18

Эта элита бракованная, можно другие посмотреть?

Posted by admin on October 15, 2021 in Шик-блеск |

Ребята, спасибо за комментарии, меня они заставили сегодня задуматься.

Речь идет о все том же происшествии с Собчак, реакции на него и общественности, и моих друзей и близких, и моей лично. Наверное, впервые жалобы Ксенианатольны на волны ненависти действительно не преувеличены, а, наверное, даже преуменьшены, потому что кровавая барыня не понимает, с чем она сейчас столкнулась.

Коммунисты и либералы, мужчины и женщины, интеллигенты и рабочие – действительно огромное количество людей, думающих и поступающих в жизни по-разному, сегодня объединены одной общей эмоцией: осуждением Собчак. О ней вообще сейчас слова доброго не услышишь, не будем считать малочисленных друзей или родных, старающихся хоть как-то оправдать Ксению. Что я ни читаю, кого ни слушаю – слышится примерно одно и то же: да, Ксения не была за рулем, формально она не виновата, предъявить ей нечего, но вот нравственная сторона вопроса…

В нравственном суждении на заданную тему люди удивительно единодушны: поведение Ксении невозможно оправдать ни шоком, ни травмой, ничем иным. Став участником ДТП с пострадавшими нравственно полноценный человек обязательно попробует узнать, как себя чувствуют те, кто находился в другой машине, странным как раз кажется другое: ощупал руки-ноги себе, огляделся, как спутники – ну и все, вызывайте карету, самолет ждать не будет. А что там в искореженной машине? В жопу вопросы – ехать надо.

Вспомните совершенно улетевшего в астрал пьянющего Ефремова. Еле державшийся на ногах конченный алкаш все же пытался прорваться к машине и узнать, как там водитель. Да, Ксении не было за рулем – но каким полностью отмороженным человеком нужно быть, чтобы объяснить себе, что “пострадавшими уже занимаются люди” – и поспешить домой “к сыну”. Какие люди и кем занимались, если Ксеньанатольна отбыли до прибытия скорой и милиции? Сами понимаете – вопрос риторический.

И вот тут, ребята, обращаю ваше внимание именно на словоформу “люди”. Имеется “кровавая барыня” и имеются “люди” (в людской вообще идет своя жизнь, куда паны заглядывают исключительно мельком), поэтому и делами людской должны заниматься люди, у барынь имеется “свой круг”, вот как раз дела этого “круга” – так и быть, могут поколыхать и заинтересовать нашу элитарную даму из катафалка. И что бы сейчас Ксения ни делала для пострадавших, как бы ни нанимала лучшего адвоката водителю, как бы ни оплачивала лечение пострадавших – народ все равно помнит именно первую реакцию, именно ту, которая, по мнению народа, и была настоящей. Пересесть в машину и уехать в аэропорт. А что там делается после – так Бог весть, может, пиарщики насоветовали, а не у самой Ксении порыв помочь случился. Заметьте – опция по умолчанию в отношение Собчак у народа именно такая.

Да, можно сколько угодно делать выводы, что репутация Ксении Собчак у соотечественников застыла на уровне абсолютного нуля; не помню, кто там из блогеров бросил, что Ксению настолько ненавидят, что если бы она даже держала голову умирающей на коленях сидя на земле в луже крови, ее бы все равно захейтили. И с этим действительно трудно поспорить: после всех эскапад недокандидата в президенты России найти искренне симпатизирующего Собчак человека не из круга ее близких – будет сложно. Но мне кажется, что тут дело не только и не столько в Ксении.

Дело в том, что русские люди, кажется, действительно сильно устали от навязанной им элиты, а Ксения просто является эдакой “точкой сборки”, в которой сошлись лучи бобра, отбрасываемые несколькими элитарными группами.

Во-первых, она – эдакая политическая прЫнцесса, дочь “самого Собчака”, “крестница Путина”, сиживавшая на коленках всего нынешнего политического истеблишмента (а в глазах русского народа это сейчас совсем не репутационный плюс). Во-вторых, Ксения причастна к самому ненавидимому поп-проекту, чье имя стало синонимом бескультурья и жлобства, к тому самому Дому-2. В-третьих, Ксения попрыгала по постелям очень многих олигархов, потом – по постелям оппозиционеров, потом – выбрала мужа из богЭмы, на котором хотя бы лежал отствет его знаменитого отца, а потом мадам поменяла одного богемного мужа на крайне несимпатичного другого мужа, планомерно наводняющего русскую культуру своими малодаровитыми продуктами “творчества”. В-четвертых, Ксения умудрилась настроить против себя верующих – своими идиотскими и совсем несмешными упражнениями из серии “смелая Ксения разоблачает тупое стадо”. В-пятых, “журналистская деятельность”, которую даже нельзя назвать профессиональной, настолько Ксения бездарна и в роли интервьюера, и в роли новостника, и в роли светской обозревательницы.

Иными словами, Ксения имеет отношение ко всем “элитарным элитам”, и там она поспела, и там успела, и там отметилась – а по факту, куда бы она ни прислонилась, результат один: ни уму, ни сердцу. Неуместно, неталантливо, натужно и раздражающе. Еще и сопровождается вечным “я всего добилась сама, а кому я не нравлюсь – просто завидует”.

Наверное, именно то, что Ксения имеет отношение ко всем стратам нынешней российской “элиты” (беру слово в кавычки, сами понимаете, почему) – она и отдувается за всех. А это говорит только о том, что не в лично Ксении дело, а в том, что люди устали от “лучших людей страны”, людей достала самоназначенная элита – и они это активно демонстрируют.

Раньше, когда жизнь была полегче, не было пандемии и экономических кризисов, элита действительно могла себе позволить свысока смотреть на “людей” и тешить себя иллюзиями о том, как все вокруг исходят от зависти. Люди-то что, люди работали, жили, а в качестве развлекухи ходили посмотреть на “мир богатых и знаменитых”. Кто и правда подобно Золушке бегал посмотреть, как нарядные люди танцуют на вощеных полах, кто, подобно нам, ездил на экскурсии поржать, как жлобы играются в аристократов. Но все были при своем – элита элитничала, народ развлекался наблюдениями (ну или мечтами приблизиться) – однако оба эти слоя практически не перемешивались и существовали параллельно друг другу.

А вот когда жить стало действительно хреново, когда беднякам стало настолько худо, что они подняли голову и спросили себя: ну а как же нам дальше существовать? Где те идеалы, глядя на которые мы хотя бы испытаем моральное облегчение, где те замечательные люди, на которых нам захочется походить? А вокруг – Барисна со своим геронтологическим серпентарием, Даня Милохин сотоварищи и брезгливо морщащиеся элитарии из лагеря тяжелого люкса и инстаписек. И все людей почитают исключительно как быдло, мусор под ногами, чья функция – исправно восхищаться и покупать билеты на концерты, а сказать чего поперек – не моги, ибо грязь под ногами права голоса не имеет.

И оказалось, что роль этой грязи исполняют не какие-то условные селяне и пролетарии, а вообще все, кто “настолько туп, что беден”. Ну то есть учителя, врачи, инженеры, ученые и прочие примкнувшие к ним неудачники. По сути – все мы. И демонстраций презрения ко всей этой “грязи под ногами” “элитарии” не оставляют уж сколько лет, совершенно не соображая, что народу живется настолько хреново, что его уже не удовлетворяет некая параллельная государству и элите жизнь, у бедствующего народа, у которого на столе все жиже похлебка, по всем законам развития социума, появилась нужда в нематериальном, высоком, которое и поможет ему пережить сложные времена.

Когда становится мало хлеба, нужны не зрелища, нужна пища душе – которая поможет телу выстоять и выдержать испытания. Плохо, очень плохо наша “элита” знает историю собственного народа. Та же Ксеньанатольна могла бы поинтересоваться у земляков: отчего в блокадном Ленинграде полумертвые от голода замерзающие люди шли на концерты в бывшую Мариинку, где им пели и играли шатающиеся ослабевшие артисты, укрывающие под слоями грима синяки под глазами и выкладывающиеся так, словно их слушают все короли мира.

Страдающим людям нужны примеры, им действительно нужна элита, которой захочется подражать, на которую захочется смотреть как на представителей лучшей, правильной, идеальной жизни, – богатой не деньгами, а нравственными образцами. А инстаписьки им завтраки на тарелках от Эрмэ тычут и считают, что красоту прививают.

Формирующийся запрос общества на нравственность говорит о том, что люди в России меняются. Это не быстрый процесс, но он идет – и идет достаточно скоро, если смотреть с позиции историка. А элиты не понимают, что происходит с народом и предлагают ему ту же систему ценностей, какую предлагали и в тучные десятые: бабло, люкс, радуйся тому, что поем и пляшем, снисходим к вашему убожеству. Но это очень опасное заблуждение, отрыв от реальности таков, что они не осознают, что народу нужна другая элита, не вот эта ущербная, а настоящая, которая сможет действительно повести за собой. И что оглядываясь вокруг люди видят либо те же политрожи, набившие оскомину, либо тех же “представителей культуры”, чья юность пришлась на эпоху брежневского застоя, либо молодых кретинов типа Милохина или Инстасамки. Художники, писатели, режиссеры, актеры? Хавайте шо имеете, а имеем мы не сильно много. Аристократы? Бродячий цирк имени Романовых к вашим услугам.

Спрос имеется – а с предложениями туго. Причем элита-то имеется, просто эти люди сидят себе тихонько по своим институтам или студиям, известные крайне небольшому кругу почитателей, а пробиться куда-то наверх у них нет ни сил, ни связей – социальные лифты наглухо заварены с тех самых време, как у “элитариев” свои дитачкы подросли. И пока народ жил мало-мальски сытно, он еще как-то терпел, а вот когда душе стали нужны ориентиры – вот тут для “элитариев” и пришла пора приближающейся (но не чувствуемой) жопы.

Русский народ страстен не только в любви – но и в ненависти. И пока ее на себе испытывает только мадам Собчак. А вот какому игроку приготовиться следующему – большой вопрос, но думаю, этих игроков станет все больше.

У русских все четче вырисовывается понимание, что их элита поломалась, и вот когда люди произнесут то самое “несите следующую” – вопрос всего лишь времени. И высоколобые элитарии, продолжающие взирать вокруг себя по принципу “там ими занимаются люди”, рискуют нарваться на такое, что западные страсти вокруг Вайнштейна покажутся куличиками в песочнице.

Так что кто как – а мне теперь станет интересно. Сумеет ли на руинах поломатой элиты возникнуть новая, настоящая. Очень хочется верить, что сумеет. Потому что мне самой нужны идеалы, мне самой хочется тянуться и развиваться ориентируясь на. Так что – у меня тоже элита поломалась, мне нужна новая, дайте глянуть на весь ассортимент.

18 Comments

  • Антон says:

    Ирина, всё правильно. Но, увы, это справедливо не только для российской элиты.

    В тех же США миссис Клинтон без всякого смущения провозгласила несимпатичных ей простых американцев “a basket of deplorables”. Сосредоточенная в приокеанских метрополисах американская элита называет всю остальную Америку, где эту элиту не очень жалуют, “flyover states”. А что касается морального уровня этой самой элиты, достаточно познакомиться с историей Джеффри Эпштейна. Или поинтересоваться, в чьих карманах осели триллионы долларов, выделенные на построение демократической утопии в Ираке и Афганистане. Конечно, американская элита образованней и культурней нашей и гораздо искуснее лицемерит, но по сути – та же фигня. Не зря свою столичную элиту американцы называют “болотом”. Если взять Францию, то там Макрон и его команда беззастенчиво демонстрируют презрение к “быдлу”, а заодно и к истории и культуре своей сттраны. За свой стиль правления и величественное презрение к народу Макрон уже давно получил кличку “Юпитер”. О его моральном уровне говорить, думаю, излишне. И так – какую страну ни возьми.

    Так что, если мы решим избавиться от доморощенной элиты, импортировать что-нибудь приличное из стран золотого миллиарда мы тоже не сможем.

    • Сергей says:

      С уважением отношусь к Вам, Антон, во многом с Вами согласен, читаю Вас с удовольствием. Но вот тут Вы не совсем правы. В вышеупомянутых Вами странах народ не беднеет так, как, увы, в нашей. И по идее, люди там не должны бы так острее нуждаться в светлых идеалах. Но тем не менее, соитло Джони Депу засветиться в скандале с домашним насилием, и ни одна студия не желает больше иметь с ним никаких дел. Новую серию “Пиратов” решено было снимать без него. Тот самый пресловутый институт репутации у них развит.

      Тамошние элиты и звёзды вынуждены считаться с народом. Наши же не ставят ни во что. Что мама Ксюши называла россиян “бомжеватыми”, что дочь далеко от мамы не ушла. Яблоко от яблони.

      Нам действительно не хватает идеалов после рухнувшего СССР, который хоть и был царством безбожия, но людям эти идеалы светлого давал. Что делается сейчас, это капец, и если б не Православие, которому разрешили нести проповедь, был бы мрак полнейший.

      Недавно посмотрел фильм “Быстрые девушки” из Великобритании. Ну, интересна мне тема про спорт. Мне хотелось пересматривать его несколько раз, настолько хорошо он снят, при небольшом бюджете и малоизвестных актёрах. И сюжет незамысловат, нет там никаких спецэффектов. Но так хорошо и просто показаны человеческие взаимоотношения, простые радости, жажда жизни.

      Что показывают нам? Пересильд, Сашу Будникову, Пугачёву с Галкиным, ту же Собчак. Почему? Да потому что у нас с народом не считаются. За что нас держат, тем и кормят. Центральные каналы лучше вообще не смотреть.

      • Антон says:

        Сергей, по поводу репутации на Западе, вы абослютно правы. Потерять её сегодня легко, и это обойдётся дорого. Вот недавно прочёл любопытную статью на эту тему: https://www.theepochtimes.com/todays-orthodoxies-put-quotation-marks-around-freedom_4040949.html

        Героиня этой статьи – профессор Сассекского университета Кэтлин Сток, философ-феминистка. Её репутация сильно пострадала в связи с тем, что она публично высказывалась в том духе, что человек не может изменить свою биологическую индентичность с помощью хирургических операций и химических препаратов. Она имела дерзость утверждать, что некоторые вещи – например пол – изменить нельзя, это данность.

        Некая анонимная группа обвинила профессора Сток в грехе трансфобии и потребовала её увольнения. Ректор университета воспринял обвинение очень серьёзно, но отказался увольнять доктора Сток, ссылаясь на академические свободы. По мнению автора статьи, он поступил нетипично для человека, занимающего подобную должность (untypically so for persons in his position). Обычно подобного рода обвинения заканчиваются увольнением неправомыслящих.

        Влиятельная газета “Гардиан”, поместив на эту тему статью, озаглавила её так: “University defends ‘academic freedoms’ after calls to sack professor.” (“Университет защищает “академические свободы” после призывов уволить профессора”). Кавычки вокруг “академических свобод” как бы намекают, что ссылаться на академические свободы, когда речь идёт о таком чудовищном грехе, как трансфобия, просто неприлично.

        Но профессор Сток (пока что) легко отделалась. Есть примеры того, как люди, выступавшие, например, против абортов или однополых браков, были со скандалом уволены с довольно высоких постов и навсегда погубили свою репутацию.

        С другой стороны, из этого правила есть и исключения. Сын нынешнего президента США Хантер Байден очень сильно замазался в коррупционном скандале на Украине. Однако как-то незаметно, чтобы это ему как-то повредило. Не помешало это и его отцу стать президентом США и читать с высоких трибун лекции о морали и правах человека.

        Но, конечно, разве сравнится какая-то там банальная коррупция с такими чудовищными грехами, как траснфобия, гомофобия, исламофобия, мизогиния (список можно продолжить)?

        Зато вот популярная певица, выступающая под благочестивым псевдонимом “Мадонна” пользуется прекрасной репутацией и не упускает случае её укрепить. Так, после избрания Трампа она, надев на голову розовую шапочку, недвусмысленно изображающую женский половой орган, приняла участие в женском марше против Трампа. И не просто приняла, но и выступила на нём, очень пассионарно поливая Трампа отборным матом. Понятно, что такая героическая женщина, которая со всей страстью борется за всё хорошее и против всего плохого, заслуженно пользуется самой лучшей репутацией, какая только возможна. В отличие, от такого чудовища разврата, как Кэтлин Стокю

        • admin says:

          Мадонна уже бесит всех, особенно молодняк. Над ней смеются, как над фриковатой идиоткой. К Албарисне русский народ и то более снисходительно относится, эдакий раритет, чего б его не рассматривать. А Мадонна в своих трусах и с оплывшей физиономией, которая шокирует всех вживую после отфильтрованной инсты, реально вызывает брезгливость и отвращение.

          • Антон says:

            Приятная новость. Пожалуй, самая приятная за день.

        • Сергей says:

          То, что там процветают разврат и распутство, это Вы ничего нового для меня не открыли, Антон. Так было в истории всегда: в сытых процветающих обществах, лишённых правильных духовных ориентиров, как правило, разнузданность плоти достигает больших размеров. И современные общества тому не исключение.

          Содом и Гомора находились в плодородной долине с райским климатом, и были процветающими городами, но там не было духовной нравственной составляющей, отсюда и развращение плоти, достигшее пределов, когда плотское не обуздывается ничем.

          Лично я смотрю на эти порядки современных стран пофигистически: ну хотят они быть геями, их дело. Что касается института репутации, Антон, то у них хотя-бы такой имеется. Да, испорченный, как и нравственное состояние их общества. Но имеется. У нас же нет никакого вообще. И ту же Собчак сейчас везде, скорее всего, оправдают, сделав во всём крайним водителя. И будет она как и раньше, презирать “нарывающееся само быдло”.

          Мы же будем продолжать считать себя самым духовным обществом. Не обижайтесь, Антон, мне самому противно. За то, что шестилетняя девочка останется сиротою без матери наказаны будут не виновные, а крайние

          • Антон says:

            Сергей, я уже давно не считаю наше общество “самым духовным”. Как бы мне этого ни хотелось. А на западное общество я не могу смотреть пофигистически, потому что современная Россия – тоже часть этой постхристианской цивилизации, хотя и своей спецификой. Любая зараза, которая там появляется, неизбежно проникает и к нам. Железного занавеса, увы, уже давно нет.

          • admin says:

            Вот не знаю, Антон, все ли плохое можно обозначить как “не наше”, а проникшее с Запада. Разврат? Ой, как будто человечество не развратничало с древних времен во всех странах и на всех континентах. Гомосексуализм? Ну как бы неча на Запад пенять, в древние времена снова-таки это была норма и даже более возвышенная, чем примитивный брак, и чего творилось среди аристократии дореволюционной России рассказывать не надо, еще сто лет назад даже в СССР отголоски эпохи декаданса прокатывались туда-сюда. Аборты? Ну как бы вытравливание плода тоже не изобратение Запада. Я понимаю, что психологически легче сказать, что это не я сам научился, это меня сосед научил, но суть от этого не изменится, люди всегда и во все времена грешили много и с удовольствием.

            Так что я давно уже не пеняю на зеркало – приходится признать, что рожа крива и просто работать над собой.

  • Сергей says:

    И ещё. Говорят, что юридически Собчак невиновная. Никогда и ни за что не поверю в то, что твой личный шофёр везёт тебя на твоей машине на запрещённой скорости по встрече без твоего ведома, рискуя твоей жизнью и твоей дорогой тачкой, а ты тут не при делах. Шофёр человек подневольный, и если он попробовал делать что вопреки Ксюше, то просто остался бы без работы

    • admin says:

      Особенно мне интересно, куда ж подевались обязательные записи с регистратора. Если бы никто никого не подгонял, их бы первыми опубликовали, мол, невиноватая кровавая барыня, он сам гнал.

      • Антон says:

        Ирина, вы меня не совсем правильно понимаете. Я вовсе не утверждаю что “Запад изобрёл аборты” и тому подобные вещи. Я, конечно, глуп, но не до такой же степени!

        Я имею в виду, что Запад официально отказался от христианской морали, на которую раньше ориентировался западный человек. Это стало неизбежным следствием того пути духовного развития, на который Запад вступил уже очень давно – как минимум с эпохи Возрождения. Суть этого пути, очень грубо говоря состоит в том, что человек предпочёл автономное существование по своей воле жизни по заповедям Бога. Поначалу это дало, казалось бы прекрасные результаты – расширение индивидуальных прав, расцвет светской культуры и экономики и т.д. При этом в общем и целом индивидуализм человека сдерживался христианской традицией. Люди продолжали верить в Бога, бояться греха. Правда, начиная с эпохи Возрождения дьявола стали бояться больше чем Бога – отсюда и пресловутая “охота на ведьм”. Но внутренняя логика этого процесса привела к тому, что человеку Бог стал как бы не нужен. Его заповеди стали восприниматься как жестокий произвол, а сам Бог восприниматься как некий угнетатель. И западное человечество начало от этого “угнетателя” избавляться. Отсюда кровавая вакханалия “великой” французской революции и многие другие подобные события.

        Поскольку Запад направил все свои силы в сферу материального, он добился такого могущества, что весь остальной мир неизбежно подпал под его мощнейшее влияние. Россия и другие православные страны оказались для него особенно уязвима,, поскольку христианские элементы, сохранявшиеся в западной культуре, облегчали её усвоение. При этом усваивалась она в таких странах в уродливых, болезненных формах. Вспомним наших доблестных революционеров. Тем не менее, на православном Востоке ещё сохранялся запас подлинно христианской, неискажённой духовности. Оставались ещё Оптина, Дивеево, Валаам, Афон, Метеоры, Синай…

        Но процесс шёл и углублялся. Чем дальше западное человечество шло по пути гуманизма, тем больше ему мешали все традиционные христианские нормы и институты. Уже в 19 веке началась борьба против христианской семьи, против брака. Образование становилось всё более светским. В культуре усиливались антихристианские тенденции. Христианскую благотворительность постепенно стала заменять светская филантропия.

        В России дело кончилось тем, что антихристианские силы расправились с православной монархией и объявили Церкви войну на истребление.

        Однако возникшее в результате общество в России соединяло в себе очень противоречивые элементы – безудержно прогрессивные с весьма консервативными. Это было неизбежно, поскольку большинство населения в крестьянской стране было воспитано в партриархальном христианском, а местами и в мусульманском или языческом духе. И многие инновации большевиков не прижились. Большевики попытались было ввести “свободную любовь”, однако общество оказалось к этому неготово. Статью за мужеложество сначала исключили из УК, а потом ввели обратно. От регистрации браков отказались было, а потом снова ввели, да ещё попытались обставить заключение брака какой-то мертворожденной “советской обрядностью”. Институт семьи сначала объявили устаревшим, а потом семья была провозглашена основной ячейкой общества. Аборты то разрешали, то запрещали.

        И культура, при всех её недостатках, быстро стала довольно пуританской. По телевизору могли показать максимум затяжной чувственный поцелуй. И, в целом, телевидение в СССР не столько развлекало, сколько просвещало. Понятно, что просвещать пытались коммунистической идеологией, но не только. Была масса интересных научно-популярных передач, глубоких фильмов. Советские мультики были просто жемчужиной нашей культуры, и внушшали они детям не столько коммунистические, сколько вполне консервативные моральные ценности.

        А на Западе в это время свирепствовал примитивный консюмеризм и сексуальная революция. Это был новый этап безбожного гуманизма.Человек уже не видел никаких духовных причин ограничивать свои похоти и прихоти. Смыслом существования стало потребление, получение удовольствий. В СССР, несмотря на весь официальный материализм, такой подход к жизни осуждался. И цензура бдительно берегла советских граждан от этой заразы, внушая им некий советский идеализм, такие ценности любовь к Родине, честный бескорыстный труд, супружеская верность, уважение к старшим и прочие вполне консервативные ценности. Этим-то железный занавес и был хорош. О чём говорил, например, отец Иоанн (Крестьянкин).

        Но, конечно, советский идеализм, не имея под собой никакой духовной основы, оказался очень нестойким. По мере того, как христианские традиции выветривались из советского общества, а власти насаждали тупой скотский атеизм, народ в советских идеалах разочаровывался и становился всё более циничным.

        Когда железный занавес пал, то миллионы людей, особенно молодых, как изголодавшиеся, набросились на запретные плоды, которым начал щедро снабжать нас “свободный мир”. Именно в те годы, и сформировалась наша нынешняя позорная “элита”. Конечно, далеко не все советские люди ринулись потреблять эти самые запретные плоды. Многие пришли в ужась, пытались протестовать. Но их быстро задвинули те силы, которые правили бал в тогдашней России. А у большинства “дорогих россиян” иммунитета от этой заразы не оказалось.

        И вот теперь – мы часть всего постхристианского мира, пусть и со своей спецификой. И вместе со всем этим миром летим на всех парах в пропасть. Лететь осталось недолго.

        • admin says:

          Антон, я живу на Западе и понимаю, что для вас Запад является неким монолитом, который вы противопоставляете России. Но запад европейский и запад американский – это очень разные виды запада. А запад Калифорнии и Техаса – это еще более разные виды запада, так же как запад Германии и запад, скажем, Испании. Литва и Канада – это вроде запад, но совершенно разный внутри себя. Я поэтому понимаю удобство такого дуализма восприятия «есть Запад и есть мы», но мне все кажется гораздо сложнее, и, следовательно, непредсказуемее. Поэтому я уже давно не делю мир на «тут духовно, тут бездуховно, тут рыбу заворачивают».

          Ясное дело, нас всех в результате ждёт одно: конец нашего мира, но действительно ли мы наприконце, или еще потрепыхаемся, потому что маятник качнется в сторону очеловечивания людей, Бог весть.

          • Антон says:

            Ирина, видимо, я как-то не очень хорошо выразился. Я прекрасно понимаю, что Литва сильно отличается от Франции, а Исландия – от Австралии. Я даже в курсе, что между Канадой и США есть вполне ощутимая разница. И между Монреалем и Ванкувером – тоже. Ещё в 1989 году, когда впервые побывал за границей СССР – в Германии, один из местных зелёных мне доказывал, что культурные различия между Баварией и Шлезвиг-Гольштейном ничуть не меньше, чем между Германией и Турцией. Правда, я ему так и не поверил.

            Но при всём своём цветущем разнообразии западная цивилизация растёт из одного корня – западного христианства. Весь Запад пережил эпоху Возрождения, которой у православного (и нехалкидонского) Востока не было. В этом-то и суть всех различий между западной и восточнохристианскими цивилизациями. Что было возрождено в эпоху Возрождения? Мироощущение античного язычества, противоположное христианскому. Если христианин живёт с убеждением “всё истинное, лучшее не здесь”, то греко-римский язычник ничего хорошего от загробной жизни не ждёт, всё его внимание сосредоточено на материальном мире. Именно это мироощущение со времён Возрождения и начало на Западе беспощадную борьбу с христианством, в которой оно, наконец, победило. Именно этим мироощущением были вдохновлены Реформация, Просвещение, марксизм, фрейдизм и много чего другого. Но победа над христианством оказалася смертельной для западной цивилизации. Была убита её душа.

            Что касается православных стран, там тоже были свои любители язычества, особенно в Византии. но не они задавали общий тон. Хотя византийские язычествующие интеллектуалы внесли очень большой вклад в развитие идеологии Возрождения. В самой же Византии они составляли не особо влиятельное меньшинство.

            Но благодаря своем успехам в материальной сфере Запад стал большим соблазном для прочих цивилизаций. И особенно для православных, поскольку православная культура, с её христианскими корнями, была очень близка западной, где ещё очень много сохранялось от христианства. В результате, русские, греки, румыны, грузины, сербы – все соблазнились достижениями Запада и подпали под его мощнейшее влияние. Сегодня ни одна православная страна не может претендовать на звание представительницы особой, отличной от западной, цивилизации. Мы все стали частью одного большого постхристианского мира, несущегося на всех парах в пропасть. Различия между современной Россией и современным Западом несущественны. Православие у нас сохраняется лишь среди меньшинства населения, да и то в довольно разбавленном виде. Подлинно православных среди нас осталось ничтожно мало. И влияние Церкви на современную русскую культуру уже меньше, чем влияние Голливуда. Мы тоже гибнем.

          • admin says:

            Да мы все погибнем, тут двоякого трактования не будет, просто хотелось бы потрепыхаться. Страшно своими глазами увидеть гибель мира.

  • Natali says:

    Вот именно, железного занавеса!!я в германии с 1999 года…и это …конец.

  • Антон says:

    Ирина, должен признаться, что я был опять неправ. Мне казалось, что вы слишком мрачно смотрите на нашу элиту. Например, не понимал, чем вам так не угодила Симоньян. Но тут уже из других источников узнал такое, что вас понял и разделяю ваши чувства: http://www.katyusha.org/view?id=17706

    • admin says:

      Антон, вы тоже оценили эту новость. Я ничему не удивлена, это просто закономерный итог самого пакостного многолетнего вранья и кривляния. Для меня о Симоньян стало понятно вообще все, когда она старательно рыдала на камеру в том самом спортзале. Видите ли, я совершенно и абсолютно уверена, что имеются вещи, которые ни один нравственно вменяемый человек не станет демонстрировать. Слезы страшного горя – в первую очередь. Я не о кладбищах, а именно о слезах на камеру. Нормальный человек, переживающий страшное, в последнюю очередь будет терпеть рядом с собой оператора. Симоньян оператора не просто терпела, а явно было – что работает на камеру и на правильный ракурс.

      Больше на этого человека я всерьез не смотрю. Как на экспонат того нравственного дна, на которое может опуститься человек.

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *

Copyright © 2009-2021 Заметки эмигрантки All rights reserved.