3

Joffre Lake – путешествие в идеальный мир

Posted by admin on June 26, 2021 in Канада |

Каждый из нас, ребята, перезагружается своим способом. Для нас – это хайки.

Мы с мистером Адамсом ехали долго, почти 200 км в одну сторону, так что поговорили о многом. Так вот, мы оба поняли, что если бы нам обоим сказали в юности, что мы станем завзятыми хайкерами, мы бы никогда в это не поверили. Потом задумались – а ведь мы бы не поняли слово “хайк” тогда, в 90-х, и даже если бы нам предоставили аналог “туризм”, то оказалось бы, что речь идет все равно о двух совершенно разных явлениях.

Объясню, почему. Для меня и для мистера Адамса “туризм” – это палатки, котелки, необходимость мыться в реке, тащить огромные рюкзаки и бесконечно бороться с комарами. Цитирую мистера Адамса: “Да, в молодости позажиматься с девчонками у костра – это классно, но все остальное – слишком энергозатратно”.

Хайкинг – это несколько иное. Во-первых, это не просто “вышел на природу и пошел”. Мы предпочитаем хайки одного дня, это значит, ты приехал в некий национальный парк, выбрал один из трейлов (а трейл – это проложенная тропа, размеченная, оборудованная для пешего хода), прошел по нему и увидел в конце нечто прекрасное. Практически всегда трейл оборудован туалетами, стоянками, возможностью связаться со спасателями.

Ну и, наконец, не последняя роль – имеется у коннотации. В моей голове “туризм” – это когда треники с пузырями на коленях, необъятный рюкзак, набитый всяким необходимым трэшем, каша на костре и то, от чего я готова биться головой о все поверхности – фальшивое пение под расстроенную гитару про “милая моя, солнышко лесное”. Умоляю, не обижайтесь на меня те, кто любит или любил туризм – это сугубо мои личные тараканы.
Хайкинг – это когда сел на машину, приехал в красивое место, обул правильную обувь, на тебе – дышащая одежда. Маленький рюкзак с водой, аптечкой, энергобатончиками, медвежьим спреем и колокольчиком (без колокольчика у нас на хайки ходить не рекомендуется, зверье надо предупреждать о своем появлении заранее, тогда оно и не вылезет на человека). Прошел 10-25 км (в зависимости от длины трейла), обалдел от увиденного, вернулся домой, принял душ и валяешься на диване, перевариваешь порцию эндорфинов.

И это – как раз прямо самое мое, самое лучшее хобби. Мистер Адамс целиком поддерживает этот формат – и единственное, о чем я жалею, что не придумали еще портала, который бы позволил мне вытаскивать на наши хайки вас, мои дорогие читатели.

Ну а теперь – давайте к отчету о том, где же мы перезагружались в этот раз.

Joffre – на самом деле не одно, а три озера, расположенные каскадом. От Ванкувера это почти 200 километров, это самое большое пока расстояние, на которое мы удалялись от дома, потому что если ехать дальше – то нужно останавливаться в мотелях и ночевать, а мы пока на такое не готовы.

Путь лежит на север, в сторону Аляски. Это хайвей 99, огромная трасса, проложенная через всю Канаду. Я не обрабатывала ни одной фотографии, просто уменьшала размеры. Это реально такой цвет – полосы, которые вы видите на горах, – это солнечные лучи. На часах 7 утра.

Хайвей почти пустой. Водителю тут очень важно сосредоточиться на дороге и не крутить головой – а окружающие красоты таковы, что сделать это очень трудно.

Это город Вистлер, горнолыжный курорт, тут проводилась Ванкуверская олимпиада. Как видите, горы становятся все выше

Или вот такое вот в окошке увидеть. Это скала Ставамус, с нее прыгают парапланеристы.

А это город Пембертон. Вернее, это индейская резервация недалеко от Пембертона. И ежели в следующий раз вам кто-нибудь скажет, что резервации – это такие мусорники, где живут бедные угнетаемые индейцы, вспомните эту фоточку. Да, кстати, везде понатыканы значки, что ежели кто в резервацию сунется без разрешения, можно будет потом сильно харкать кровью в качестве ответочки.

Но все же есть одно отличие. Помните, я постила отчет о посещении Чилливака? Это больше ста километров, но в другую сторону. Параллельно с американской границей, в сторону Атлантики. Так вот, Чилливак – это место фермеров, белых фермеров самых разных национальностей. Вылизанная, идеально обработанная земля, прекрасные дома, множество ухоженных домашних животных – от коров и лошадей – до лам и овец. Пембертон – практически одни сплошные резервации. Я не стала фотографировать то, что мы увидели (не уверена, можно ли), но русскоязычные читатели сразу же могут визуализировать то, что я опишу. Покосившиеся сараи, старые некрашенные заборы, кучи ржавых машин от 60-х до нулевых годов выпуска. Рядом же стоят новые машины, купленные недавно. Поросшие бурьяном участки. Грязная техника с вековыми слоями почвы. Если построен дом, то с него не сняты даже наклейки строительной компании, так все и оставлено. В украинском языке имеется очень точное слово “занэдбаный”. Это не просто неухоженный, а это нечто, на что плюнули и оставили гнить как есть.

Я не могу избавиться от мысли, что индейцы – уставший жить этнос. Они живут среди непередаваемой красоты, у них огромное количество преференций от государства: от того факта, что они не платят налоги, до бесплатной медицины и бесплатного же обучения во всех вузах (даже от ковида первыми привили стариков и коренных жителей). Но… поздно пить боржоми… Этнос умирает, он теряет интерес к жизни, ему больше не нужно преобразовывать окружающую действительность, улучшать мир вокруг себя. Это очень грустно – в том числе и оттого, что я вижу признаки этой усталости и в европейской цивилизации, во всей белой цивилизации, от Ванкувера до Находки. Это – увы – наше будущее, пусть оно наступит нескоро, но достаточно увидеть то, что мы увидели, – чтобы понять, к чему все идет.

Но не будем о грустном.

Joffre Lake парк – был закрыт два года эпидемии, да еще и мы в нем не были пару лет. За время карантина трейл идеально подновили.

Я так понимаю, это поилка для собак (а может, и лесных обитателей). Держать руку в этой воде очень сложно, через пару секунд ее сводит. Вода ледяная

Как я уже говорила, три озера каскадом спускаются одно в другое, трейл проложен вдоль ущелья – и шум от воды сопровождает вас практически все время. В момент фотографии раздался дикий треск, больше всего напоминающий взрыв салюта. Прямо на наших глазах рухнуло одно из деревьев, подняв тучу пыли.

Это Первое озеро. Если вы видите его с этой обзорной площадки, значит, Второе уже совсем скоро 🙂

Даже мертвые деревья в этом месте – потрясающей красоты

Второе озеро. Место невероятной красоты, абсолютно нокаутирующей в тот момент, когда, запыхавшись после достаточно крутого подъема, ты выходишь на берег. Забывается все: и сбитое дыхание, и жара, и кружащиеся мухи и комары (мы забыли обмазаться маслом чайного дерева и обнаружили, что нас покусали, правда, крайне деликатно: мы ничего не чувствовали до нынешнего утра).

В этом году любой визит в популярное хайковое место – производится по билетам. Их можно бесплатно заказать на сайте парков Канады, и, с одной стороны, это жутко неудобно, потому что в выходной день билет получить просто нереально, их резервируют в прямом смысле в первые секунды (начало резервации – 7 утра каждого дня). С другой стороны, это невероятный, нереальный кайф – быть на трейле с очень малым количеством людей. Обычно на это бревно – дикая очередь из инсталюдей, принимающих самые заковыристые позы. Из природной вредности позу я не приняла, ибо бревно живописно и без меня 🙂

От Второго до Третьего – всего километр пути. С трейла просят не сходить – везде полно чувствительной альпийской растительности

Цвет воды – совершенно потрясающий. Обратите внимание на это фотографию. В центре – серая насыпь с зелеными былинками. Чуть правее – темная каменная масса, окруженная белым полуовалом. Запомнили масштаб? Скоро это вам пригодится.

Теперь масштабируем – и становится яснее, что это такое. Это и есть мой незакрытый гештальт: именно этот камень и этот водопад притягивал меня все прошлые разы, когда мы посещали озеро. Я знала, что туда можно дойти – мы видели там палатки. Но не мы не понимали, куда нужно идти. Мое нытье так вдохновило мистера Адамса, что он решил порыскать по окрестностям – и нашел выход на тропу, ведующую на ту сторону озера. А цимес ситуации в том, что на берегу Третьего – нет песка, там сплошные валуны величиной от колеса легковой машины – и дальше до размера средней деревенской хатки.

Народ на этих валунах выпадает в живописных позах и пытается кто кушать, кто купаться. Совершенно самоубийственное занятие, доложу вам, ибо вода, повторяю, ледяная. Сердчишко испытывать слишком стремно – от дикой жары да в такую водицу.

В общем, коли жена ноет, отчего ж ей не найти тропу к незакрытому гештальту. Мистер Адамс, умудрившийся попрыгать по паковому снегу и провалиться по колено в ледяную воду, высушил носок на горячих камнях в течение получаса, пока мы поглощали энергетические батончики, и мы ломанулись по найденной тропе на ту сторону. Путь лежал частично через лес с корнями и камнями, все, как мы любим. А частично – мимо таких вот камнепадов, случившихся явно по насередке сейсмоактивности в незапамятные времена.

Шли мы через этот лес и камнепад – как раз в седловине между горами

Миновали камнепад – и мы на этой стороне. Озеро располагается на высоте 1200 метров и, как видите, чем ближе к леднику, тем ниже елочки.

Вот она! “Та сторона”, которая оказывается не менее прекрасной, чем то, что мы уже видели. Этот вид – лучше всего описывает английское слово stunning, когда ты онемеваешь, замираешь от восторга. Под горой в центре фото – маленькие серые пятнышки. Это и есть те самые валуны, на которых сидят люди.

Вечные снега. Синий лед – это один из языков ледника, окрашивающего воду в этот потрясающий цвет

А вот и сам ледник. Голубая громадина, от которой веет холодом. Я долго думала, что за цепочки следов идут по снегу, мистер Адамс считает, что это снег сползает, мне они кажутся оставленными кем-то живым.

В любом случае – это нечеловечески прекрасная кристалльная геометрия

До этого водопада можно было прогуляться, но меня тянуло к другому водопаду

Вот он. Та самая маленькая “белая полуокружность”, которую я просила вас запомнить. От ледника вниз с шумом течет эта речка, образующая огромный водопад. Я не знаю, как люди тут ночуют в кемпинге, стоит просто нереальный шум, слышимый даже с той стороны озера. Помните фильм “Тихое место”? Так вот, инопланетяне бы тут коллективно сдохли, высадившись, от этих децибел.

Старались двигаться осторожно, чтобы не повредить альпийскую растительность.

Эти цветочки очень маленькие, но от них стоит в долине невероятный тонкий аромат

Даже мох здесь какой-то “райский”, что ли… Мягкий и чудесного цвета.

В сторонке стоят вот эти агрегаты (и туалет на склоне). Агрегаты нужны, чтобы вся еда, которая имеется у кемпинговых жителей, была на ночь поднята наверх. Иначе – все голодные и страждущие обитатели гор спустятся, чтобы устроить великий туристический шмон на тему “дайте покушать”.

А вот еще один водопад. Он находится по пути от Второго к Третьему. Чудесное место, но окрашенное кровью… Несколько лет назад одна инстадевушка решила сделать эффектный сэлфачок на камнях… Ну и все… Чудовищная сила воды подхватила ее и потащила вниз. За ней прыгнул ее парень, за парнем – его друг. Три искалеченных тела выловили в Первом – поток со страшной скоростью низвергается по камням, русло полно упавшими стволами, камнями и прочим мусором… (подвесилась, а падеж тут какой нужен: полон упавшими стволами или упавших стволов?) Рейнджеры просят и умоляют, пишут на знаках: не лезьте, не нужно… Это опасно… Но увы…

Не хочется заканчивать на пессимистической ноте. Пусть будет еще один водопад, просто красивый, никого не забиравший.

Вы знаете, мы с мистером Адамсом редко засиживаемся в конце хайка. Ну полчаса, ну минут сорок. Покушали, полюбовались, пофотографировали. Но тут – с нами было нечто нереальное. Каждый из нас говорил: “Ну что, пойдем назад?” Второй соглашался, конечно… И мы шли вперед. Мы просто физически не могли уйти, нас водило кругами, мы останавливались каждую минуту, чтобы понять, что мы не в состоянии повернуться и пойти назад к машине. Причем мы понимали, что нас впереди ждут 200 километров дороги, что надо успеть к моей коллеге засветло, забрать у нее рабочий телефон и ключи от здания (я брала отпуск и меня подменяла коллега), что нас ждет мисс Адамс, которая осталась дома решать последние учебные дела. Но это действительно было выше наших сил – просто решиться уйти.

Я все время думаю, ну какой же будет рай, если тварный мир, который, согласно духовному опыту людей, – всего лишь бледная и дебелая копия того, что они видели выходя из тела, – такой прекрасный? Именно благодаря Канаде я поняла, что красота – действительно может стать едва переносимой телесно, восторг, который испытываешь, глядя на природу, действительно может казаться на грани. Еще чуть-чуть – и все, тело разнесет на атомы, оно вспыхнет и исчезнет от совершенно исступленного восторга.

Потом мы все же усилием воли и пинками заставили себя спуститься вниз, к машине, раскалившейся до совершенно адского состояния… А потом еще сидели и молча смотрели фотографии, понимая, что этот опыт надо переварить, отстоять внутри себя… Так что пост делаю ровно через сутки, когда вербализация включилась хоть наполовину.

Я безобразный оператор. Но хотя бы так

3 Comments

  • Тётя Эля says:

    Спасибо за экскурс, Ириша, красота действительно, величественная!:)
    Видео хорошее, не наговаривай на себя, вид потрясающий открывается внизу, шум водопада неимоверный, просто чумовой! 👍
    Как же всё-таки прекрасно все то, что пока не трогает рука человека.

  • Галина says:

    Я тоже не турист ни разу. Муж тянет в поход, а я как представлю одних только комаров и поход в туалет с саперной лопаткой, меня сразу начинает мутить. И гитару с костром мне тоже не надо. Вот такие однодневные вылазки налегке мне больше импонируют.
    Спасибо за фото и ролик – красота невероятная!

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *

Copyright © 2009-2021 Заметки эмигрантки All rights reserved.