2

О самом страшном – когда нет надежды

Posted by admin on August 28, 2017 in О вере, О человеке |

Я никогда не поговорю с этим человеком напрямую. Просто потому, что она сама просила никогда не упоминать при ней о Боге. Но не могу молчать…

Знаете, иногда вот так навалится все – машина издохла-надо менять, холодильник сломался, здоровье где-то барахлит, деть в подростковых бунтах, тут мелочь, там мелочь, там мелочь… Сидишь дуешься на все вокруг – а потом Господь Бог дарит тебе встречу. И ты затыкаешься и сидишь на попе ровно – не уставая повторять: Боже, спасибо тебе за то, что по мелочам. Боже, спасибо, что учишь так… Щелчками по носу.

Потому что когда ты видишь судьбу женщины, сироты, встретившей того самого, единственного, любимого не один десяток лет, не бросившего в момент смерти одного из детей… Поддержавшего в миг, когда у матери, потерявшей ребенка, меркнет все перед глазами, а живые дети… Ну что живые дети… Они не помогают переживать горе, а только добавляют раздражения от того, что не получается поскорбеть нормально… Взвалившего на себя и малолетних ребятишек, не понимающих, почему мама лежит лицом к стене, и хозяйство, и работу… Прошедшего по всем кругам ада – чтобы потом свалиться от скоротекущей онкологии и сгореть за несколько месяцев на руках этой самой жены и все еще малолетних детей… Оставившего жену навеки раненной, потому что это были отношения, которые действительно один раз на миллион… Когда второй вряд ли когда оправится от потери и вряд ли сможет жить с кем-то еще…

Вот когда ты встречаешь такую судьбу, понимаешь, что проблем-то у тебя нет. Так, бытовые мелочи. И слушая, как эта женщина выговаривается… Вдруг понимаешь – что Бога-то она не просто отвергла, а кощунственно отвергла. И не раз на жизненном пути тебе встречались те, которые, встретив страшное, непосильное горе, отвергали Бога и становились воинствующими кощунствующими атеистами.

И вот сидишь ты, слушаешь или читаешь рассказы, абсолютно невыносимые для любого, кто еще не потерял способность сопереживать – и понимаешь, что эти люди, встретившись с горем, отвергнув Бога, отвергли и надежду. Надежду на встречу там, за гробом. Надежду на исцеление душевных ран. Они находятся в такой ужасающей черноте, что вообще непонятно, как они еще могут дышать. Даже надежду души умершего на помощь еще живых. Тех, которые еще могут что-то изменить для тех, у кого нет возможности на изменение от себя.

Недавно моя знакомая потеряла супруга. С которым много лет было прожито в большой любви, в очень большой любви и согласии. Дети уже взрослые – родители остались вдвоем, но им не было скучно и плохо. Они как раз были из тех, кто могли и хотели быть рядом с друг другом – потому что даже работали на одной работе. Когда я увидела ее в храме в трауре, была в ужасе – она потухла. Только и могла говорить: я хочу к нему. Я хочу к нему. Дети уже большие, мама им не нужна.

А через две недели я еще раз ее увидела – и увидела, что внутри нее зажегся свет. Нет, не тот свет, что горит у влюбленных или беременных женщин. Нет, это был иной свет – переродившейся души. Что-то с ней произошло – во время молитв в храме и дома. Во время церковных молитв за ее супруга. Я много раз видела это преображение – нет, горе никуда не уходит. Глаза по-прежнему исплаканы. Но исчезает та самая бессветность и чернота, появляется иной свет – свет души, у которой есть вера, надежда и любовь. Вера в Бога, надежда на встречу и любовь, которая не умирает. Душа словно омывается Божьей любовью – и становится иной.

“Придите ко Мне труждающиеся и обремененные и Я успокою вас”, – просил нас Бог. И те, кто доходят, получают облегчение. Те же, кто отвергают помощь… Боже, как их жалко. Не злорадно, а по-настоящему, когда болит душа и душит собственное бессилие.

Я уже рассказывала историю о том, как во время паломничества на Валаам нашим друзьям пришло известие о внезапной смерти отца их лучшего друга. И как мы бросились заказывать монахам заупокойные службы – потому что мать друга, потерявшая мужа, с которым прожила чуть ли не полвека, далекая от церкви, была на грани самоубийства. И вдруг, когда начались молитвы, друг сам в шоке написал, что мама успокоилась и стала молиться, ей стало ощутимо легче и страшные мысли о собственной смерти ее оставили. Эта ощутимая помощь Того, кто может нас успокоить – единственное средство от горя, непереносимого горя, которое обрушивается на нас, когда мы теряем близких.

Но когда человек отказывается от помощи Бога и церкви – что мы можем сделать. Какие слова утешения подобрать? Только молча скорбеть рядом да молиться тихонько о страдающей душе. Есть невыносимые бремена, тем более страшные, что человек отвергает Того, кто может действительно подставить плечо, и надеется только на людей. А что люди… Ну что люди… Сейчас они рядом – а потом у каждого возникнут свои проблемы и их нет.

В общем, ребята, берегите друг друга. И помолитесь о тяжко страждущей Анне. Вдруг она еще сможет обратиться к Богу…

2 Comments

  • А says:

    Есть подозрение, что это — о писательнице Анне С-ц… Ну, тогда я тоже выскажусь. Не затрагивая религиозную сторону вопроса, просто — взгляд со стороны.
    Мне ее дико жаль. Я против воли примеряю ситуацию на себя, и сразу ледяная волна по хребту… Не дай боже никому такого.

    И при этом дама мне отчетливо неприятна. Я читала эпопею с мужем, и с нерожденным ребенком, и “более раньшие” тексты, и более поздние…
    Удивительно, но она везде и во всем — жертва, нежный интеллектуал, израненный обстоятельствами, грубостью и бесчувствием холуев.
    Свинцовая жизнь, колючая проволока, упыри вокруг — и тонкий стебелечек Анечка, прастити за цинизм.
    При этом с людьми общается через губу, в стиле “все должны”. А если человек имеет наглость на иную т/з — то и раскатает мастерски и беспощадно, это она хорошо умеет.
    Я всё сказал.

    • admin says:

      Ну так это всегда бывает с теми, кто полностью отказывается от веры. Я заметила этот странный феномен: иной раз в их жизни просвета нет, один сплошной ужас (у меня есть такие знакомые, чьи трагедии если снять в кино, никто не поверит, скажут, на одного человека не может столько высыпаться). Но вот это агрессивное неверие делает их какими-то окамененными и высокомерными. Они в башне из слоновой кости своего страдания – и попробуй сунься со своими советами в храм зайти. Такое услышишь – что диву даешься. Как человек страдающий может в мгновение ока стать таким высокомерно-беспощадным.

      Так что соглашусь…

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *

Copyright © 2009-2017 Заметки эмигрантки All rights reserved.