4

Зачем нам любовь и отношения, или размышление по поводу не одной статьи

Posted by admin on October 2, 2017 in Размышлизмы |

В течение этого года несколько раз читывала эссе достаточно знаменитых людей обоего пола, рассуждающих о том, зачем нам брак, любовь и оношения. Когда подобное пишет какая-нибудь Арина Холина или Лена Миро, думаешь о том, что у теток ниша такая, деньги зарабатывать на странных статьях.

Но когда подобными текстами начинают радовать нравящаяся актриса или до этого кажущийся вполне вменяемым журналист, – начинаешь думать, где и в каком месте у людей поломалось. Ну а когда подобными эссе начинает забиваться лента… Вот тогда и думаешь, что сломалось не у конкретных людей, а, весьма вероятно, у целого социального среза нашего и более молодого поколения.

Рассуждения эти, схожие, как листья одного дерева, выходят из уст тех, кто называет себя интеллигенцией, и писатели этих эссе приводят достаточно нехитрые аргументы: как хорошо прийти одному в свою холостяцкую берлогу, а там некому зудеть, орать, требовать учить уроки, некому настаивать на сексе (вот тут авторы прямо-таки хором выпевают сей нехитрый лейтмотив), некому занимать полки в шкафу и холодильнике, некому разбрасывать грязную одежду и полотенца. А ежели вот захочется обСЧества – вот тебе домработница, чтобы прибраться и приготовить, вот тебе человек по вызову для “спустить либидо”, вот тебе психолог или друзья, чтобы поболтать о жизни. В удобное для тебя лично время.

И ведь в первого взгляда не поспоришь – почему это не наслаждаться одинокой свободной жизнью, если “вот раньше мужик был добытчик, он несет мамонта, а ему баба нужна, чтобы мамонта приготовить, а бабе нужен был тот, кто ей мамонта притащит и по ходу ее защитит, в этом была железная необходимость”. А сейчас все работают, мамонты есть в супермаркетах, защищаться ни от кого не надо, для этого полиция имеется.

Вроде бы действительно есть в этом логика – живи удобной для себя жизнью, не создавай неудобств другим, плати за разнообразные услуги, дружи в комфортное для себя время. Инждой каждый день.

Как исповедникам такой жизни объяснить, в чем они неправы? Если вы всерьез попробуете это сделать – вас ждет разочарование. Это напомнит некие попытки объяснить дикарю из амазонской хижины – все преимущества жизни в цивилизованном мире с канализацией, электричеством, антибиотиками и центральным отоплением. Чем больше вы будете думать, в чем же преимущества, скажем, Ванкувера перед затерянной в дождевом лесу хижиной дикаря, тем больше вы будете теряться в потоке аргументов… Ну как же… книги забыли, подвесные мосты, ледниковую питьевую воду, передвижение на автомобиле, а еще три-д кино, возможность удалить аппендицит хирургически и родить ребенка не под кустом, а как же магазин с выбором мяса и возможность приготовить его на электроплите, глистогонные и йод, океанариум и телефоны, музыка Баха и лазерная коррекция зрения… А дальше – вы реально растеряетесь и не будут знать, что говорить дальше. Потому что – вы должны охватить аргументами целый огромный мир, а объять необъятное, как мы все помним, невозможно.

Так вот, эти исповедники свободы и одиночества, они подобны амазонским дикарям. Они действительно живут в своей хижине из говна и листьев и считают, что весь мир и вся жизнь – подобны их деревне, где самые смелые воины, забравшись на самую верхушку самого высокого дерева, когда-то видели соседнюю гору, покрытую такими же деревьями. Они носят повязки из листьев, из которых строят и свои хижины, и считают, что все в мире должны одеваться только так. Им в голову не прийдет, что в мире есть златотканые шелка Индии и тяжелая парча Персии, рытый бархат Руси и теплая шерсть Австралии. Они едят три сорта бананов на завтрак, обед и ужин, и, если сильно повезет, могут отведать обезьяньего мяса, запеченного в тех же листьях, из которых собраны их дома и набедренные повязки. Ну есть еще сырые жуки, кой-какие ягоды и да, личинки из-под коры. О существовании стейков с кровью, творога, шоколада и пельменей – они даже не догадываются. О том, что в мире есть кофе, шампанское, сок с мякотью и кефир – они не знают. У них есть шаман, лечащий от всех болезней, а о том, что в мире есть лапароскопическая хирургия, психиатрия, акушерство и гинекология, фармакология и гемодиализ – они не в курсе. И так – во всем… Они живут в узком кругу – не догадываясь, что на свете есть целый огромный мир, разный, прекрасный и ужасный, добрый и злой, светлый и темный.

По сути вся их доктрина – это стремление к выравниванию с температурой окружающей среды. Вот есть я – и вот есть “путь самурая”, предписывающий, что мне делать, чтобы моему тельцу и душонке было максимально комфортно. Хочу, чтобы тельце было помещено в питательный бульончик, в котором ему даже и сексом нечасто надо заниматься, что уж говорить о телодвижениях вроде какого-то труда, пусть хоть выноса мусора или влажной уборки пола. И чтобы душе было не нужно трудиться от слова “совсем” – так, спустить чуток переживаний таким же любителям комфорта, которые и слушать не захотят, так, будут думать о своем, пока я буду чего-то там бормотать… Непыльная работка каким-нибудь “колумнистом”, непыльная жизнь в съемной квартирке, пока свою бабушкину-родительскую сдаю понаехавшим, непыльные отношения с теми, кто сделал свое тело таким же предметом аренды. Жизнь инфузории в чаше Петри, жизнь простейшего.

Причем я же осознаю, что сравнивать наших гедонистов с амазонскими дикарями можно лишь с точки зрения внешней ограниченности впечатлений – потому что патриархальное сознание дикарей дает в общем-то достаточно напряженную внутреннюю жизнь, и чисто с внешней точки зрения – они вынуждены тяжко трудиться с утра до ночи, чтобы обеспечить выживание себе и племени.

Нет, наши любители комфорта совсем не такие – им важно, чтобы их не тревожили, чтобы им дали “самовыражаться” в единственно приемлемой для них форме: словесном эксгибиционизме. И как при виде эксгибициониста, показывающего нечто действительно банальное и ничуть не интересное, так и при чтении их незамысловатых откровений – ты видишь маленькую скукоженную душонку, выставляющую напоказ то, что не является предметом особенной гордости. Так, скучненькое среднее арифметическое.

И ведь не докажешь и не расскажешь, что такое мир глубоких чувств и переживаний, мир того самого труда души, который не только углубляет нашу личность, но и позволяет открыть мир с удивительных, ранее непознанных сторон. Разве объяснишь этим людям, что такое настоящая любовь? Настоящая дружба? Настоящее сострадание? Настоящая взаимовыручка? Как объяснить тому, кто всегда видел перед собой стену из деревьев, что такое гора? Океан. Цветущая степь. Всполохи северного сияния. Закат среди фата морганы. Как объяснить тому, кто никогда не любил, что такое любовь? Кто не познал настоящей дружбы – что такое одна душа на двоих, когда ты просто не будучи в кровном родстве, понимаешь человека как самого себя? Как объяснить, что такое счастье, испытываемое при виде глаз человека, которому ты только что помог? Да бросьте – не получится.

Этим людям не расскажешь – что такое радость от узнавания и нахождения того, без которого ты просто не мыслишь свою жизнь. Не расскажешь, что такое первая улыбка твоего ребенка и первая принесенная им пятерка, что такое ссоры и примирения, совместные обеды и встречи с родителями, сплетни с задушевной подругой и походы по магазинам с сестрой.

Мы никогда не поймем друг друга, потому что для нас – это жизнь, а для них – источник дискомфорта. Мы смотрим на них – как на самый страшный наш кошмар, а они – видят кошмар в нашей жизни.

И вы знаете, я даже не буду говорить, что мы – хорошие, а они – плохие. Я просто скажу, что они – амазонские дикари, а мы – обладаем целым миром. И если кому-то хочется провести всю свою жизнь среди дождевого леса, значит, так тому и быть. Но лично для себя – я не вижу в этом ничего хорошего. Просто потому, что я видела горы, океан, цветущую степь и северное сияние. И ни за что не променяю их – на жизнь среди деревьев. Пусть в горах холодно и ветрено, плюс на них нужно забираться. Пусть океан может быть очень разным, а иногда и опасным. Пусть цветущая степь потом окажется выжженой солнцем, а северное сияние порождает головную боль и кошмары. Пусть… Потому что деревья в амазонском лесу, конечно, классные, высокие… Но они – вечнозеленые. И за ними – ничего не видно. А я не люблю жизнь в клетке, даже теплой и зеленой. Потому что это прямой путь к энтропии. А мне не по нраву подобный исход… Меня не для этого Бог задумывал.

4 Comments

  • Антон says:

    На заре туманной юности, когда я “выбирал себе религию”, мне попалась в руки Библия с баптистскими комментариями. Там, среди прочего, были нарисованы три схемы (какой же протестант обойдётся без схем?). На одной был изображён кружочек, символизирующий человека, в середине кружочка большая буква “Я” и слово “Бог” за пределами кружочка. Это неверующий, в душе которого места для Бога не нашлось. На другой, “Я” занимало почётное центральное место, а где-то сбоку внутри кружочка помещался Бог. Это теплохладный верующий, который живёт для себя любимого, а Бог ему нужен для душевного комфорта. А на третьей центр кружка занимал Бог, а “Я” скромно стояло с краешку. Это настоящий христианин – идеал, к которому мы все призваны стремиться.

    То, что вы описываете, чётко свидетельствует об одном: в современном обществе, особенно среди его культурной, политической, деловой и прочих “элит” тон задают люди первых двух категорий. В отличие от своих предшественников минувших времён они уже не стесняются вслух говорить о своём безудержном эгоизме. Для них вся жизнь – это обслуживание собственного “Я”, которое как некий языческий идол, требует всё больших жертв. Отец Тихон Агриков называл это требовательное “Я” выразительным словом “самоистукан”.

    Служение самоистукану не оставляет человеку времени и сил на других людей, даже на самых близких по крови. Он ими жертвует во имя своего идола. Не остаётся у него сил и на служение Богу. Наоборот, люди “второй баптистской категории” хотят, чтобы Бог обслуживал самоистукана, а если Он это делает недостаточно усердно, они на Него обижаются, капризничают и даже “теряют веру”.

    Вы совершенно правы в том, что жизнь такого человека чрезвычайно примитивна и бедна. Поэтому он часто скучает и склонен к поиску всё более изощрённых, щекочущих нервы наслаждений, доходя в этом до таких вещей, о которых говорить не хочется. Очень чётко и выразительно описывает мир, населённый этими людьми, Мишель Уэльбек.

    Как предупреждал больше ста лет назад Лев Тихомиров в своих “Религиозно-философских основах истории”, человекобожие (т.е. служение самоистукану) неизбежно ведёт к сатанобожию.

    А значит, тот образ чувств, мыслей и жизни, который проповедуют нынешние прогрессивные властители дум, неизбежно ведёт к очень страшным явлениям в будущем. Если постхристианское человечество и дальше будет идти этим путём, оно может придти к такому будущему, что по сравнению с ним режим талибов в Афганистане покажется чем-то вроде счастливой Аркадии (или, на худой конец, “Счастливой Аравии”.

  • Далила says:

    Я думаю, этим самодовольным господам ничего не докажешь, да и доказывать не надо, ибо “не мечите бисер…” Доказывать надо не им, а детям, которые смотрят на них и хотят себе удобной респектабельности (она не плоха, плохо, если есть только она и ничего больше).
    Нужна битва за детские души…

    P.S. О самоистукане. Вертинский: “Он любил себя и пользовался взаимностью”.

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *

Copyright © 2009-2017 Заметки эмигрантки All rights reserved.