3

Тяжелый люкс все воюет

Posted by admin on July 17, 2020 in Шик-блеск |

Помните вселенский срач, инициированный Собчак, “Инстадивы против тяжелого люкса”?

Это где престарелые жены братков из 90-х, конвертировавшихся в “бизнесменов и чиновников”, воевали против любовниц тех же персонажей за “право носить люкс”.

В принципе война эта идет давно. То бывшая супруга Феденьки Бондарчука Света Б. требует ввести “квоты на Биркин”, а то “носють тут всякие”. То битва при Собчак разражается, где молодые письки бросают старым, что они старые.

А тут и новое сражение – при Луивьютоне. Кровавое – шо лечь и лежать, прикинувшись бревном.

Коротко суть батла заключается в том, что в очередном инстанадувательстве по имени “гив” (give), когда какие-нибудь инстарожи объявляют, что ща будут раздавать бесплатно всякий гламур при условии, “что ты подпишешься на стопятьсот человек в инсте-участников гива”. Ну то есть простыми словами говоря: засри свой профиль подпиской на несколько сотен человек, стань инставалютой и дай инстаписькам заработать на тебе миллионы. Буквально, ребята, миллионы, потому что все эти “головы подписчиков” стоят деньги, и потом конвертируются в огромные деньги от рекламодателей. И тогда у тебя будет призрачный шанс получить “бесплатно сумочку от Луи” или еще чего супер элитного.

И все бы ничего – если бы некая тетка по имени Рита Дакота (я понятия не имею, кто это такая) не примазалась к гиву, посмев написать в своем профиле “МЫ раздаем сумки”.

На это поистине смертельное оскорбление прибежала Яна Рудковская и объявила, что Рита выглядит “дешмански”, поэтому вообще права не имеет примазываться к “самому Луивьютону”, чьим “амбассадором” Яна является. Рита рыдала, пыталась почему-то оправдать Яну и ждала от нее извинений, а получила еще больше дерьма, потому что “не хрен всяким дешевкам носить элитные марки. потому что это удешевляет бренд”.

Изумившись слову “дешманский”, я в первую очередь включила лингвиста и пошла искать, откуда произошло столь изысканное определение, вылившееся из уст почетного продюсера, бизнеследи, актрисы из ролика “Гномыч и его семья ищут на глобусе Австрию и голосуют за поправки” и просто элитной леди Яны Р.

Оказалось, что слово однозначно сленговое, означает вроде бы помесь “дешевый” и “душманский”, то есть по сути колхозно-трэшевую версию чего бы то ни было. Вроде даже есть блатное “по дешманУ” – то есть “по дешевке”.

Усвоив новое слово и расширив свой скудный, как я поняла, вокабуляр элитной леди, я начала наблюдать за эпической битвой и прозрела. Сам Луи Вьютон от комментариев открестился – типа гив не наш, отстаньте, у нас еще второй том Монтеня не читан. А вот противостояние все тех же – старых денег и новых денег меня позабавило. Причем самое забавное как раз заключается в том, что в условиях России “старые деньги” вообще-то – это деньги компартии, это коммунистическая элита, которая сильно не светится, тихо делит между собой гешефт и так же тихо отбывает на покой в Европы с Америками проживать капитальцы. Заметили? Как ни сынок Хрущева или Андропова, так “помер в Штатах”. А вот это оно и есть. Тихо натырить золотишка партии, сховать его в надежном банке у гномов под горами и дожить свой век среди “цивилизованных людей” (с). В противовес им существовали “новые деньги”, капиталисты из 90-х, конвертированные из бригадных и недопущенной к кормушкам комсы.

Но теперь появились совсем новые богатые – поколение Интернета. Инстадивы и айтишники могут зарабатывать безумные бабки – и глядючи на эти стремительно сколачиваемые состояния, за которые не платят кровью, когдатошние “новые краснопиджачные деньги” посчитали себя “старыми” и, разумеется, более элитными. Ну как и все старое и антикварное.

И вот сидят эти старые деньги и рассуждают примерно так: “Да я, чтобы этого Луивьютона себе позволить, столько говна жрала, под столькими старикашками лежала, столько членов через себя пропустила!” А тут приходит какая-то соска, зарабатывающая не меньше на фоточках и каких-то не пойми каких танцах перед камерой – и тоже покупает себе Луивьютон. Членов не перебирала, триппер не лечила, себя не ломала… Ну куда это годится? А отличаться тогда от нее чем? Тем более, что она, мерзавка, на четверть века меня моложе – и гиалуроночки в своей жизни еще в складки не залила, ботоксом не долбилась.

Ну согласитесь, малята, обидно же! И снова и снова разгораются битвы на тему “нельзя позволять быдлу покупать то же, что покупает элита”. Нельзя допускать, чтобы быдло было равно нам, богатым, уважаемым и знаменитым. Кстати, элитные бренды эту карту разыгрывают очень даже успешно – невзирая на крики зеленых и политиков, тот же Луи Вьютон жжет свои сумки и одежду, чтобы не продавать со скидками. Дает элите почувствовать себя элитарной и дальше.

Кстати, совершенно не понимала хороводов вокруг этой марки – в принципе я могу позволить себе сумку или кошелек от этой конторы, но не вижу в этом ни малейшего смысла. Мне не нравится ни дизайн, ни цветовое решение, ни модели. Я уже много раз писала, что со своим нищим детством и юностью была совершенно уверена, что когда человек надевает на себя нечто дорогое и брендовое, у него меняется все. И вот шла я однажды по Дрездену в элитном и брендовом – и осознавала, что вот и на носу нихрена себе очочки надеты, и на заднице эгегей, и в руках сумочка тоже лечь и отдать концы. И что та свердловская девочка, которая сидела на задней парте и списывала домашку, никогда бы не поверила, что когда-нибудь окажется одетой точно как модель из каталога. А между тем ничегошеньки не изменилось. Внутри – осталась та же Ира с теми же радостями и слезами. И что все надетое в принципе, конечно, делает ухоженнее и красивее, но ничуть не здоровее и не счастливее.

С тех пор все, что мы с сестрой и подружками делаем с брендами, – это соревнуемся, кто купит на распродаже круче бренд задешевле. Это сродни с грибной охотой: кто наткнется на более крутой белый гриб случайно идя по лесу. Купили – поржали – дали переходящую корону из фольги за достижение – занялись более насущными делами.

Но то мы с подругами – быдло ж записное.

Однако, я и элитарную элиту не понимаю. Ну отлично – соревнование, кто лучше? Принято! Но если говорить всерьез, то от нашего быдлятника этому соревнованию вкладов мало: мы и не знали, что на нашем фоне, оказывается, выделяются Яна Р. с подружками, потому что ведем себя как в том анекдоте – “на бой не явились понасередке того, что не знали”. Луивьютонов не носим, потому что считаем тупым тратить деньги на вещи, которые не нравятся и не принесут удовольствия. Под элитарностью вообще понимаем хрен знает что – какая-то Татьяна Черниговская или Анча Баранова для нас элитарнее Яны Р. Короче, идиотки клинические, чего с нас взять – тем более соревноваться с такими. Соревноваться с молодыми инстаграмщицами? У них баблишка порой поболее водится, и рожи молодые, и тела еще не покоцанные. Тут ежели сильно всерьез: ну как можно соревноваться с молодыми бабами, на которых просто все лучше сядет именно потому, что они молодые?

А ежели не с ними – так что, соревноваться с молодыми нищебродками, которым очень хочется ухватить свой кусок красивой жизни? Вот прямо реально именно на их фоне чувствуешь себя лучше? Не, ну тогда гораздо логичнее соревноваться с инвалидами, стариками, сиротами…На их фоне вообще любой здоровый может себя почувствовать эгей какой махиной, матерым человечищем.

В общем, смотрю я на эту войну, на все эти всплескивания руками и крики “задрало быдло соваться в наш люкс” и думаю, какие же они все-таки убогие. Глупые закомплексованные женщины, ощущающие себя кем-то, исключительно упаковавшись в нечто клейменое дорогим лейбаком. Оценивающие других только по тому же клейму. Чем это отличается от тавра, ставящегося на задницу коровам или лошадям? Только тем, что тавро – это выжженный лейбак, а бирочка – съемно-надеваемся? Как по мне – невелика разница, суть ведь одна: имя хозяина. До обидного мелочно – сводить всю жизнь к клеймению себя, но на то нам свобода воли и дадена…

3 Comments

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *

Copyright © 2009-2020 Заметки эмигрантки All rights reserved.