2

Светлый ангел Освенцима

Posted by admin on March 20, 2021 in Судьбы |

Я долго собиралась с мыслями, прежде чем сесть писать эту статью. Имя этой женщины пару раз упоминалось в этом блоге, но всякий раз я откладывала написание статьи о ней.

Гизелла Перл

Это Гизелла Перл, и когда она умерла, газета Jerusalem Post опубликовала статью, где назвала ее ангелом Освенцима.

Гизелла – звучит несколько неблагозвучно для русского уха, но французское произнесение ее имени известно всем: Жизель. И тут же возникает целый ряд ассоциаций: легкость, воздушность, любовь, сцена безумия, сильфиды… Балетная Жизель, то мечущаяся по сцене с мечом, то, обратившаяся в девушку с крылышками, склоняющаяся над своим неверным возлюбленным…

Гизелла Перл не была балериной, она жила в Венгрии (нынче эта территория принадлежит Румынии) и по образованию была врач, гинеколог. Она вообще была вундеркиндом, поступила в университет вопреки желаниям родителей, получила врачебную специальность и стала первым женщиной-гинекологом в своем городе. У нее была семья – родители, родные, муж, сын… жили они в Венгрии, и пока у власти находился адмирал Хорти, евреи могли худо-бедно жить без особенных репрессий. Как-то адмиралу удавалось маневрировать и не давать фюреру насаждать свои порядки в своей стране. Но увы, как только адмирал решился отойти от нацистской политики и связаться с антигитлеровской коалицией (он понимал, что страну нужно уводить из проигрывающего лагеря, СССР и союзники уже начали свое наступление и погнали фашистов по Европе на запад) – адмирала свергли и к власти пришел ярый нацист Салаши, который тут же открыл границы немецким войскам.

Местные евреи и беженцы из других стран тут же подверглись репрессиям – их начали массово вывозить в Польшу, в самый крупный лагерь смерти.

Гизеллу разделили с семьей, и лишь после освобождения она узнала, что из всей многочисленной родни не выжил никто – включая ее мужа и сына. Но тогда, в 1944 году, она припасла яд, понимая, что умирать ей придется, возможно, максимально страшно.

После унизительной процедуры дезинфекции немцы начали выяснять, кто из узников владеет какой профессией – и Гизелла попала в ассистентки к доктору Менгеле, которому не хватало “профессионалов с чистой кровью” и он, так и быть, решил использовать врачей из заключенных. Войдя в один из первых бараков, она в ужасе застыла: вдоль прохода рядами стояли клетки, в которых лежали окровавленные молодые девушки и женщины. Из них тянули кровь “в пользу солдат великого Рейха”. Пытки продолжались до того момента, когда тела окончательно переставали сопротивляться и умирали от анемии. Поняв, зачем ее привели в этот барак, Гизелла разгрызла ампулу с ядом. Но у Господа были свои планы на эту женщину – она долго болела, но выжила.

И ее снова направили ассистировать Доктору Смерть. И тогда доктор Перл поняла, что по-своему будет бороться за жизнь этих людей. В любой самый маленький, крохотный момент, она бежала в бараки и рассказывала самые светлые, самые радостные истории. Она подбодряла, подкармливала, вселяла надежду и веру – убеждала не сдаваться, бороться за жизнь до освобождения. Вокруг творилось невообразимое, ребята, простите, я не сумею поместить тут воспоминания выживших даже при помощи ctrl.c+ctrl.v – я нашла в себе немного сил прочесть некоторые воспоминания и просто больше не хочу даже случайно наткнуться на этот непреходящий кошмар. Это какой-то полный шок, я не верю, что люди оказывались способными творить такое с людьми, больше того, с женщинами и детьми.

Это беременные Освенцима – и доктор Гизелла сделала для них тот максимум, который нам, живущим в мирное время, не дано права оценивать. Без анестезии, без антисептиков, без инструментария – только ножом, доктор Гизела делала аборты тем, кто беременел в лагере. Пожалуйста, не нужно сейчас пожимать плечами и кричать: “Нашли время сношаться”. Сидя в тепле и сытости, никто из нас не понимает, как ведет себя человек в смертельной опасности. Беременели и в ГУЛАГе, и в Освенциме, потому что когда рядом смерть – человек знает лишь один способ борьбы с ней: Жизнь. И если вы почитаете воспоминания о том, как жили люди в условиях “дело Маркса-Энгельса живет и процветает” (а лагеря – это прямое следствие измышлизмов этой парочки, упавшее на благодатную почву русской и немецкой исполнительности), то узнаете, что там было место и величайшей любви и гнуснейшему разврату. И обе этих противоположности были двумя сторонами одной медали по имени Жизнь как антиподу Смерти.

Иногда доктору Перл ассистировала немецкая надзирательница, бывшая совершенно конченной садисткой. Но именно она помогала доктору, получая крохи своего ущербного удовольствия, и именно она служила своеобразным алиби: мол, никакой помощи, еще один вид экспериментов, операции без обезболивания. Нож, кляп из тряпок, чтобы крик не разносился по округе, руки доктора Перл – и спасение, потому что то, что творил Менгеле с беременными и младенцами, не поддается никакому осмыслению.

Гизелла спасла таким образом около 3 тысяч женщин, и знаете, что самое потрясающее? Она умудрялась делать все так, чтобы не лишить их возможности стать матерями в будущем. После аборта женщинам нужно было отлежаться, и доктор Перл писала всем липовые диагнозы вроде тяжелой двухсторонней пневмонии. Когда наши войска подошли к Освенциму, доктора Перл и других узников перевезли в лагерь Берген-Бельзен – и именно там в 1945 году немногие выжившие в этом аду встретили Победу.

Гизелла попыталась найти своих близких и поняла, что осталась на этой земле совсем одна. Она пыталась вернуться в медицину, но пережитое ей мучило так, что в 1947 году ей пришлось уехать из Европы в США. Именно там она попала под следствие как пособница Менгеле. Обвинения были действительно обоснованными: она так или иначе принимала участие в опытах Доктора Смерть, но когда следователи начали получать десятки и сотни свидетельств от женщин, которых она спасла, а некоторые из них уже успели родить детей, все обвинения с Гизеллы Перл были сняты. Понимая, что она может помочь со своим опытом многим людям, она переборола свой посттравматический синдром и устроилась гинекологом в одну из нью-йоркских больниц.

Всякий раз, переступая порог операционной, она говорила: “Боже, ты должен мне одного живого ребенка”.

И вы знаете, наверное, у этой женщины было право говорить с Богом именно таким образом: Гизелла Перл действительно помогла родиться на этот свет более, чем трем тысячам живых и здоровых детей.

В 1979 году доктор Перл переехала в Израиль, где продолжила заниматься врачебной деятельностью. В 1988 году она умерла, и на похороны пришли сотни людей, а в газете написали некролог, в котором назвали доктора Ангелом Освенцима.

Как видите, ангелы бывают разными – и то, какой путь прошла эта женщина, лишний раз доказывает, что в самой мрачной тьме, среди самого страшного и невыносимого зла, может встретиться человек, чьими руками Господь сотворит добро из того, что у Него есть – из зла.

2 Comments

  • Анна Пронина says:

    Ирина, какая интересная история. К своему сожалению, не слышала про нее ни чего. Очень интересно. Жду ещё.

    • admin says:

      Я сама узнала о ней не так давно и была шокирована полной невозможностью дать какую-то моральную оценку тому, что она делала.

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *

Copyright © 2009-2021 Заметки эмигрантки All rights reserved.