4

Новые оды ненакрашенным женщинам

Posted by admin on May 20, 2022 in Temp |

По соцсетям снова пошел гулять текст Никиты Подгорного о ненакрашенных женщинах, писанный в счастливое доковидное время работы в офисах, когда никто еще не подозревал спецопераций и прочих кошмаров наших ревущих 20-х.

Если текст не читали, ссылку дам в конце, на Снобе он недоступен, но его перепостили столько раз, что уже не важно, где его искать. Но пару цитат кину, если вам лень будет ознакамливаться со всем опусом.

Теперь можно прийти в коллектив без тоналки, без помады, без украшений, не на каблуках, не в платье с кричащими рюшечками, без укладки, без загара, без золотой оправы очков, наконец, не в шубе – и тебя назовут красивой современной женщиной. Оценят твой здоровый оттенок кожи, простоту стиля, желание не акцентировать свою женственность на внешней атрибутике.

Раньше таких называли «простушками». Екатерина Пушкарева из «Не родись красивой». Низшее звено в женской пищевой цепочке. А теперь начальница приходит на работу в кедах и белой майке. Без укладки, без макияжа. Это теперь называется: «быть свежей». Естественная красота. Выглядеть «на свой возраст». Кому это надо? Кто это придумал?

Тут сошлись два клина. Первый: женщинам начинает быть все равно на то, что они женщины. Гендерная роль, в которой макияж, шубы, золото – обязательные социальные атрибуты. Это больше не важно. Кто-то видит в ненакрашенной женщине, одетой в белую рубашку своего бойфренда – замарашку, лишенную всякой женственности? Окей. Главное, что она видит в себе. Кто-то считает её бледной поганкой, которая вместо мини постоянно носит брюки? Да, пожалуйста. Ей просто так удобно. Комфортно с самой собой.

Внутренние настройки теперь другие и тоже не обязательной прошивкой, а опционально: хочешь устанавливай, хочешь нет.

«Я женщина не потому, что кто-то меня такой определяет, а потому, что я сама себя такой вижу. И я вне ярлыков и условностей. Я личность. Индивидуальность. У меня все по-своему. Даже, если это кого-то выводит из себя».

Второй клин: прогресс. Наука. Здоровое питание, натуральные крема и доказано действующие химические компоненты, продуманная физическая нагрузка – все это дает женщинам шанс на естественность. Хорошо выглядеть, хорошо себя чувствовать, быть активной, здоровой на долгие годы – это и есть XXI век. 

(https://www.liveinternet.ru/community/6090631/post429111648/)

Вот люблю я читать от мужчин (портрЭт героя можно найти в сеточке, такой хомячок с жиденькой бороденкой) про “естественность и натуральность”, которые почему-то должны символизировать позитивную для хомячка новость о том, что “женщинам начинает быть все равно на то, что они женщины”. Нет, ну, вероятно, для хомячка новость действительно небывало прекрасная: глянешь на портрет героя – и первое, что приходит в голову, так это то, что на него в принципе способна клюнуть действительно только женщина, которой “все равно на то, что она женщина”. Я вам больше скажу: дело касается только моего персонального опыта, но он достаточно велик. Так вот: за естественность выступают только очень неуверенные в себе мужчины, которые боятся, что их женщина – “загуляет”, если будет накрашена. Причем я сразу оговариваюсь: бешеный макияж в стиле “тонна тонака и метр помады” – вызывает неприятие и у меня самой, он смотрится комично, особенно на молодых девушках. А уж ежели носительница еще наколола лицо филлерами – так это вообще гасите свет, укрывайтесь в окопах… Давеча увидела дочку подруги – чудесную цветущую девицу чуть за 25. Девица была хороша, как майский сад – пока не подколола себе губы. Мы с мистером Адамсом аж оторопели – не сказать, что в образе “до” губы были тонкими: девица типажа Гермионы Грейнджер, с обычными губами средней пухлости.

Вид “после” навеял мысли о заднице бабуина, причем все подкалывающие губы барышни совершенно не думают о том, что распухшая верхняя губа полностью меняет не только черты лица, но и чисто физиологически тяжелеет, что приводит к раннему закладыванию носогубных морщин. Так майский сад превратился в жопу бабуина – и мы пытались контролировать лицо исключительно из жалости, чтобы не сильно обидеть ставшую “ухоженной красоткой” девочку.

Но я сейчас открою жуткую правду: на свете существуют не только полюса “натурель” – и “тонны тонака и помады поверх жопы бабуина”, в реальности правильный макияж мужчинами либо вовсе не замечается, либо они в принципе понимают, что женщина подкрашена, но воспринимают это как часть образа, и при случае задавания конкретного вопроса – могут задуматься и воспроизвести цвет помады. Особенно одаренные могут даже обратить внимание на цвет теней – но по моим наблюдениям, одаренность эта возникает, если этот цвет совпадает с цветом одежды.

В остальном – мужчины просто в общем и целом понимают, что у женщины подкрашено лицо, и это не потому, что они тупые, а потому, что они бывшие охотники – этот стотысячелетний генетический “хвост” настраивает мужскую психику на восприятие картинки в целом: вот лес, вот добыча, вот женщина и ее лицо “с чем-то накрашенным на нем”. Женщины же – бывшие собирательницы и настоящие и вечные мамки, следящие за потомством, поэтому мы так внимательны к деталям и нюансам, ну и можем делать семь дел подряд, наша пещерная жизнь так и протекала: вот тут жарим мамонта, вот тут следим, чтобы пещерный медведь не подкрался, вот тут следим за спиногрызами, а тут еще надо нанизать ракушек и соорудить бусики, чтобы все соседки оплешивели от зависти. Поэтому женщины как раз способны не просто различить на лице макияж, а еще и понять, нарисованы на нем стрелки и брови или вытатуированы, матовая помада или глянцевая, пользуется женщина только пудрой или еще и тональным средством.

Но вернемся к нашему “натюрелю”, а то меня снова понесло мыслию по древу.

Да, автор прав в том, что наш 21 век – это век здоровья и даже иногда долголетия, женщины хорошо питаются, носят открытую одежду, а значит – получают витамин Д, мы пьем чистую воду, много двигаемся, меньше тяжело работаем физически и поэтому выглядим в разы моложе наших бабушек. Нам не нужно пользоваться ртутными белилами для цвета лица и помадой со свинцом для яркости губ. Нам не нужны парики или мушки, мы прекрасно обходимся современными достижениями парфюмерии и косметики.

Но “натюрель” – понятие очень и очень опасное. Ну ок, “новая естественность”, по автору, – это как Нелли Уварова из сериала (причем если я правильно помню сюжет – это Катя Пушкарева до преображения), но отчего же Никита в упор забыл, что когда Катя преобразилась, на ней как раз появился макияж, причем достаточно обильный? А еще Никите надо бы знать, что натюрель в полном смысле этого слова, – это не “белая рубашка бойфренда”, это еще и небритые волосы под мышками и в зоне бикини (нас же так создала природа), небритые ноги, некрашенные (да и нестриженные волосы), руки без маникюра, отсутствие дезодоранта, парфюма, вообще любых украшений и даже той самой белой рубашки, ее ж надо стирать при помощи современных средств, а это тоже – сильно ненатурально. Никита не боится, что ежели женщины решатся перейти к полному натюрелю, ему очень туго придется даже с его толерантной тягой к естественной женщине типа Кати Пушкаревой?

Подозреваю, что Никита об этом не думал – а зря.

И уж тем более Никита не задумывался о том самом парадоксе, который я не устаю проверять и доказывать которое десятилетие подряд. Ребята, просто поверьте – а еще лучше проверьте. В любом коллективе, хоть айтишных девочек-ботанок, хоть в мамочьем таборе школы или детского садика, хоть на фабрике, хоть в институте, хоть в доме отдыха или на круизном лайнере, где дамское сообщество отчего-то решило предаться “натюрелю”, возьмите и начните краситься и одеваться. Вопреки всему, вопреки всем вопросам “а зачем”, вопреки всем косым взглядам и хмыканьям.

Я даю вам стопроцентную гарантию – вы переломите любой, совершенно любой женский коллектив, причем вопрос будет только один: когда. Одному коллективу будет нужно покоситься на вас пару недель, а другому – пару месяцев, но обычно все происходит очень быстро. Первыми ломаются те, кто как раз задают вопрос: “А зачем ты это делаешь,” а дальше – дальше, ребята, подтянутся даже бабки, особенно ежели вы всем будете щедро раздавать комплименты. Что доказывает только одно: женщины могут в принципе расслабиться, если вокруг наблюдается общая тенденция на расслабон, но стоит в обозримом пространстве появиться одной такой “раздражительнице расслабона” – все. Тихой сапой все защитницы прав натюреля, включая оголтелых феминисток и бутчей, будут помаленьку оглядываться вокруг в поисках помадки или футболочки поярче. Поверьте другу человека, который уже начал проделывать работу в своем доме потенциально высокой культуры быта (еще не совсем, еще выволакиваем эту махину, но сияющие вершины все ближе).

Я буду рада, если из моды выйдут все эти чудовищные наподдутые губья или макияж, который нужно скалывать, а не смывать, но предупреждаю всех сторонников Никиты: бойтесь, бойтесь и ужасайтесь времени, когда женщинам будет действительно “все равно на то, что они женщины”. Никите кажется, что это увеличит его шансы на брачном рынке – и гарантирует отсутствие рогов на голове в браке. В принципе я не устану повторять, что подобные претензии говорят только о неуверенности мужчины в себе и своей способности удержать женщину рядом – и вызывает это только понимание и даже некоторую жалость. Но главный секрет женщин заключается в том, что если они забивают в себе женщину (а наше стремление украсить себя – это такая же неотъемлемая часть нашей женственности как яичники или грудь в бюстгальтере), то Никита и ему подобные не получат и те крохи половой и прочей личной жизни, которые надеются вырвать у судьбы, считая, что женщина “в белой рубашке бойфренда” обратит на них больше внимания, потому что на нее не обратят внимание сухощавые тестостероновые мужики с титановыми тестикулами. Ох, отнюдь, Никита, отнюдь. Забившая в себе женщину женщина – приходит к совершенно справедливой мысли о том, что ей та женская жизнь ни к чему. Ей маловнятный хомячок с жидкой бороденкой оргазм и так не обеспечит, просто по насередке брюшка с прогестероновым жирком и малой дыхалки, забитой офисной жизнью за компьютером, поэтому зачем же на хомячка тратить жизнь и время. Верный искусственный детородный орган из секс-шопа сработает гораздо продуктивней хомяка, а если не сработает – так можно всегда пролистнуть Тиндер и найти себе бойфренда на вечер (оставим сейчас вопросы морали и нравственности, я говорю в общем и целом о тенденции).

А кушать приготовить и хату оплатить она сможет и сама – зачем же превращаться в бесплатную прислугу всяким маловнятным мужчинкам?

Вот об этом Никита и его братья по разуму, увы не думают, просто потому, что… неспособны думать на два шага вперед. На один шаг – способны, предполагая, что “естественная девушка” будет менее ветреной и более целомудренной, а, следовательно, есть шанс поиметь себе подругу малой кровью. А на два – неспособны, потому что это ж надо хорошо узнать женщин, чтобы осознать один простой факт: косметика и длина юбки не делают женщин непостоянными в любви; косметика и одежда делают женщину красивее в собственных глазах и дают ей чувство уверенности и защищенности. А уверенная и защищенная своими волшебными помадно-тряпочными амулетами женщина – способна на многое, в том числе – быть терпимой к своему хомяку. Люди всегда и во все времена старались быть (или казаться) лучше, чем они есть, и если мужскими погремушками всегда были война и деньги, то женскими – одежда и украшения, они никогда не исчезнут полностью, а плохая для Никиты новость заключается еще и в том, что после войн, кризисов и потрясений все устремления женщин к “натюрелю” сметается волной желания себя украсить как можно ярче. Все блестки и перья двадцатых, все диоровские луки сороковых-пятидесятых – это плоды того самого дерева, только не познания добра и зла, а познания женщиной своей природы.

А природа женщина такова – что ей всегда, во все времена хочется стать лучше и красивее, чем ее создала природа. Поверьте, я знаю потрясающих природных красавиц, которые пристально глядятся в зеркало и подвывают, что вот тут надо бы брови подщипать, вот тут – кремиком помазать, а вот тут – не мешало бы подкачать пресс и вообще как-то улучшить анамнез. Что уж говорить обо всех нас – среднестатистических “некрасавицах, но чертовски привлекательных”. Только мы знаем, чего нам стоит довести данное до неких самостоятельно установленных рамок, которые движутся в неопределенное “совершенство” по мере достижения нами новых высот “красы и вроды”. И отними у нас это вечное движение – вся система начнет барахлить и глючить.

Эта система не имеет никакого отношения к нашей верности или неверности – помните, царь Соломон все сетовал, что не может понять путь орла в небе, пусть змеи на камне, путь корабля в море и пути мужчины к женщине. Помните, что там было дальше? Что так же непонятно ведет себя блудница – “поела, утерлась и говорит, что ничего такого не сделала”. Тысячи лет прошло со времен мудрого царя – а понятней ничего из вышеупомянутого не стало. Ну не связана косметика и одежда с женскими изменами, ежели Никита сотоварищи их так боится, что радуется глобальному натюрелю.

Я знавала таких развратных баб без грамма косметики на лице, что диву давалась, как они вообще на свете так живут – мужу улыбаются и в тиндере резвятся (и очень удивляются, что я не в теме). И знаю патологически верных женщин, обильно красящихся и носящих вполне себе игривую одежду.

И вот что я вам скажу, ребята. Говорю о себе и о своих подругах, с которыми говорила на эту тему. Помимо украшения себя и защиты (не устаю рассказывать о том, как читала о женщинах, идущих на допросы к сталинским палачам, и пудрящих носы известкой со стен, просто потому, что даже такой сабститут косметики давал им возможность почувствовать себя уверенней в себе перед лицом палачей), есть еще одна штука.

Лицо “для своих” и лицо “для общественности”. Особенно это касается женщин публичных профессий – от актрис до учительниц, от музыкантов до юристов, то есть тех, кто очень много общается с людьми. Косметика и одежда, особенно та, которая так или иначе связана с дресс-кодом, – это атрибут внешнего взаимодействия, она действительно служит некой внешней оболочкой, защитным скафандром, если хотите, которые не дают расколоться на осколки и потерять себя, особенно это касается таких, как я личностей, интровертов, умеющих притвориться экстравертами. Вот есть Ира “для людей” – и есть “Ира для своих”, и к “своим” ты можешь повернуться самой своей уязвимой, самой беззащитной частью себя: “раздетым” лицом и домашним видом. Это не имеет отношения к страху “выглядеть некрасивой”, в том-то и дело, что те, которые видели меня лично, особенно ненакрашенную, не дадут соврать: без косметики я выгляжу моложе, а мне и так дают обычно минус десятку к паспортным данным. Поэтому ежели бы мне сильно хотелось прикинуться не той, кто я есть на самом деле, я б так и ходила натюрелем по окрестностям и кокетничала с мужиками за тридцать. Но тут дело не в том, чтобы выглядеть младше, а именно чтобы выглядеть иначе для чужих и своих.

Это как собака или кошка, падающая на спину и открывающая хозяину самое уязвимое у млекопитающих место – живот. Так и тут – свои получают “вид без скафандра”, чужие – маску, защищающую целость личности от избытка общения. Это тоже очень важный момент, скажем, для меня и для моих подруг, полностью разделяющих такое отношение к декоративным вещам.

Но я снова углубилась в нюансы – а в общем и целом, чтобы подвести итог теме статьи, скажу. Я буду рада, если женщины откажутся от безумных тюнингов и странных гиперсексуальных одеяний, которыми грешат в последние годы по всему миру, а не только в России. Но не надо с водой выплескивать ребенка – противопоставлять безумному гриму и блесткам с пайетками нужно не бледную немочь “натюрельного натюреля”, а спокойный макияж и красивую одежду, которые помогут женщинам чувствовать себя в нашем и без того безумном мире спокойно и уверенно. Согласитесь, это очень небольшая плата за то, чтобы ваши жены и подруги были чуточку счастливее, чем они есть.

4 Comments

  • Антон says:

    Нашёл тоже образец – Катя Пушкарёва! Я как-то в гостях был вынужден немножко посмотреть “Не родись красивой” вместе с хозяйкой. Катя в сериале вызвала у меня жуткую брезгливость – она была не просто внешне некрасивая, было такое впечатление, что у неё на лице проступает внутренняя, душевная мерзотность – примерно как у Анжелики Варум, только ещё хуже.

    Когда такая женщина входит в комнату, все мужчины встают. И быстро из комнаты выходят.

  • Татьяна says:

    Интересное наблюдение про «защиту», «уязвимость» и вид для своих и чужих. Я не то чтобы регулярно красилась, но иногда пользовалась тушью, яркими помадами, блесками для губ. Но после начала войны в Украине не могу себя заставить ничего на лицо нанести. Не потому что «как я могу быть красивой, когда там люди умирают», а просто хочется максимальной натуральности и естественности, хочется на потоки лжи со всех сторон смотреть максимально своим, настоящим, лицом. Даже для благотворительной фотосессии у профессионального фотографа не стала подкрашиваться. И с волосами та же фигня, ношу сейчас совершенно нетипичную для себя длину волос, но не могу заставить себя пойти и постричься по привычному.

    • admin says:

      Таня, это такая форма психологической защиты от лжи. Вы не можете контролировать потоки лжи со всех сторон, тогда вы будете контролировать то, что вам доступно, ваше лицо. Ну вроде макияж – это тоже форма обмана, а значит, нужно как-то избавиться от него хотя бы так.

Leave a Reply to admin Cancel reply

Your email address will not be published.

Copyright © 2009-2022 Заметки эмигрантки All rights reserved.