0

История “дурной болезни”, или немного медицинского ликбеза

Posted by admin on January 20, 2018 in О человеке |

Наткнулась сегодня на самое древнее в истории человечества изображение сифилитика


Перу, 4 век нашей эры. Больная мать с весьма характерными признаками – проваленным носом и насечками на зубах держит ребенка. В общем, решила я подробнее просветиться, откуда ж пошла болячка – и как с ней боролись. Делюсь вот и с вами, вдруг кому станет интересно.

Сифилис пришел в Европу в виде эпидемии – и связана она была с возвращением колумбовых конкистадоров из только что открытой “Индии”. К тому времени европейцы не были невинными детьми на лугах – континент с завидной регулярностью сотрясали пандемии страшных и смертельных болезней, но эпидемия сифилиса была воспринята как настоящая кара Господня.

Болезнь не сразу стала называться сифилисом, привычное нам имя пришло из поэмы Джироламо Фракасторо, поэта, врача, популяризатора медицины того времени. В одной из его поэм был герой, пастушок Syphilus, которого боги наказали за плохое поведение страшной болезнью. Собственно, это одно из первых упоминаний болезни в литературе. “Люэсом” болезнь назвал Рабле, тот самый автор “Гаргантюа и Пантагрюэля”, который был врачом и имел практику в то горячее время великих географических открытий.

Человечество же по старой доброй традиции приписывало страшную болезнь “врагам”. Итальянцы, немцы и англичане назвали болезнь “французской”, французы – “неаполитанской”, русские называли болезнь “польской”, а поляки – “немецкой”. Мусульмане – “христианской”, индуисты – “европейской”. В общем, ничего с той поры не поменялось. Как говорится, “Хто всравсь? Нэвистка!”

Насчет истоков болезни пока ученые склонны считать болезнь “индейской”, потому что среди ныне изученных пораженных костей доколумбовых европейцев сифилитических поражений не встречается. Хотя ученые обеих Америк считают, что имеются доказательства многотысячелетней истории этой болезни. Вроде даже как в пирамидах имеются мумии с признаками сифилиса, но пока ученые с осторожностью подходят к этим мумиям, потому что схожих с сифилитическими поражений костей в медицине имеется много.

Так или иначе, в 15 веке сифилис стал эпидемическим заболеванием, причем и его половая, и бытовая формы. Когда люди стали мыть руки, бытовой сифилис стал встречаться реже, чего не скажешь о половом. Врачи французской армии стали обращать внимание на новую болезнь, поражающую войска, гнойные высыпания на коже, сильно непохожие на традиционную известную лепру. Болезнь была смертельной (не забываем, что трепонема была новой для иммунитета европейцев), передавалась половым путем и Тридцатилетняя война с ее проституцией и изнасилованиями сильно способствовала эпидемическому характеру болезни. Солдаты тащили болезнь домой, в семьи, женщины рожали больных детей – в общем, все было ужасно.

В Испании начались еврейские погромы – потому что в этой стране в эпидемии были виноваты евреи. Изгнанные 200 000 испанских евреев потащили болезнь дальше в Северную Африку и Италию, из них 30 000 умерло именно от сифилиса (тогда болезнь была действительно острее и смертельней, нуль антител в организме).

Медицина того времени задалась вопросом, лечить или не лечить, ведь болезнь – очевидная божья кара за грехи блуда и прелюбодеяния. Когда этика победила, встал вопрос, чем тогда лечить?

Сначала подумали лечить подобное подобным – и навыписывали из Нового света всяких местных травок. Нуль результата. Тогда обратились к старым добрым алхимическим элементам – и тут же столкнулись с вопросом, как пациенту лучше будет помирать, от сифилиса или от лечения. Вот вам описание процедуры: «Пациент изолировался в душной комнате и растирался ртутной мазью несколько раз в день. Массаж проводился около огня, где страдальца затем оставляли для потения. Эта процедура продолжалась от недели до месяца или дольше, а при необходимости повторялась. Использовались также купорос и мышьяк, но их польза подвергалась сомнению».

Параллельно закрывались бордели и велась целенаправленная борьба с проституцией. Кстати, изобретение более привычного нам варианта презерватива связывают именно с эпидемией люэса.

Вплоть до начала 20 века человечество вело неравный бой с трепонемой, но все мы знаем из разных литературных произведений – что диагноз “сифилис” все же был приговором. Да хоть Шолохов, хоть Булгаков – вспоминаем самые известные произведения и финалы для героев.

В 1908 году Нобелевскую премию дали Паулю Эрлиху за открытие препарата на основе мышьяка Арсфенамина (все ж стародавние врачи знали, что трепонему можно победить ядом). Юлиус Вагнер-Яурегг получил Нобеля за довольно варварский метод лечения. Он вводил сифилитикам культуру малярийного плазмодия (Plasmodium vivax), чтобы вызвать длительный приступ лихорадки. Саму малярию лечили хинином. При такой высокой температуре бледная трепонема не может размножаться, что дает существенное облегчение болезни. Ранее ученый с той же целью опробовал тифозную сальмонеллу, ртуть и туберкулин. С 1943 года основным лечением сифилиса стала терапия антибиотиками.

Сифилисом болело очень много знаменитостей. Им совершенно точно болели Э.Т.А. Гофман, Ги де Мопассан, Альфонс Доде, Фредерик Дилиус, Франц Шуберт, Анри де Тулуз-Лотрек, Поль Гоген (вызывающий у меня бесконечное отвращение тем, что ЗНАЯ о своей болезни, он сознательно заражал своих бесчисленных полинезийских любовниц), Джордж Браммел, Гарри Пильсбери. Сифилис не знал ни сословных границ, ни половых, ни национальных. От него не был застрахован ни царь, ни простолюдин. В Россию он пришел ближе к 16 веку и быстро распространился среди народа.

В настоящее время сифилис неплохо лечится, но с учетом возникновения все более резистентных к антибиотикам штаммов бактерий – кто знает, что нас ждет впереди.

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *

Copyright © 2009-2018 Заметки эмигрантки All rights reserved.