6

Веселые вдовы

Posted by admin on August 26, 2020 in О человеке |

Давеча болтали с подругой и рассказала она мне историю, которая прямо в масть легла с моими мыслями по поводу недавних постов и вообще событий.

История такова. Имеется дама приятная во всех отношениях, цимесом приятности является воцерковленность, причем нормальная такая, не захожанка женщина, а самая что ни на есть прихожанка, причем еще и много делающая для церкви.

Визуально (а я видела ее фотографии) – миниатюрная, симпатичная, голубоглазая блондинка, очень мило одетая, всегда улыбчивая. По описанию – доброжелательная, интеллигентная. На фотках все это отображено – вот только меня напрягли ее глаза, словно живущие отдельной жизнью от улыбчивого лица. Тут подруга и рассказала историю.

Дама – схоронила первого мужа, со вторым развелась, третьего – тоже схоронила. От каждого родила по ребенку, девочек оставила себе, а сына отправила к отцу (к тому, с кем развелась). Последние похороны, ребята, состоялись несколько месяцев назад. Траур? А зачем?

Дама уже во всю вышла на поиски очередного мужа, рекламирует себя в соцсетях (мол, вот она я, девушка на выданье, ищу любовь всей жизни). А главной изюминкой на тортике всей этой истории является то, что дама положила глаз на мужика, у которого имеется семья и трое детей и во всю его сейчас окучивает при помощи нехитрых дамских манипуляций не слишком умной женщины… На глазах супруги и всего прихода, дополню сказанное.

Я, конечно, истории подивилась, обычно вдовы ведут себя несколько иначе – но одновременно задумалась, что же мне все услышанное напоминает.

А вот что.

Екатерина Диденко, мадам “Сухой лед”, которая еще недавно заполняла инстаграм фоточками с “любимым мужем”.

Все помнят, что было потом? Сухой лед, репортаж из реанимации, смерть, походы по зомбоящику, монетизация профиля в инсте, трата денег на улучшайзинг себя, еще больше монетизации профиля в инсте, ну и теперь свадьба. Со дня трагедии прошло несколько месяцев. Траур? А зачем?

Поначалу я была шокирована – и даже понимаю, почему. Ну любой человек, живущий в браке с любимым человеком, всегда страшится даже думать о потере своей половины. Эти мысли зачастую вызывают такой страх, что в ту сторону даже воображение запускать не хочется. Поэтому когда где-то рядом случается вот такая трагедия, поневоле мы начинаем проецировать эти свои страхи и воображать, что может чувствовать вдовец или вдова. А зря. Потому что мотивации людей, связывающих себя узами брака, зачастую бывают очень далекими от тех, которые побудили нас отправиться под венец. “Потому что пора”, “потому что надо наследников”, “потому что надо пристроиться, одному тяжело”, “потому что нужен отец/мать детям”, “потому что нет денег”, “потому что все вокруг уже в браке”…

И даже если брак был заключен “по любви” – не факт, что за любовь люди не принимали нечто исключительно свое – влюбленность, увлечение, сексуальное притяжение. Со временем все это проходит и остается необходимость существовать с человеком, который может стать минимум безразличным, а зачастую – раздражающим.

В этом случае вдовство или развод может вызывать разные чувства – от облегчения до грусти, переходящей в спокойствие “ну значит, так надо было”.

А еще не нужно сбрасывать со счетов так называемую эмоциональную тупость. Я уже писала о таком: ну ведь все сталкивались с интеллектуальными тупицами, когда человек может быть милейшим и добрейшим существом, а вот умом Господь обделил. Точно так же существуют обделенные эмоциональным интеллектом – ну не умеют они глубоко чувствовать, ну не дано. Копировать умеют, а по-настоящему чувствовать – нет. Так и живут свою жизнь – эмоциональными тупицами. Вступают в отношения, брак, рожают детей, а чувствовать что-то не дано. Поэтому удивляться тому, что эти люди быстро утешаются в объятиях других – не нужно, они просто так устроены. Как дураку не приставишь свою голову – так и им не пристроишь свое сердце, бесполезно, а главное – совершенно не нужно. Единственное, что мы можем делать, – это по возможности держаться от них подальше. Большое горе, если такой человек оказался близким или родственником, тут уж как получится, а вот дружить или вступать в брак с такими очень тяжело. Начисто лишенные эмпатии, они не задумываясь предадут, променяют, оставят – просто потому что им не дано понять, что при этом чувствуете вы.

Именно этим можно объяснить все эти быстрые утешения вдовствующих в объятиях новых любовей, именно этим объясняется внезапное “глубокое чувство” к отцу трех детей – ну вроде ничего мужик, надо брать. Жена и дети? Ну так себе препятствие, не стена – подвинутся.

(Ребята, тут я должна сделать небольшое отступление. Я этом посте я описываю эмоциональных тупиц, но бывают случаи, когда очень счастливые в браке люди, потеряв супруга, достаточно быстро женятся или выходят замуж. Это совсем другое, это так называемая “привычка быть счастливым”, когда одиночество настолько невыносимо и страшно, что человеку просто необходимо прислониться к кому-то, иначе он не выдержит боли потери. Я такие случаи видела – и они мало что общего имеют с описываемыми товарищами).

Вы спросите, что делать, если подобные люди пытаются влезть в ваше личное пространство? Ну согласно моему опыту, с ними надо сражаться их же оружием. Бесполезно взывать к их состраданию или милосердию – это то же самое, что требовать от дурака глубоких познаний и способности к анализу и синтезу информации. Как с глупым человеком вы говорите просто и доходчиво, чтобы он понял вас – так и с эмоциональным олигофреном нужно вступать в диалог на понятном ему языке. Проще всего ставить их в неловкое положение на их же игровом поле. Обычно такие товарищи ощущают себя весьма умными и хитрыми – ведь им удается охмурять людей, что-то чувствующих к ним, а, следовательно, теряющими способность к трезвому уму и рассчету. Так вот, если поставить их в тупик и выставить глупо и в своих глазах, и в глазах окружающих – обычно они очень быстро тушуются и ретируются, понимая, что все их сети и тенета оказались порванными несколькими взмахами… ну назовем это языка 🙂

Во всех остальных случаях – любые увещевания и взывания оказываются просто бесполезными.

И кстати, веселая вдовушка имени сухого льда может вполне оказаться в ситуации, когда “любимый” окажется ее поля ягодой. Вот тут можно запастись попкорном и постараться угадать, кто кого кинет первым.

6 Comments

  • Тётя Эля says:

    А вот как дама из второго абзаца, при всех её способностях и поступках может быть человеком воцерквленным?
    Я хоть человек не воцерквленный, но верующий и мне это понять сложно 🤔

    • Антон says:

      Давно читал, кажется у св. Димитрия Ростовского, но не уверен, что есть люди, которые ходят в церковь, молятся, исповедуются, причащаются, но тем не менее, не принадлежат к Церкви. А Сергей Фудель в одной из своих книг рассказал о некоем дореволюционном железнодорожно контролёре, который тоже исправно посещал храм и вёл себя совершенно как верующий, и вдруг как-то в случайном разговоре сказал, что не верит в загробную жизнь. Спокойно сказал, как о чём-то само собой разумеющемся. Это к разговору о статистике посещения храмов. Можно подсчитать, какой процент населения регулярно ходит по воскресеньям к обедне. Но кто подсчитает, сколько среди них таких вот прихожан, чья воцерковлённость ограничивается внешней стороной, а душа давно ушла “на страну далече”?

      А есть и совсем другие примеры. Один мой знакомый, который сам себя называл агностиком-фундаменталистом, но в итоге оказался деистом, и, к сожалению, так деистом и умер, рассказывал с некоторым недоумением об одной женщине, жене офицера (сослуживца его отца). Эта женщина не только была невоцерковлённой, но и вообще искренне считала себя неверующей. Но, когда началась война и муж ушёл на фронт, она, тем не менее, решила: “Я буду ходить в церковь и делать всё, что полагается. Если муж выживет, я буду ходить в церковь до конца жизни”. Не знаю, что имелось в виду под “делать всё, чтто полагается” – мой знакомый этого сам не знал. Но она это делала, и муж её остался жив. На фронте он попадал в ситуации, когда всех вокруг убивало, а его нет. Потом его отправили на Дальний Восток, в посёлок Славянка. Однажды ему пришлось по делу уехать из посёлка, и именно в этот день посёлок накрыло цунами. Он потом говорил, что ему даже бывало стыдно за свою “везучесть”. Его жена свой обет выполнила, до конца жизни ходила в церковь, хотя, надо полагать, в советское время ей это стоило определённых усилий. Понятно, что мой знакомый-деист ничего не знал о том, изменилось ли у неё что-то в душе после этого, продолжала ли она считать себя неверующей или полноценно поверила в Бога. Ему эти материи были совсем не понятны. Но, судя по всему, Богу её “сделка” с Ним была угодна.

      Вот такая бывает разная воцерковлённость.

  • Антон says:

    Мы живём в такое время, когда люди всё меньше и меньше способны принимать всерьёз что бы то ни было, кроме собсвтенного комфорта. Человек всё больше замыкается в собственном “я”. А всё остальное и все остальные имеют для него всё меньшее значение.

    Вспоминается строчки Цветаевой:

    “Трудно и чудно – верность до гроба,
    Царская роскошь в век площадей.
    Стойкие люди и стойкие рёбра,
    Где вы, о люди минувших дней?”

    Отсюда и захватывающее дух легкомыслие во всех сферах, включая духовную жизнь. Всё чаще люди легко принимают священство, а потом, столкнувшись с трудностями, от него отказываются. Восторженно принимают монашество, а потом. быстренько разочаровавшись, бегут из монастыря. Принимают какую-нибудь веру, а когда наскучит – меняют религию, как причёску. Так же и с браком. Вышла замуж, повенчалась, покрасовалась в подвенечном наряде. А потом муж надоел, встретился другой посимпатичнее – и развод.

    Современному человеку всё труднее даётся понимание того, что обет, присяга, клятва – это всерьёз. Потому что в современной культуре главное – личный комфорт, удовлетворение своих желаний и даже прихотей. К сожалению, православных это тоже касается, мы ведь не все живём в таёжных скитах. И преодолеть растлевающее влияние безбожного общества очень и очень трудно. Поэтому для многих православных – равно как и для людей всех прочих конфессий – вера становится, прежде всего, способом обеспечить себе душевный комфорт. Мы хотим пользоваться благами, которые даёт нам вера, но не хотим исполнять заповедей, если нам это неудобно.

    Понятно, что не все такие, есть и в наши дни много примеров подлинной праведности, аскетической требовательности к себе. Но, в целом, атмосфера в Церкви стала более расслабленной, чем во время гонений.

    Мой долгий и извилистый путь в Церковь начался в 1989 г., когда мне посчастливилось поработать в обслуге съезда Всемирного Совета Церквей в Москве. Это был мой первый контакт с верующими. И помню, что иностранцы, побывав на службах в московских храмах, поражались силе веры наших людей. Очень отличалось от того, к чему они привыкли у себя.

    И мне Бог дал это счастье – общаться с православными, исповедовавшими веру при советской власти. Как они отличаются от людей моего поколения, моей среды! Свобода, комфорт нас сильно ослабили. Да и окружающее общество стало, в некоторых отношениях, более толерантным к греху, чем было при Советах. Всё-таки в советской идеологии было заложено ограничение эгоцентризма. От людей требовали служить идеалу, пусть и ложному. Было представление о том, надо жертвовать своими удовольствиями ради большой общей цели. Был культ героизма, самопожертвования. И людям, приходившим в те годы в Церковь, это помогало принять её аскетические установки.

    А в наше время аскетизм и самопожертвование всё настойчивее объявляются противоестественными.

    • admin says:

      Вздыхаю и соглашаюсь, Антон. Увы, все так и есть. В годы испытаний и лишений человек вспоминает о Боге, пока телу сыто – находятся разные дела, поважнее Бога и храма.

  • Тётя Эля says:

    *воцерковленный
    прошу прощения, все два раза ошиблась 🙂

    Это как бывает разное венчание. Оно или сразу во время свадьбы, потому что так надо, чтоб было как у всех или пара делает этот шаг осознанно и осмысленно, многие годы спустя.

    Маленькая история из жизни. Сейчас все по домам сидят и в церкви не ходят и когда их снова откроют тоже неизвестно.
    Мой муж некрещёный и неверующий, в церковь ходить особо не хочет, отмахивается и, как мне всегда казалось, вообще далек от всего этого, но к иконам относится с уважением. А у меня всего несколько иконок дома и все они стоят сверху на комоде, так неудобно – и на комод больше ничего не поставить и его крышку поднимать с иконками тоже плохо – всегда падают.
    И вот мой супружник несколько месяцев назад несказанно меня удивил. Он втихаря от меня нашел и заказал в интернете: полочку для иконок аж 1940 года, чудесную лампадку на цепочке, а к ней миниатюрные свечи и специальное ароматное лампадное масло из Греции.
    Древняя полочка после распаковки практически сразу же была выкрашена под дерево, повешена на стену вместе с лампадкой и, вуаля, мой “красный” уголок был готов. Таким образом, как я понимаю, мой неверующий муж, сам того не ведая, сам же пригласил Бога к нам домой.
    Я была очень приятно удивлена поступком мужа, но спросить у него, что же им двигало че-то побаиваюсь 🙂

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *

Copyright © 2009-2020 Заметки эмигрантки All rights reserved.