на центральных кнопках, а в гетто вроде “Культуры” или “Спаса”, куда еще приглашают грамотно и сложно говорящих, а, следовательно, хорошо мыслящих людей.

В том-то и дело, что дискурс последних десятилетий нацелен на примитивизацию и снижение общественных вкусов, это не для кого не секрет – мы каждый день все это видим и слышим, доходя до того, что телевизор в доме становится приставкой для компьютера – или в нем работает пара кнопок на тех же каналах о природе и культуре.

И профессор Гусейнов только назвал короля голым – он просто обозначил современную тенденцию прямо и без экивоков. Острая сетевая реакция на его слова – показывает то, что дискурс работает, работает замечательно… Сложные тексты перестали пониматься, люди бездумно выхватывают отдельные куски – и на их основании выстраивается программа ненавистного клеймения с кликушескими выкриками “черножопые русских обзывают”.

Это ужасно печалит, потому что мы-то, бывшие советские люди, помним, как было. Мы помним качество языка прессы, эстрады, кинематографа… мы помним, что даже самые политически ангажированные книжки типа “Малой земли” были написаны хорошим богатым языком, который было интересно читать. Даже самые кондовые и скучные передовицы коммунистических газет были написаны сложными грамматическими конструкциями. Даже “сиськимасиськи” невыговаривающий половину звуков “дорогой Леонид Ильич” пусть по бумажке, но зачитывал достаточно сложные тексты о победах и свершения. То есть мы помним – что уровень “ширнармасс” был таков, что стихи Рождественского или Дербенева были понятны и популярны среди всех слоев населения.

Теперь по поводу такого уровня можно только вздыхать и готовиться к тому, что наши дети уже могут нам просто не поверить. Ну или протянуть: “Так когда это было? Во времена динозавров?”

Да, во времена динозавров… И хорошо еще, что есть кому кричать: “Так быть не должно! Это неправильно!” Но увы – кажется, мы и правда окостеневаем. Потому что понимающих то, о чем тревожится профессор Гусейнов, становится, как оказывается, все меньше.

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *

Copyright © 2009-2019 Заметки эмигрантки All rights reserved.