0

Седина в локоны – по бесу на каждое ребро

Posted by admin on April 21, 2022 in О человеке |

Всем известны истории о том, что бывает с мужчинами после сорока с их сединой в бороду и бесами в ребра. Но почему-то мало кто обращает внимание на то, что седина бывает и в локон, а последствия этой седины – такие легионы бесов, что порой мужские истории кажутся детским лепетом.

Я тут давеча прослушала интервью мадам Белоцерковской Ирине Шихман. Ну ничего нового – прокуренная и чуть подвыпившая Ника в своем репертуаре вещала о великой магии и своих политических взглядах. Но кое-что из ее слов мне зацепило ухо – Ника рассказала, что ее брак рухнул, когда она истошно влюбилась в 45 лет и пришла к мужу “открыто и честно” рассказать об этом. Разумеется, великая любовь оказалась пшиком, брак рухнул – и Ника заявила, что она готова изваять табличку, предупреждающую женщин об опасности подобных любовей.

Тут с Никой невозможно не согласиться – роковой возраст ягоды опять действительно для женщин очень опасен. Последний всплеск гормональной красоты, сопровождаемый осознанием, что телега едет с ярмарки, порой толкает женщин к совершенно безумным, а подчастую и очень жестоким вещам.

Табличку я ваять не готова, а вот текст изваять – пожалуйста, тем более, что буквально в реальном времени давеча созерцала такой трэшак, что до сих пор не могу поверить, что все это действительно произошло.

По понятным причинам рассказывать историю в подробностях не могу – но общую канву набросаю, чтобы вы понимали, насколько женщина может сорвать все стоп-краны и превратиться в чудовище, даже не осознавая, что она творит.

Пока же попробую обрисовать проблему в общем.

Разборки с сединой в локоны проходят у всех женщин без исключения – так или иначе первые седые волоски, первые морщинки, первые лишние килограммы и другие возрастные изменения женщина воспринимает как жестокую пощечину от жизни. Только ж вроде жить начала – и на тебе, приехали. Дальше все зависит от масштабов происходящего и чувства умеренности. Кто-то начинает истошно подкалываться и закрашивать седины, пытаясь успеть все и сразу; кто-то наоборот, машет на все рукой и начинает ратовать “за естественное старение”; кто-то пытается маневрировать между дождевыми каплями – и жить на том, что выдано природой, с некоторыми поддавками в виде парикмахерской и косметолога, но без игл и скальпелей. Но главные изменения происходят в психике – женщине нужно учиться стареть и терять красоту молодости, заменяя ее на красоту ухоженности, постепенно смиряясь с неизбежным.

И вот тут в процессе этого смирения и настигают женщину главные опасности – потому что в процессе осознания “я тут, оказывается, с ярмарки уже еду” происходят “прозвоны” главных женских пунктиков “дык а че у меня тут по списку успешного успеха”, и не дай Бог какой-то пунктик окажется не забитым под завязку подпунктами а, а(прим), а(смотри сноску), а (нотабене) и а(я еще не решила, а это или в) Ха! Куда там однопроцессорным мужикам, у которых кризис прозванивает три жалких пункта “карьера-любовь-духовность”, куда этим одноклеточным до настоящих сложных организмов, у которых на одно решение бывает триста сомнений и оглядок назад.

Я уже достаточно подробно писала об этом вштыривании в постах о кризисе середины жизни, поэтому давайте поговорим именно о любовной любови как одной из самых важных опасностей ягодных бабских полян.

Тут в опасности все – и те, кто пропустил через свою постель кучи мужиков, а потом вышел замуж “вроде нагулявшись”, и те, кто вышел замуж в школьном возрасте и прожил с мужем несколько десятков лет, и те, кто никогда не был красавицей с разбитыми сердцами за поясом, и те, кто сиял волшебной красой на всю ойкумену. Пожалуй, только одна категория женщин проходит этот кризис по касательной – те, у кого имеется брак с присутствующей там любовью, настоящей любовью, да и то, раз на раз не приходится и кое-какие шторма на пути семейной лодки встречаются, что тут греха таить. Даже эти женщины в ягодный кризис задумываются, а любовь ли у них в браке или что-то напоминающее ее, и потом, проанализировав все подробно в компании особо доверенных подруг, понимают, что любовь – а значит, вышеозначенный пункт со всеми сносками и нотабенями мы закрываем одной большой галочкой “выполнено” и начинаем заниматься другими вытьями по другим поводам.

Но, как вы сами понимаете, любовь в этом мире – штука редкая, более того, мало кто понимает, какая она на самом деле бывает, поэтому когда женщина начинает подбивать жизненный дебет с кредитом, она задает себе вопрос: “Ну как, дорогая, как ты, любила ли в жизни кого-то или это все был морок и галлюцинация?” И вот от ответа на этот вопрос и зависит вся дальнейшая жизнь – потому что дальше женщина начинает думать, а что ж это за чувство такое, любовь. Это то, что она испытывала к однокласснику Жене? Или то, что испытывала к актеру Жигунову? Или то, что испытывала к неповторимому Витюне, звезде района? Или то, что испытывала к будущему мужу в самый яркий период женихания? Или то, что испытала к первому любовнику, ежели таковой был в жизни? А если все равно непонятно – любовь это была или нет, то книжки про пламя страсти или кино про серость в помощь – вот там явно любовь описана, и тогда испытывала ли я подобные чувства?

И горе той бабе, которая решит, что любовь – это не как у нее с Жигуновым или Витюней-звездой района, а как в книжке про пламя страсти. Потому что как только она эту мысль себе в голову допустит – все, вместе с этой мыслью к ней в ребра и постучится тот самый легион, который башку ей не только сединой усыпет, но и потрясающей, ослепительной дурью, которая была бы смешной, если бы не была такой трагичной.

Мы с вами давно уже сидим на этой завалинке – и давно уже обсуждали тот печальный факт, что самые большие подлости и пакости люди делают друг другу по насередке “великой любви”, а у женщин “любовь” вообще может оправдать все, что угодно, любую дрянь, которую она может совершить “ради вечного чувства”.

Вот вам абрис истории, простите, подробности рассказать не смогу, чтобы персонажи не стали совсем уж просчитываемыми.

Итак, представьте себе, жила-была на белом свете семья, поженились совсем юными, сразу после школы, по поводу великой любви, родили ребенка, потом еще двоих, жена как-то осела дома и стала вести хозяйство, благо, зарплата мужа не просто позволяла это сделать, но в дополнение позволила заиметь отличный дом, машину, позволяла путешествовать и даже откладывать сбережения. Муж, назовем его Максим, не пил, не бил, не гулял, будучи спокойным домовитым мужиком с золотыми руками, у которого дом и был его хобби, где каждая заклепочка, любые дизайнерские решения были сделаны его руками – поэтому ему особенно и не хотелось пить с друзьями или куда-то отлучаться из дома. Жена, пусть будет Альбиной, воспитывала детей, занималась какой-то хренью в интернете – то шила кукол, то низала бусики, то вязала макраме, короче, обычные домохозяйские радости в свободное от детской школы и кружков время.

И все было совершенно обычно и предсказуемо, пока Альбина не дожила до той самой роковой даты – и, видать, не начала подведение итогов прожитого. И тут оказалось, что со школьной скамьи муж один, а жизнь проходит мимо и некому знака подать – где ж та любовь водится и случилась ли она с Альбиной, поэтому сначала Альбина оглянулась вокруг и начала читать книжки “про любовь”: попутно наводняя сеть сначала короткими, а потом и более длинными опусами, описывающими сие великое чувство. Тут бы нам, знакомым Альбины, и заподозрить неладное – но кто ж обращает внимание на приступы графомании ближнего, ну пишет и пишет, чего уж тут. Однако, Альбина решила не ограничиваться красочными описаниями “он подошел и она лишилась чувств от их избытка” – потому что фантазируя на заданные темы она неизбежно пришла к выводу, что хозяйственный Макс – скучен, как прошлогодний новогодний огонек, поэтому любовь надо искать свежую, новую, незатасканную – и желательно прямо сейчас.

Ну а кого ты найдешь в нашем возрасте прямо сейчас? Да женатых мужиков – не в Тиндер же, ей Богу, соваться, мало ли, на какого извращенца набредешь. Поэтому Альбина окинула орлиным взором окрестности – и не нашла никого лучше мужа лучшей подруги. Цимесом ситуации было то, что лучшая подруга как раз получила инвалидность из-за несчастного случая и брак у нее впал в кризис, потому что лучшая подруга, пусть будет Валюша, мучилась хроническими болями, и вся современная медицина помочь ей не могла, хоть и муж у нее тоже не бедствовал и оплачивал хороших врачей. Валюшин муж, назовем его Матвей, так уж получилось, был успешнее Максима в финансовом плане, потому Альбине показалось, что ситуацию надо ковать не отходя от кассы – и она пошла на приступ этой крепости. Поначалу Матвей на Альбину не смотрел – уж не знаю, потому ли, что она все же значилась лучшей подругой супруги, или потому что не подпадала под его женский типаж, так или иначе Альбина всякий раз пролетала с томными взглядами и толстыми намеками на извилистые обстоятельства, пока не поняла, что за дело надо браться всерьез.

Мадам начали посещать диетолога, косметолога, стилиста и парикмахера – и мы все удивлялись, что ж тут такое происходит, ежели баба так мощно за себя взялась. Самые простодушные типа вашей покорной слуги рассыпались в восторгах по поводу происходящих изменений, обсуждая, что, мол, надо же, Альбинка какая молодец, своему мужику прямо подарок делает – расцветает прямо на глазах. Ага, расцветает, еще как расцветает – только не для своего садовода. Вернее, Альбина умудрилась-таки совратить Матвеюшку, воспользовавшись очередным залеганием Валентины в больницу и по ходу отзеркалив его интересы и внезапно заинтересовавшись вещами, на которые и смотреть не смотрела в период брака, – и одновременно изображая пламя страсти с собственным мужем, подогнавшим на юбилей отношений нехилых ништяков.

А потом – все, потом наша пара соединилась в порыве чувств, причем оба поступили предельно красиво: Матвеюшко выгнал больную супругу в поля, сняв ей какую-то хату в выселках и забрав себе общего ребенка, воспользовавшись яркими возможностями денег в условиях плохой работы закона, ну а Альбина – бросила всех своих детей на мужа и занялась воспитанием Матвея и его чада, ведь с одним – всегда меньше хлопот, чем с тремя, правда, панове? Попутно наша влюбленная пара наделала еще таких подлостей, что я до сих пор не могу поверить, что вроде бы обычные обыватели могут творить такое не просто с ближним, а вроде как с самыми близкими и недавно любимыми людьми, включая собственных детей. Попала дочка в больницу с аппендицитом? Но разве это повод прерывать поездку на курорт с любимым человеком? Не сдохла же, папаша присмотрел? Ну и отлично, молодцы, справились.

Да и друзья молодцы – лучшие подруги все знали и ни одна, ни одна из них даже не попыталась с нашей героиней поговорить и сказать: “Да ты охерела, что ли?” Причем понимаете, к одной из них я все же подкатила с вопросом: “Ну у тебя же самой семья, неужели ты не видишь, что эти двое натворили?” И услышала на голубом глазу: “Ты что, такая любовь – раз на миллион лет встречается”, что заставляет меня предполагать, что говорившая и сама если бы так не поступила, то в мечтах такой сценарий явно появлялся не раз и не два.

Я точно знаю, что впереди у нашей влюбленной пары – только мрак, потому что на таком гнилом фундаменте не выстроишь ничего, кроме покосившегося сортира, пусть этот сортир и будет весь покрыт сусальным золотом и увитым розами. Увы, оттого, что там розы и золото, суть сооружения не меняется – оно наполнено исключительно дерьмом и тем же дерьмом воняет.

Но пишу я это не для того, чтобы осудить и тут же наблестеться белым пальтом – мол, вот, смотрите, люди добрые, до какого беспредела некоторые доходють, а я в белом вся чудесная сияю нимбом. У меня по своему поводу иллюзии лет двадцать как исчезли – и я очень твердо и четко понимаю, что могу себе позволить белое пальто в заданных обстоятельствах только потому, что у меня есть мистер Адамс. А вот ежели на его месте был бы другой человек, так никто не знает, как бы я себя повела, ежели мистера Адамса встретила бы уже после замужества, и сдается мне, что сценарий был бы не таким белоснежным, особенно если бы в браке не было детей. Так что не знаю, как кто, а свое белое пальто я оставлю висеть на тремпеле, ибо – в любых других обстоятельствах оно было бы не сильно чище Альбининого.

Но я предлагаю вам не меряться белизной польт, а просто оценить ситуацию, когда вроде бы приличные люди без особенных грехов на плечами “по насередке любви” вдруг превращались в полных нравственных отморозков, способных положить на жертвенный алтарь своих чувств не только супругов, но и собственных детей. И особенно опасна подобная ситуация для женщин – с их бесконечными гормональными всплесками.

Вы же помните – медицина официально снисходительна к трем видам гормонального безумия: подросткового, беременного и климактерического. Этот предклимактерический женский всплеск, когда женщина испытывает последний расцвет тела перед долгой зимой, когда вроде бы увядающая кожа вдруг наполняется румянцем, все члены наливаются забытыми вроде силами, когда страх перед нежелательной беременностью уже полностью подконтролен, потому что и опыт, и медикаменты, да и фертильность уже не та… И вроде есть на что глянуть, и вроде мужские взгляды еще ловятся… Тут-то и настигает ее тот самый кризис – так что, это уже почти все? Это последний салют перед долгой ночью? Больше ничего не будет, а будут внуки и бесконечно тянущаяся старость и болезни? А как же любовь? Я любила в жизни или еще нет?

И не дай Бог, ответ будет нет или не знаю – вот тогда и наступает это обезумливание, когда у женщины может отказать любое критическое мышление, любая осторожность, любое милосердие и привязанность к самым близким людям. Это состояние действительно можно назвать беснованием – когда женщина ничего не видит, ничего не слышит, она устремляется навстречу “любви” как понесшая лошадь, и если на ее пути не встретится некто с очень твердой рукой, который просто схватит уздечку и будет держать ее твердой рукой, разрывая губы, пригибая голову долу и не давая ступить ни шагу в сторону, она просто рухнет в бездну и еще и других за собой потянет. Если встречи с твердой рукой не случается – самые скучные домохозяйки и самые тихие серые мышки могут стать достойными всего клана Медичи в искусстве плетения интриг и отравлений жизни окружающих, у них есть универсальное объяснение “это ведь любовь”, как будто любовь – это такой универсальный фиговый листок, прикрывающий любые мерзости и оправдывающий любые подлости, оставляемые за устремляющимся вслед за этим светлым чувством. И некому будет сказать, что все эти горы грязи и литры выпитой в борьбе за “любовь” крови – они совершенно бесполезны и напрасны, потому что как любой гормональный шторм, эта буря рано или поздно стихнет, и все, что останется, – это постепенное отрезвение, осознание содеянного и невозможность провернуть назад этот намолотый фарш.

Даже если женщина вроде как раскаялась и попросила прощения, даже если муж примет назад и дети вроде как простят, эту трещину ничем не заживить и не зашпаклевать, потому что вместо целого сосуда – у нас будет склеенный сосуд, конструкция хрупкая и неказистая, состоящая из осколков разбитых душ, у которых жизнь больше никогда не будет прежней, потому что предательство супруга и родителя человек всегда воспринимает как огромную катастрофу, собственно, это катастрофа и есть, потому что она обрушает весь мир и собрать его заново, научившись доверять ему, могут единицы, а остальные – волокут за собой последствия этих травм по жизни, раня уже своих супругов и своих детей – и этот маховик может поражать целые поколения, пока не найдется тот, кто его остановит на себе, решив сделать все иначе, осознав, какие раны предков заставляют его испытывать фантомные боли.

Что могу сказать в итоге.

Если вы подходите к этому опасному для женщины возрасту, знайте – вы в опасности. Вас не может накрыть, вас обязательно накроет кризисом середины жизни, и если вдруг так получается, что вы сомневаетесь в том, любили ли вы когда-нибудь, просто знайте – вы в зоне риска. Это как с низким уровнем кальция – ну есть такое? Значит, есть риск перелома, значит, надо беречься.

Если вы в зоне риска гормонального шторма – и он, как вам кажется, вас все же настигает, остановитесь. Просто остановитесь и попробуйте включить разум там, где его пытаются выключить гормоны и примкнувшие к ним бесы-разрушители брака. В этом возрасте мы уже не подростки, мы имеем какой-никакой опыт и силу воли, а значит, нужно просто волевым усилием поднять перед глазами стоп-сигнал и притормозить.

В идеале – воспользоваться помощью либо психолога, либо – вменяемой трезвомыслящей подруги, которая не будет кудахтать вокруг “это любовь, дорогая, боже, это любовь, ты такая счастливая”, а просто сработает скучливым и скрипучим голосом разума, который задаст простые вопросы: ты считаешь оправданной жертвой разрушить семьи, осиротить детей – ради своего великого чувства? Ты считаешь, что любовь – это разрушение, а не созидание? Ты считаешь, что уверена, что и через год, и через пять, и через десять лет вы будете вместе и этот человек тебя не предаст? Хотя… В случае с Матвеем и Альбиной – обе стороны чудесно дополняют друг друга, поэтому вопрос с предательством в этом случае можно вообще снимать, сдается мне, тут будет всего лишь вопрос времени – кто кого, и с учетом денег Матвея и возраста Альбины, думается мне, на горизонте вполне может возникнуть молодка лет тридцати, против которой у Альбины ни рожи, ни кожи, ни либидо, ни яйцеклеток живых, куда уж тут тягаться.

Так что, дорогие мои дамы, все же притормозите перед маячащими рядом с ягодным возрастом “тысячью чертей” и задайте себе один-единственный вопрос: а оно вам надо? Зачем закат своей жизни марать о такое жирное и невыводимое пятно, которое принесет страдания всем, включая вас саму? Зачем разрушать все то, что строилось годами и десятилетиями – ради совершенно призрачного и невнятного “счастья”, которое и счастьем-то назвать сложно, пока играет гормон и невозможно ничего адекватно оценить и предсказать.

Потому что происходящее с вами не называется любовью, происходящее с вами называется “страсть” – а чем страсти имеют обыкновение заканчиваться мы знаем еще со времен Льва Николаевича Толстого, и пусть в перспективе станция Дно у вас может и не замаячить, но поезда на этих станциях не всегда реальны, а вот обраточка от вашей псикихи – да и от Небесной Диспетчерской вас может не обрадовать. И говоря о психике – я говорю не о пресловутых бумерангах, а о том, что наша психика – в отличие от нас самих, многосоставна и наше подсознание может называть вещи своими именами тогда, когда мы можем быть склонны прикрывать их всякими благообразностями типа “любовь все спишет”. Увы, голос совести, голос нравственности – не прикрывается фиговыми листочками, этот грозный голос можно забивать всяким белым шумом ежедневных забот и хлопот, его можно полировать всяческими ссылками на романы и книги, щебетом подружек и лайками под фоточками от окружающих, но от этого он никуда не денется, поэтому разнообразнейшая психосоматика – это самое простое и незатейливое, что может ожидать людей даже не в конце пути, а в самом его разгаре.

Поэтому да, жертву принести будет нужно, непременно нужно. Только пожертвовать нужно будет не семьей и детьми, а своими страстями, своими гормонами, своим эгоизмом и в конце концов – своими бесами. И ежели к этой жертве приглядеться – не такая она уж и страшная, а вовсе и наоборот. Она – стоит того, чтобы ее принести.

Leave a Reply

Your email address will not be published.

Copyright © 2009-2022 Заметки эмигрантки All rights reserved.