2

Великие страсти в маленьком быдлятнике

Posted by admin on June 17, 2021 in Шик-блеск |

Мне очень хотелось посмотреть на героев этой великой новеллы о любви в динамике.

Поэтому я сцепила зубы и сумела выдержать беспримерный поток трэша, исчерпав месячный запас испанского стыда за один час.

Новобрачная, явившаяся на эфир “вся в белом” Анастасия Макеева, делилась бесконечными видосиками своего беспримесного счастья, на которые было неловко смотреть каждую минуту, каждую секунду, настолько все это было пакостно сыграно, снято и поставлено. Сорокалетняя “молодая” с двумя косичками водит нас по своей “фазенде Макеевалэнд” (с), за ней как привязанный за ручку ходит “молодой”, послушно повторяя “первый поцелуй в беседке”, который “стыдливо” запечатлевает камера из-за перил, “а вот эту кровать в спальне я собирал сам, не подозревая, что делаю это для себя” (с) – камера наводится на кровать, над которой в лучших традициях волочкова-стайл на фреске запечатлена сама Анастасия в позе нимфы.

“А вот тут мы посадили вишни-неразлучники”, а тут – фотосессия на маковом поле, под водой, над водой, а вот тут – мы венчаемся в храме (на самом факте венчания у меня упала челюсть, потому что я не очень хорошо себе представляю батюшку, дающего благословление на венчание отцу четверых детей), а вот тут мы на западный манер даем клятвы новобрачных…

Глядя на этот омерзительный трэшак, изюминкой которого была Анастасия, мастерски облизывающая палец “супруга” весьма привычным движением, я еще не знала, что будет дальше. А дальше, ребята, было выступление Марии Арбатовой, с которой наш “романтичный принц” обошелся очень, очень говорящим образом: “Вы кто такая, представьтесь” (узнаете? “Вы кто такой, представьтесь, пожалуйста” – “Я музыкант Юра”) – и был замечательный вопрос психолога Константина Саркисяна, который вывел нашего жениха – пардон, уже мужа, на фразу, которая сказала мне все и об этом человеке, и об Анастасиином будущем.

И фраза, ребята, была такова: “Такого-то числа, такого-то года, в такое-то время (в 5.30 утра, если быть точной) моя бывшая жена сняла с моей карточки 350 евро, она их украла”.

Так что вот это в эполетах и со звездами, который из гастарбайтера уже превратился в “хозяина строительной фирмы”, – очень точно и ярко характеризуется именно этими двумя высказываниями. Больше нам знать и не нужно. Ах да, все же нужно. Наш эполетоносец заявил на вопрос, стыдно ли ему бросать четырех детей, что ему “в ноги должны падать, что он повысил демографию России”… Думаю, это еще лучше обрисует портрЭт в интерьере.

Кстати, передача, как говорят, закончилась закулисной дракой между нашей романтичной сорокалетней русалочкой и бывшей супругой гастарбайтера, причем русалочка орала, что “жена пристроилась на шее, рожала и в ус не дула”, а жена – постоянно разбрасывалась фразами о том, что “Анастасия не мать, она не рожала и не знает, каково это”. При условии, что у Анастасии в районе щитовидки опухоль с яйцо, думаю, рожать ей не приходилось и не придется, а значит – обе дамы не могли не закончить врукопашную, к вящей радости гастарбайтера, за которого идет такая драка.

Ребята, что хочу сказать.

Я не могу осудить бывшую жену, которая понесла свою историю по телеканалам. За это хорошо платят и оставшуюся с четырьмя детьми женщину, которой не выплачиваются алименты, судить грешно. Да, она вываливает историю на потеху публике, да, она была вынуждена смотреть видосики “со счастьем” перед камерами и ее лицо о многом говорило. Но все равно осудить ее у меня не получится – слишком стремно женщине оставаться одной с детьми, хоть в Европах, хоть в России.

Судить Анастасию с ее гастарбайтером я тоже не берусь – гастарбайтер просто быдло (ну или “глубинный народ”, как вам пожелается), его обули-одели, сделали маникюр и зубы, снимают в зомбоящике (“в ванне купают”(с)), а все, что ему нужно делать, – послушно ходить за ручку и сниматься в полпятого утра в фотосессиях на маковых полях. Уж куда интереснее, чем ездить на базар за цементом или материть пьяных работяг. Анастасия – увядающая актриса с эндокринологической дисфункцией (что вполне объясняет ее странную одутловатость), чей возраст вот-вот поджмет ее настолько, что придется кочевать с героинь на мам, а актерского дарования – с кошкин нос, поэтому почему бы не устроить себе последнюю гастроль, где и бабок нарубить, и мужика заиметь, и славы вкусить (а слава, как и деньги, у Анастасии не пахнет).

Но вот когда трое взрослых втягивают в свои разборки детей, когда я увидела в студии старшего сына гастарбайтера, мне стало дурно. Я не удивлюсь, ребята, если парень сторчится, ох не удивлюсь. Именно потому, что ему очень, очень херово – и он не умеет в силу возраста это скрывать. Он переживает страшную трагедию – которая в подростковом возрасте проживается еще острее, чем в детском: папа бросил маму и нашел другую женщину. Папа и мама говорят друг на друга гадости – и все это происходит на публике. Все грязное белье, включая самые интимные подробности, со смаком обсуждается во всех утюгах. И во всем этом недетском горе – его тоже ждет своя слава, свое внимание почтеннейшей публики. А это очень пакостный коктейль, который не всякий взрослый сумеет переварить.

В общем, ребята, как раз детей мне жальче всего, именно они по сути являются самыми несчастными заложниками этой ситуации. Если мать правильно распорядится баблом, жить ей будет на что еще много лет. Если она еще сумеет правильно вложить внешность – она даже сумеет еще устроить свою жизнь. Гастарбайтер будет царюваты и пануваты, пока не надоест своей “звезде”. “Звезда” еще поиграется в семейное счастье – и потом пойдет по телепрограммам с новой историей “как я полюбила подлеца”, ей не привыкать (в этом я как раз уверена на все сто, потому что какой бы зефирный замок эта парочка не возводила на своей любви, венчании и одновременном ношении красной нитки от порчи и сглаза, замок этот стоит на выгребной яме подлости и предательства, поэтому когда все эти барочные вензеля и золотые гербы рухнут в глубины вонючего котлована – всего лишь вопрос времени).

А вот у детей будет не хилая психотравма – и с этой психотравмой им жить жизнь. Грустно – если снова-таки учесть то, что все это происходит в публичном пространстве всехнего интереса.

Кое-кто уже бросил: да договорились эти трое, будут рубить бабло, изображая страсти-мордасти. Даже если это и так – все равно в этой истории будет четыре невинных жертвы. Какие бы расклады не работали, что бы не вытворяли взрослые – эти четверо всегда останутся несчастными детьми, чей мир не просто рухнул, а оказался погребенным под тоннами дерьма и страстного внимания почтеннейшей публики. Слишком ядерная смесь, чтобы суметь сохранить психику.

2 Comments

  • Рима says:

    Ну Макеева должна хоть немного думать головой (взрослая всё-таки). Если мужик, будучи в семье (притом с четырьмя детьми) спокойно позволяет себе не просто мимолётные романы ( одноразовые связи по пьяни), а в серьезку встречается с другой дамой и к ней в итоге уходит, не останавливаемый голосом своей совести, то где гарантия,что подобное не случится и в новоиспечённой анастасииной семье? В первом случае его не остановили четверо детей, что же должно останавливать во втором? Я так понимаю, Настя ему рожать не собирается…

    • admin says:

      Рима, чтобы выстроить подобную логическую цепь, нужно уметь думать ровно на один шаг вперед. Чем дольше живу, тем больше убеждаюсь, что у людей с этим туговато.

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *

Copyright © 2009-2021 Заметки эмигрантки All rights reserved.