0

Интервью Мизулиной Ирине Шихман

Posted by admin on December 13, 2021 in О человеке |

Репортаж из глубин глобального ох…..я

Вот это феечкО 1984 года рождения, отягощенное дипломом МГУ и типа знанием китайского языка – дало интервью Ирине Шихман.

Сказать, что я охренела, – это ничего не сказать. Я всегда думала, что высшее образование в одном из лучших вузов страны все же может обтесать даже самое сучковатое бревно, но увы… я не имела чести слушать Мизулину-младшую. Теперь КсеньАнатольна с ее разглагольствованиями на лавках анально-развлекательного шоу – кажется мне не совсем потерянным для общества человеком, ведь ксеньАнатольна умеет складывать слова в сложносочиненные предложения, а это – по сравнению с героиней интервью Шихман – нобелиантское умение. Так что теперь Катрин Мизулина заняла в моем личном блокнотике имени Ломброзо достойнейшее место. Давненько я не встречала такого апофеоза серости и невыразительности. Честное слово, даже златоустого мэра Киева слушать интереснее, ведь там можно наковырять таких перлов, что если не поймешь, так хоть наржешься.

БлондинкО в локонах, висячих сережках с брульянтами и жемчугами, голубом платьюшке в обтягончик и (назовем это по-моднячему) “мюли”, а по расейски-народному – в шлепках на босу ногу, полтора часа вещала пошлейшим, пакостнейшим канцеляритом, что родина опасносте, в тырнетах фейки, потому долой пропаганду наркотиков от Дудя и Моргенштерна.

Шихман мастерски гоняла Катрин самыми заковыристыми вопросами вроде “почему группа “Агата Кристи” может петь о наркотиках и ее не объявляют в розыск, а Моргенштерн и Дудь – главнейшие нарко-пропагандисты всея Руси. Почему Лепс признается на всю страну в наркозависимости и его “Рюмка водки на столе” – шлягер всех времен и народов, а Дудь, опрашивая бывших наркоманов, – совершает государственное преступление.

Но знаете, что? Зря та Шихман изголялась, это она Лабковского могла как-то смутить и заставить изворачиваться, а вот персонажей типа Катюшки Мы. так просто не перешибешь. Потому что совершенно пластмассовые глаза, квадратно-гнездовое мышление и канцеляритные фразы на любой самый иезуитски-заковыристый вопрос. И только иногда, мгновенные мимические реакции и изменение позы на оборонительно-закрытую могли чуток намекнуть, что наша борцунья с наркотиками и фейками в сети раздражена или растеряна – и ей не очень уютно сидится перед интервьюершей.

Я тут недавно Салтыкова-Щедрина перечитывала, и знаете… Его персонажи хоть смешными были, а тут… посредственная серость, ничем не выделяющаяся, не вызывающая ни злости, ни страха, ни смеха. Серая серость, которая настолько тупа и нагла, что не стесняясь говорит, что Никите Михалкову можно все, что “он уважаемый человек и его никогда не будут проверять на пропаганду наркотиков или экстремизм”. Эта серость настолько примитивна и самоуверена, что совершенно непринужденно вещает о том, что в сети полно тупой информации о теории заговоров – и что если Михалков говорит о Гейтсе и теневом правительстве, то это его точка зрения, а если об этом пишет “Новая Газета” или “Дождь” – то это фейки проплаченных Западом пропагандистов.

На голубом глазу дщерь Мизулиной объявила себя православным человеком, которого оскорбляют фоточки на фоне храмов или даже Кремля, что ее чувства верующей при этом страдают – но кто такой Василий Великий, в фонде имени которого она работала, мадам не в курсе, “это долгая история”.

Я не понимаю, на каком ресурсе Шихман не взорвалась и не оттаскала эту амебу за прокрашенные локоны, видимо, профессионализм не пропьешь, но я теперь стану задавать вопрос, почему в России становится так тяжело жить, гораздо реже. Потому что несчастная страна управляется именно этими простейшими. Тупыми, наглыми потомстственными бюрократами, умеющими делать только две вещи: говорить канцеляритом и изображать бурную кипучую деятельность на благо страны. Среди них в принципе больше нет кого-то яркого, пусть подлого, пакостного – но яркого, вроде барствующего Никиты, несущего свою ахинею про заговоры элит и особый путь родины. Остались вот эти плоды вырождения, через губу вещающие, что с народцем все так же не везет, туповатый тот народец и непросвещенный, верит в теории заговоров и ненаучный бред – и мне уже даже не хочется задавать вопрос: вы, суки, понимаете, что это вы, лично вы, наводнив телевидение мерзкими ненаучными шоу, ведунами и колдунами, фильмами о плоской земле и чакрами с астралами, ввергли людей в самые бездны суеверий?

Что с этими суевериями не в состоянии справиться ни всеобщий доступ к образованию, ни малочисленные просветители и ученые? Что это вы сделали людей такими, какие они есть – а теперь жалуетесь на тупость и непросвещенность масс.

Но эти вопросы у меня – пустопорожний выхлоп в ноосферу. Потому что этим тварям просто похрену, у них есть “дело жизни”, “чувства верующих” и “мне об этом ничего неизвестно” – а если они даже останутся без работы, если власть каким-то чудом сменится, ничего у них не случится. Поедут по Швейцариям и Кипрам проживать нажитое непосильным трудом, станут благообразными европейскими бюргерами, уважающими закон и живущими среди “народа почище”.

У этого поста не будет никакой морали, никакого вывода. Но все же для себя я кое-что вынесла. Мне долго были непонятны слова из апокалипсиса: Знаю твои дела, ты ни холоден, ни горяч; о, если бы ты был холоден, или горяч! Но как ты тепл, а не горяч и не холоден (Откр. 3:15).

Да, это о вере, но Мизулина младшая проиллюстрировала лично для меня, что это еще и о жизни. Вот эта теплохладность, “никакущесть”, серость и замыленная ровность, плато, как кардиограмма трупа… Это и есть самое страшное, что может происходить с властью в стране. Серые и бездарные теплохладные люди с целлофановыми глазами – разрушают все вокруг себя пострашнее, чем стихийные бедствия. Что тот торнадо или вулкан. Ну извергся, ну разрушения, погибшие… Но люди собираются, отстраивают все заново и живут дальше. А эти… эти медленно, как ржавчина или грибок, разрушают все до основания, превращая некогда здоровые целые ткани в труху, кучу мусора. Некому отстраивать и не из чего – все разрушено, все превратилось в прах, а они собираются и валят, прихватив нажитое на разрушении, оставляя за собой пустоту. И им не стыдно, не больно и не страшно – у них по умолчанию нечем чувствовать, они избранные из избранных, продукты естественного отбора.

Меня ни коим образом нельзя заподозрить в симпатиях к большевикам – и я не верю, что пишу это. Большевики хотя бы были пассионарны, да, они ввергли страну в катастрофу, но они верили, что выстроят рай для людей, пусть и наплевав на пресловутую слезинку ребенка. А эти – напоминают мне сытых клопов, которые сидят, присосались и раздуваются, напиваясь кровью. Нет у них никаких целей, никаких идеалов, никаких чувств – просто присосаться и раздуваться, чтобы потом переползти и снова сосать. Причем они настолько обнаглели и обленились, что даже не впрыскивают в организм-донор анальгезирующую жидкость. Перебьется тот донор, еще обезбаливать его. Понятия не имею, долго ли им еще так безнаказанно переползать с места на место и сколько виться той веревочке. Увы – альтернатива еще ужаснее: тот самый русский бунт, бессмысленный и беспощадный.

Поэтому не могу я тут никакого вывода сделать – просто еще раз ужаснуться, как же был прав дедушка Чипполо в своих выкладках о природе человеческой тупости, и какие разрушительные последствия могут быть у того, что идиоты в правительствах перестают быть компенсированы умными людьми.

Leave a Reply

Your email address will not be published.

Copyright © 2009-2022 Заметки эмигрантки All rights reserved.