2

Алиса из реестра рекордов, или стоит ли так восхищаться гениальными детьми

Posted by admin on July 13, 2021 in О человеке |

Прочитала недавно о девочке Алисе Тепляковой, которая в 8 лет сдала ЕГЭ и собирается поступать на психфак МГУ.

Кстати, на психфаке я сломалась и пошла проверять правдивость информации, потому что речь ведь идет не о математике, не о химии или других точных науках, речь идет именно о факультете психологии, а тут, как вы сами понимаете, и после школы особенно делать нечего – теорию-то в голову уложить можно, а как 23-летний выпускник пойдет души лечить и беды разводить руками с опытом жизни “из школьников в студенты” – это еще тот вопрос.

Но увы – все оказалось правдой. Русский язык, профильная математика, биология и информатика – вот те предметы, по которым Алиса сдала ЕГЭ и теперь готовится стать студенткой МГУ. Тот же вуз закончили ее родители, и, как я поняла, они нашли выход на людей в руководстве университета, которые согласились принять восьмилетнего ребенка в студенты.

У детей, кстати, весьма говорящие имена: Лейя (в свои четыре года стала «самой юной школьницей в стране»), мальчик Хеймдалль (7 лет, закончил 9-й класс и сдал ОГЭ). Дочь Терра (4 года – будущая первоклассница), Айлунг (2 года, учит слоги). Полуторагодовалый Фейлунг и месячный Тесей пока не учатся, им рано, как говорит папа семейства, окончивший психфак и факультет математики и кибернетики, плюс степень в молекулярной биологии, мама – мехмат и финансовая академия.

Семья живет в подмосковье, в малогабаритной квартире, папа и мама трудятся воспитателями в домашнем детском саду, получая зарплату от государства, и рожают и воспитывают детей (подозреваю, что Тесей у них не последний).

С одной стороны что, в добрый путь, можется и рожается, так чего б и не рожать. С другой стороны, зачем все это? Ну да, если генетика позволяет, то можно подстегнуть интеллектуальное развитие и заиметь в семье вундеркинда, тем более, что ЕГЭ – не предполагает гибкости мышления, он предполагает следование шаблонам и стандартам, а значит, с ним легче справиться, чем со стандартной программой советской школы, где предметы предполагали системное получение знаний и их системное же применение.

Тут не в этом суть. Суть в том, что помимо интеллектуального развития у человека имеется психофизиологическое развитие – а игрища в вундеркинда с этой областью не сулят ничего хорошего. Я слушала интервью с Алисой, где она легкомысленно рассказывала, как “папа ей говорил, что программу школы проходят за 11 лет, а вуза – за 4, поэтому в вузе будет легче”. А еще Алиса наметила план своего развития: к 15 годам закончить МГУ, поступить в аспирантуру и потом защитить кандидатскую и докторскую. Как в этот план встроить детство, подростковость и юность – Алиса еще не знает и не понимает, а вот закончивший психфак папа, похоже, этим вопросом не сильно интересуется.

А вот мне как когдатошнему педагогу – именно этот вопрос чрезвычайно интересен. Восьмилетка – пока не имеет никаких гормональных перестроек, никаких проблем роста, училась она всегда дома, по индивидуальной программе, родители, судя по их разговорам (и внешнему виду) – особенно над детьми не довлеют, эдакие ученые родноверы на расслабоне.

Теперь засунем эту восьмилетнюю гениальную девицу в рамки вуза, в компанию восемнадцатилетних (а чаще и старше) взрослых людей со своей взрослой же жизнью, взрослыми проблемами и увлечениями. Учиться заочно – не предполагается, свободное посещение лекций может быть лимитировано: должен же студент являться на практикумы, коллоквиумы, конференции и, в конце концов, на сессии? А стандартная пара – это 90 минут. А пар может быть и три, и четыре. Да плюс самостоятельная работа, да плюс практические занятия. Восемь лет – это как раз самый возраст, чтобы так жить.

Теперь снова посмотрим на выбор факультета: психфак. Вы себе хотя бы отдаленно представляете практические занятия по психопатологиям (а куда ж без них) в десять лет? А введение в сексологию (пусть даже взагали по загалям (укр. – в общем и целом)? А краткий курс психиатрии? Курс семейной и детской психологии, читаемый ребенку? Я поэтому и поразилась выбору факультета – гении, выбирающие математику, находятся в гораздо меньшей опасности, чем ребенок, окунающийся в дивный мир психологических девиаций или пограничных состояний.

А потом плюсуйте неизбежно начинающийся пубертат – и получайте дивную картину маслом: тут у тебя менархе, прыщи, первая неразделенная любовь к сокурснику на десять лет тебя старше, а тут – необходимость защищать дипломную и магистерскую, да держать экзамены в аспирантуру. Тебе хочется цветов, ухаживаний, свиданок и первых поцелуев – а у тебя диссертация горит и практических данных не собрано.

На что обрекается бедолажная Алиса? А она обрекается либо на полное отсутствие детства и юности, либо – на сильнейшие бунты и сломанную жизнь наподобие жизни Ники Турбиной. В любом из этих случаев девочку мне очень жаль, потому что в этих случаях и рыбка и лошадка – недостижимые вариации.

Я больше скажу: а как мама и папа представляют себе вообще Алисину жизнь? Ну ОК, закончит она в 15 аспирантуру и пойдет к кандидатской и докторской. Ну ОК, получит она в 22 года свою докторскую. Что дальше? А дальше, малята, работа. Работа, сука, до 65 лет. С перерывами на декретный отпуск, надо полагать, а может – и нет, дети из многодетных семей либо повторяют судьбу родителей, либо шугаются от нее, как от огня. И придет к Алисе кризис середины жизни (а статистика показывает, что гениальных детей он накрывает не как нас, простых смертных, между 35 и 40, а сильно раньше), оглянется Алиса на свою жизнь и поймет, что всю ее она провела в удовлетворении амбиций мамы Наташи и папы Жени. И задаст она себе вопрос: это мне было надо, или им? И в зависимости от ответа – вштырит ее атомно, или просто вштырит.

И сколько я читала статистики по гениальным детям, навевает она исключительно мрачные мысли. Часто дело заканчивается безумием, потому что гениальность – всего лишь обратная сторона помешательства. Реже – дело заканчивается уходом из профессии и сокрытием своей гениальности. Я читала истории о таких вот дауншифтерах, которые все как один твердили, что стали гораздо счастливее, уйдя с должности великих профессоров в условные истопники или дворники. Это, кстати, настоящий хэппи-энд историй гениальности.

Гораздо чаще юные гении уходят из жизни в достаточно молодом возрасте, словно природа, разогнавшая их интеллект до неимоверной скорости, брала энергию из продолжительности жизни. Это может быть болезнь или самоубийство из-за сильной депрессии, но конец все равно печален.

Редкие дети-гении продолжают работать в выбранной специальности, чаще всего у таких историй – довольно трагический конец.

Думаю, во многом причины лежат еще и в их потрясающем одиночестве. Представьте себе: в детском саду ровесники еще сидят на горшках и ковыряются в носу, а ты уже решаешь интегралы. В младшей школе кто-то едва осваивает азбуку и устный счет, а ты уже заканчиваешь старшие классы. Старшеклассникам ты не интересен, ровесники не интересны тебе. И вот ты студент – студенты смотрят на тебя либо как на пустое место, либо как на ученого пуделя, а потом тоже как на пустое место, их проблемы тебя не колышат, твои проблемы для них – позавчерашний день. И вот ты охерителен – ты закончил вуз и являешься пред светлы очи начальства и нового коллектива. Самым молодым в этом коллективе 23-25 лет, тебе – 17-18. Гм… Вспомните себя в этом возрасте и скажите честно, насколько вас интересовали люди настолько младше вас?

Ровесники – живут как раз студенческой жизнью, у них все идет вся ярче и ярче, а ты эту жизнь уже прожил – криво, конечно, но прожил, и у тебя теперь работа, зарплата, исследования, гранты и прочее.

Вы подумайте, можно назвать такую жизнь счастливой? Вы бы сами такую жизнь прожить захотели?

Счастливы гениальные дети, у которых имеется хотя бы один, но друг. Психолог В. Леви описывал своего гениального друга (а там как раз случай именно гениальности на уровне эпохи Возрождения) – и все время вспоминал, каким он был одиноким, и как порой сложно было с ним дружить и для самого Леви. Это как если бы ты все время был в горах и дышал горным воздухом; это сложно и иногда очень вредно.

В общем, ребята, рунет искрится и рукоплещет девочке Алисе, а мне ее жаль. У человека все должно быть в свое время – и иногда не нужно подгонять развитие интеллекта, потому что тело и душа еще не созрели, и как младенцу нельзя употреблять до полугода твердую пищу, так порой и ребенок должен оставаться ребенком, даже если его интеллект можно назвать взрослым. Уровень айкью не равен уровню развития психики, и иногда стоит поступиться родительским тщеславием – но не обрекать отпрысков на вступление во взрослую жизнь тогда, когда в детской по сути должны храниться только кубики да куклы. Успеется стать взрослым – тем более, взрослая жизнь в наше время – дело совсем не веселое.

2 Comments

  • Антон says:

    Тот самый случай, когда я с вами абсолютно согласен.

    Когда мы покупали квартиру, спросили у жены бывшего хозяина: “Какие у вас тут есть развивалки для детей?” Она оказалась психологом и произнесла пламенную речь против раннего развития. Впрочем, мы и сами не стремились сделать детей малолетними интеллектуалами, у нас была установка дать детям в детстве наиграться досыта, чтобы во взрослом состоянии уже не хотелось.

    А бедная Алиса и её бедные братья и сёстры вызывают только сострадание. Что за психолог в 15 лет? Какой бы книжной премудростью она бы ни напиталась в вузе, о психологических проблемах взрослых людей она будет судить как энотомолог, изучивший повадки разных курьёзных козявок. На эмоциональном уровне к этому времени она ничего этого не проживёт, а значит, и не поймёт.

    Особенно это страшно для женщины, у которой эмоциональная сфера, интуиция и т.п. играют в жизни огромную роль. А тут женское начало будет беспощадно подавлено, что чревато тяжёлыми проблемами.

    Что касается одиночества – одна надежда, что семья у них дружная и братья и сёстры будут друг друга поддерживать в течение жизни. Они всё-таки друг друга как-то понимать будут. Хотя из человека с таким грузом психологических проблем опора обычно получается довольно шаткая.

    На мой взгляд, это какой жуткий, безнравственный эксперимент над детьми.И очень печально, что он вызвал такие восторги в интернете.

    Мне в последнее время кажется, что наш народ стремительно перерождается и на глазах теряет разум и нравственное чутьё, а также все свои лучшие отличительные качества. Отсюда и тяга к странным, уродливым формам поведения, образа жизни.

    Вспоминается Цветаева:

    Идет по луговинам лития.
    Таинственная книга бытия
    Российского — где судьбы мира скрыты —
    Дочитана и наглухо закрыта.И рыщет ветер, рыщет по степи:
    — Россия! — Мученица! — С миром — спи!

    Но это ведь не только Россия. И даже не только Украина или Болгария. То же самое ощущение от Франции, Италии, Греции и многих, многих других стран.

    Я всё чаще вспоминаю одну любопытную теорию, которую услышал на конференции по эсхатологии. Один из выступавших задался вопросом, как понять, что Зверь Апокалипсиса, будучи служителем сатаны, пожирает Вавилонскую Блудницу, тоже служащую сатане. Он объяснил как иносказание: Блудница – это пермиссивное западное общество двадцатого столетия, узаконившее человеческие грехи и тем самым разрушившее прежнее миросозерцание, основанное на христианстве. А Зверь – это мировая тоталитарная диктатура зла, которая придёт ему на смену. Похоже, что нечто подобное разворачивается на наших глазах. Правда, в отличие от оруэлловской антиутопии, новый тоталитаризм против разврата ничего не имеет. Он больше похож на “Дивный новый мир Хаксли”, чем на “1984”.

    • admin says:

      Это везде так – перерождение. У нас в Канаде тоже полно всяких девиаций и странностей, которые уже не кажутся милыми, а пугают.
      Мир сползает во зло, весь сползает, просто скорость этого сползания в разных странах разная. Я очень надеялась, что Россия окажется последним оплотом сопротивления, но увы… Был шанс выстроить реальную альтернативу западному образу жизни, развитую страну с патриархальными ценностями, которая живет не по-западному и не по-восточному укладу, а имеет свой собственный путь, сотрудничая со всеми – но ни на кого не ориентируясь. Более того, в эту страну ломанулись бы и эмигранты – домой, и люди, недовольные укладами в своих странах. А размеры и богатство России могли бы дать возможность делать из этой страны действительно новый дом для всех. Опыт СССР – дал бы шанс стать реально толерантными ко всем народностями и религиям. Это действительно могло бы стать не фантастикой, а реальностью – и я уверена, что сползание мира во зло было бы замедлено.
      Но увы… шанс просран, страну пилят, народ сходит с ума…
      А нам остается капсулироваться в своих маленьких мирках, чтобы не допускать разрушения хотя бы в них.

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *

Copyright © 2009-2021 Заметки эмигрантки All rights reserved.