0

ФэшЫнпарк Юрского периода, или а сидайтэ, малята, в шаттлы, поедемте кататься

Posted by admin on October 14, 2017 in Шик-блеск |

Унылая, так сказать, пора, очей очарованье… И только в адском шапито у доктора Адамс и доктора Пиндершлосс – страда. Межсезонные обострения выгнали фэшонист срочно гордиться всем тем, чем они недогордились в летний период. Так что, господа интерны, надевайте халаты, защитные шлемы – и едем в наш парк Юрского периода наблюдать сезонную линьку всех тех, для кого слова “фэшын” и “стиль” – самые частотные в словарном запасе.

Открывает нашу экскурсию женщина, которая сделала все, чтобы походить на яблоко на плодоножках. Не знаю, где она отрыла свой защитный панцирь, но между коленками и грудью у нее расстояние, которое не подразумевает (если смотреть внимательно) наличие таза и брюшной полости. Вот так и кажется, что плодоножки исходят непосредственно из молочных желез. Волшебное свойство шкурки, биологи ликуют.

Следующий забавный зверек – плод страсти Леонида Ильича из горкома и удалого ковбоя из прерий. Сетчатая майка-алкоголичка и рваные труселя – намекают нам на тяжелый путь, пройденный плодом страсти между ранчо и оплотом бюрократии.

Странности природы – гуцульский валяный пиджак, червони боты “як у самойи царыци”, юбычка из “шкуры питона”, физкультурная мастерка. Голые коленки, брошка Суворова на грудях, хипповая фенечка на сумке. Такое впечатление, что в лаборатории у генетиков была пьянка и набравшиеся лаборанты сливали все из чашек Петри в общее ведро. Результат – из ведра в бутик.

Фима Собак сегодня пришла из места, где “царит немыслимый разврат”. Из этого места Фима принесла страсть к мексиканским тушканам и босоножкам под пОльты. Книга в руке Фимы намекает нам, что она знает страшное слово “гомосексуализм”.

Распахнутые губы в районе солнечного сплетения одного модного создания – не отвлекут нас от Вандербильдихи, пустившей Змея Горыныча на туфли, надетые под костюм с лампасами. Сочетание змеиного, цветочного и полосатого вообще намекает нам на всеядность хищной Вандербильдихи, а брошка с великодержавным орлом и крестом – доказывает, что всеядность может еще и быть награждаемой государственными наградами. Особенностью данных экземпляров выступает то, что они в таком виде явились на показ Ив-Сен Лорана, мэтр, вероятно, вращается в могиле – прозревая подобные изыски на показах брэнда его имени. Нуаче, этой энергией вполне можно отопить Троещину.

В данном разделе парка у нас сегодня эпическое полотно-диорама “Допрос фэшонисты”. Героическая бледя, скроив героическое лиТСо, выставила героические сиськи и как бэ намекаэ, что ни за что не признается, кто автор шЫдевра с подпояской проводом и авоськой за плечами. Хоть пытки ей предлагайте, хоть полбутылки эфирной валерьянки.

Я очень затрудняюсь предположить, что нам предлагают оценить пОцыентки уголка Дурова: то, что у них есть айфончеги, как у модных телочек #ненасосалиаподарили, или что у них есть гипюры и принты. Однако, при любом раскладе прическа “мелкий бес” из начала 90-х – многое может сказать нам, как почетным энтомологам и дрессировщикам модных хищниц.

Даже самые симпатичные бабочки-ксеноморфы, надев модное недоразумение в виде подобных костюмов, становятся обладателями ОЧЕНЬ странных пропорций. Помните, малята, не все, что модно, можно надевать на себя без критического взгляда в полноценное зеркало.

Когда в экспериментальном зооуголке обитателям разрешили выбрать все, что они хотят, чтобы собрать модный лук, некоторые восприняли задание слишком буквально и захотели всего и сразу. Результатом стала алая юбка с котятками под тренч “смерть Чикатило” на одной, и лук “учительница первая моя” с ультрамодной уродливой курткой “бомжик мой опасный, бомж заледенелый” на другой. Когда собирательниц попросили аргументировать результат титанического труда по смешиванию – появилась эта фоточка на шкуре убитого авточехла.

Иллюстративный материал к теме “Где-то в мире грустит одна Коко” доказывает нам, что даже если вы наизусть помните заветы мадемуазель о маленьком черном платье, то выбор лиапердовых шузов и бардака на голове – нивелирует все труды дамы Шанель по облагораживанию сельских барышень. Ах да, и комиссарская манера носить сумку… прям бла’ародная дама на покосе.

Результат высадки “чужих” на фестивале моды и стиля.

Раздел “окаменелости нашего музея” представляет застывших в девяностых представительниц вида “плечевые вульгарис”.

Вы помните данную дизигнершу, которую с одинаковой частотой носит между разделами “комильфо” и “ужасы нашего дурдома”. Данное творение – снова иллюстрирует тот нехитрый посыл, что любая, даже самая идеальная фигура, станет нелепой из-за кроя и пошива.

Иллюстративный материал к теме “Кошмары доктора Адамс”, потому что превратиться в такое – куклу Барби, стадия маразм-и-климакс – является содержанием моих ночных ужасов.

В тихом уголке нашего парка притаились ночные хищницы-шпионки подвида “бондиана в исподнем”. Данный вид обычно любит затаиться и затягивать в свои тенета одичалых папиков, отбившихся от общего стада ищущих молодых телочек.

Пижама и рванина отлично сочетаются с друг другом. Один вылез из будуара, вторая – продиралась в будуар сквозь заросли верблюжьей колючки и не успела переодеться.

Нийя уже не та. Пошила из биомассы фартук, из обшивки космического корабля – брУки, пролетая над прудом, украла очки черепахи Тортиллы и кепку дрессировщика козла из “Гостьи из будущего”. Все успела, со всем справилась. Хозяюшка!

Пока я наблюдала за зрачком в пухах, уставившимся на меня из сумки фэшонисты, я не сообразила, что данный экземпляр  – тоже не простой гуманоид, а составной. Сверху – она типа человек, а посередке  у ней имеется еще одна пара глаз и один рот. Нос у нее… ну где надо нос у нее. Обонятельные рецепторы, вероятно, скрестились с бартолиниевыми железами в результате странной мутации, возникшей из-за высокого космического облучения.

Когда огонь йуности скрещивается с огнем стиля, на свет появляются они… смелые экспериментаторши, боевые совместители дождевых чехлов из-под колясок с оборками и блистающими тканями.

В день, когда исполнилось мне шышнадцать лет,
подарила мама мне фуксийный жакет,
и куда-то в сторону отвела глаза…
подберешь отделку – будешь маладца!

Подбирааала отделку со вкусооом,
вышивала ее я ночааами.
В результате – вы бьетесь в падууучей,
Это  – зависть все делает с вааами!

 

Королева и ейная шавка-прислуга.

В данном аквариуме представлены все виды рыбок-гуппи, выбиравших боевой окрас на фэшынвик. От вечерней чешуи остромодного два года назад цвета через офисный шик до лука “мамка на точке”.

А вот и уголок актиний и морских ядовитых простейших. Не покупайтесь на их высокотоварный вид и мимикрию под бабочек и пушистых синих копытчатых колибрей – траванетесь так, что если потом выживете – рыба фугу покажется вам карасем на сметане.

Не, ну вот данный экземпляр старался, мимикрировал, подбирал цветовую гамму. Почему в результате он выглядит как райская птица в сезон линьки – знают только эксперты по выведению деревни из девушки.

И вновь – йуность и стиль, ядовитая помесь, призванная убедить наблюдателей в том, что фэшониста находится в возрасте расцвета всех функций организма. И только глазастые доктора Адамс и Пиндершлосс подло поместили почистившую перышки барышню в уголок “добродетельные матроны в поисках спонсора”.

Вот и иллюстрация к тезисам о пожилых климактерических Барбях и их спутниках “когдалюбовьнегаснет”. В этой иллюстрации прекрасно все, ее можно рассматривать бесконечно: и гордое несение реалии “сиськи” рыхлой малолеткой, воображающей себя не меньше, чем Амандой Сейфрид, и взгляд Леонида Ильича “а шо это у вас там, коспекты?”. И задумчивая поза спутницы Леонида Ильича “мой парик в тумане колосится” в обрамлении блискучего платья “либидо пионерки”. И мальчик-тинейджер с кифозом, посматривающий на Леонида Ильича с укором того, кому пока коспекты не светят от слова “совсем”. И даже папье-маше Оскара на заднем плане, демонстрирующего, что в Одессе тоже есть свои красные дорожки с селебритями по периметру. Любуйтесь, товарищи интерны, пока даем время.

Щупальца антиматерии силятся вытянуть силуэт данной матрешки вверх, но позорно проваливаются, так и не дойдя до слегка маловатых ботильонов со свисающими пальцами. А все потому, что платья по размеру надо брать. Ну или телеса в корсет упаковывать…

Когда в колхозе завелись бабки на лимузин, везомый трактором-тягачом прямиком на фестиваль очень авторского кино, то все местные аристократки – от жены агронома до любовницы председателя, бухгалтерши  из пункта осеменения крупного рогатого скота – поднимают свой бокал “Вдовы Кличко” за то, шоб и на движок хватило. Особенно доставляет романтичный партачок на лодыжке дамы в белом. Вот не иначе в йуности была звездой борделя “Лисова писня”

А вот и нынешний звезды вышеупомянутого богоугодного заведения. Раскоряченная поза звезды как бэ намекаэ нам на эрогенные зоны посетителей, носителей шаровар та вус.

Конкурс красы и вроды. Очень понравился партачок на бедре главной претендентки, который объясняет нам, что она – либо Раффлезия Арнольди, то есть принадлежит к растительному миру, то ли  – просто куча экскрементов и тут нужно исследовать, кто же оставил столь внушительный кусок биологического материала. Так или иначе – добровольцы-исследователи могут потом подойти к нам с доктором П. и изъявить желание писать по этой теме курсовую.

Кабы не свисток цвета мелка для рисования, так бабульки и не содержалось бы в данной подборке. Но увы – свисток испортил дело.

Да, у одной есть рост и блискучие конечности, но у второй-то шиншилла и платье со свисающими боками, удерживаемые кружевными труселями. Шиншилла победила, а вам как кажется?

Косуха, небрежно накинутая на одно плечо по заветам колхозной моды, не отвлекает нашего внимания от окукливания пуза фэшонисты и странных разрезов на расклешенном трико для дрессировки пуделей.

Обожаю черные туфли под светлые костюмы. Напоминает бурную юность и гостей с Кавказа в дубленках и белых штанах посреди луганской грязи. Спутница джентльмена – истребившая всех страусов в округе и связавшая из перьев вокруг птичьего ануса платье для красной дорожки, отвлекает внимание от модного промаха своего повелителя.

И вновь – милые детальки. Впившаяся в щиколотку цепочка от браслетика. Романтичная татуха, сделанная еще в 15 и призванная указывать, что носительнице именно столько и ни годом больше. Складки рытого бархата в районе живота. Завитая челочка, вываленное основное достоинство. И соседка, посчитавшая, что кроме бровей и губ у нее на лице ничего нет.

В этом питомнике модных пираний каждая прекрасна по-своему. И надевшая жабо под косуху с джинсами-бананами, изъятыми из сундука на чердаке “вещи с базара, 1993 год”, и серебряными ботами на манке. И бледя с алым жабо под гипюровую юбку, в босоножках и носочках в сеточку; и высокопатриотичная гражданка цветов флага с вываленным бюстгальтером на двенадцать персон, и та, у которой боты соединились с гипюрами в неделимый ансамбль. В общем, киньте им корову, пусть повеселятся.

Вы уже заметили, что вместо площадки молодняка  в нашем парке Юрского периода очень много вольеров для тех, кому за. Мы стараемся не соединять йуных фей моды и стиля, ибо если все они сойдутся на ограниченном пространстве, произойдет два взрыва: первый, конечно, ваших глаз, а мы с Доктором Пиндершлосс весьма человеколюбивы и даже местами жалостливы, поэтому бережем вашу сетчатку по мере сил. А во-вторых, взорвется связка эйнштейна “пространство-время” и фэшонисты создадут огромную черную дыру, куда провалятся от избытка излучений модной моды и сияния ботоксных фейсов. Так что невзирая на ограниченность места – мы стараемся держать фей парами.

Аристократический аристократ с высокоаристократическим художеством по бороде и оселедцю. Неизвестный мастер, череп, бритва, гель “Джиллет”.

А вот кому соболя и собаченька синяя, крашеная. Налетай, последняя шуба осталась.

Те случаи, когда искусство пластической хирургии превосходит все самые смелые фантазии, то добавление к результату достижений вкуса прооперированных – делает результаты взрывоопасными, поэтому вокруг фэшонист и поставлены шарики с гелием. Если начнут взрываться – то всем надо бежать и ложиться ногами к источнику вспышки стиля.

И вновь – йуность и татуаж, кисонька смотрит на тебя как на мыша толстого (ака пища), 1 шт. Остальные стройняхи – как бы они ни смотрели – только добавляют хоррора и саспенса в происходящее.

Некоторые представительницы модной фауны – ходят по модным раутам в трусах и халатах, ну то есть проснулись и пошли, без заходов в сортир.

Просмотрев эту картинку, я было прокрутила страничку вниз – но что-то заставило меня вернуться. И это что-то – возраст бледей ин ред. Фасон платьев “шальная выпускница”, опробованный мамами – заставил вибрировать мои палочки и колбочки в такт песТни “Ты целуй меня везде”.

Когда под “митенками” понимаются рукавицы-захватки, пошитые из гипюровых рейтуз тещиной свекрови – торжество становится истинным, а бельканто – более белькантистым.

Атласы, шиншиллы, кружева… Все это – дерьмо без свистка диаметром три дециметра и унитазных виниров, взятых на клей “Момент” сразу перед выходом на торжество. Дерматиновый лиаперд – оттеняет шкуру шанхайского барса, небрежно пущенного на жЫлет.

И напоследок – футуристический прогноз нашего парка.

 

________

Итак, дорогие интерны, я понимаю, что после столь долгой и уничтожающей центральную нервную систему экскурсии-погружения в дивный мир оживших ископаемых, вам хочется чего-то приятного глазу. Увы, не могу ничем порадовать. Рубрика “Хорошо” только начала пополняться, а это значит – ваша сезонная депрессуха после просмотренного может только усугубиться. Так что – всем по стакану галоперидола за счет заведения!

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *

Copyright © 2009-2017 Заметки эмигрантки All rights reserved.