0

О сексуальности

Posted by admin on September 9, 2018 in О человеке |

Сегодня моему другу пришел вопрос, так сказать, из зала. Ему написала дама, которую он видел только один раз в жизни, спросив феерическое: сексуальная ли она. Конечно, друг сильно прифигел, ну а я, сначала позабавившись, внезапно задумалась: а что такое, собственно, сексуальность?

И поняла, что ничегошеньки не понимаю, не знаю и не ведаю по поводу этого затасканного, как половая тряпка, понятия.

Сексуальная женщина – это как? Когда она едва одета? Когда она ведет себя провокационно? Когда она открыто и прямо предлагает мужчине совокупление? Само понятие сексуальности – оно ведь весьма расплывчато и плохо определяемо. В общем, давайте попробуем порассуждать.

Сексуальность – в одежде?

Начнем с небольшого исторического экскурса. Если вы хотя бы приблизительно помните историю моды, то наверняка заметили, что периоды женской раздетости и легкомыслия перемежались периодами сдержанности и целомудренности. От египетских и греческих туник, которые, скорее, подчеркивали, чем что-то скрывали, – мода прыгала к средневековым многометровым платьям, чтобы потом поиграться в ренессанс и опять законопатить женщину в турнюры, корсеты и многочисленные рюши. Сексуальность варьировалась от полностью обнаженной груди и бедер к едва различимой полоске шеи между воротом и чепцом – чтобы в 20 веке пережить революционные изменения, коими мы имеем возможность наслаждаться и в 21 столетии.

Но и в прозрачных туниках, и в сложных многослойных платьях – женщины умудрялись показывать мужчинам намерение сказать заветное “да” хоть при помощи мушек, хоть цветов, хоть игр веером или особым образом повязанных лент или оборок. Что бы на женщине ни было одето – оно лишь подчеркивало имеющиеся данные, но ни коим образом не определяло их.

Само понятие “сексуальной одежды” пришло к нам в 20 веке вместе с распространением учения дедушки Зигмунда – когда само слово “сексуальность” перестало быть табуизированным. Но табу налагалось на слово или нет – одежда сама по себе играла лишь некоторую роль, совсем не главную, в том, сексуальна женщина или нет, и уж тем более сейчас, когда понятие “сексуальной одежды” полностью коммерциализировалось, истинная сексуальность имеет отношение к ней все меньше и меньше.

Хорошо, если сексуальность не в одежде, тогда, возможно, она в поведении?

А вот тут мы приходим к выводу, что как красота – в глазах смотрящего, так и сексуальность. Ни для кого не секрет, что по типу чувственность люди делятся на грубо-чувственных и тонко чувствующих. Грубо чувственные – живут в мире очень простых эмоций и рефлексов: чтобы разбудить в них зов плоти, нужно недвусмысленно обнажить половые признаки и подать знак “барыня/кавалер легли и просють”. То же самое поведение у тонко чувствующего человека вызовет лишь приступ гадливости. Чем сложнее начинка, как говорится, тем сложнее должна быть сексуальность.

Так сказать, иллюстрации скажут все, что осталось непонятным. В обоих случаях – и Рита Хейворт, и неизвестные бАгини одеты крайне легкомысленно для своего времени, но разница чувствуется буквально во всем. Вспомните самые откровенные фото Мэрилин – и сравните их с какими-нибудь клубными кисами… Все то же самое – в обоих случаях будет сексуально, но для совершенно разных типов чувственности.

Ну хорошо, а если одежду вообще не брать во внимание? Грубо говоря, может ли женщина быть сексуальной, одетая в наглухо закрытые вещи?

Ее хоть в мешок, хоть в мужской костюм обряжай – сексуальность будет переть, как пар из перегретого котла.

Как и здесь.

А вот тут – уже совершенно другой тип женщины, красивой, но холодной, далекой. Недоступной, как звезда в небе. Первая красавица советского кино – не могла быть сексуальной, она могла быть чарующе-прекрасной, но вызывающей только восхищение и желание любоваться.

Сексуальность в советском кино началась со Светличной в “Бриллиантовой руке”, и сексапильные звезды вроде Ирины Азер – были практически невостребованы. Знаете, кто был самой сексапильной актрисой СССР?

Татьяна Иваненко. У нее минимум ролей, но если вы погуглите и посмотрите хотя бы маленький отрывок из ее фильмов, вы будете сражены ее красотой и сексуальностью. У нее очень непростая судьба, несчастная жизнь и практически полное отсутствие фильмографии по той же причине, что и у других: советскому кино сексуальные актрисы были не нужны.

Но в любом случае – обозначенные нами как сексуальные женщины не теряли своих, если хотите, качеств, даже в закрытых наглухо одеждах.

Так в чем же она – та самая сексуальность?

Думается мне, в мелочах, составляющих очень сложный комплекс качеств. Попробую привести списком и по возможности коротко.

Итак, если говорить о внешности – то красота к сексуальности имеет очень опосредованное отношение. В мире не найти лица прекраснее Натали Гончаровой или Одри Хепберн, их черты – относятся к универсальной красоте Мадонны, но назвать этих женщин сексуальными может только человек с сильно сбитым либидо. Их красота – не сексуальна, она идеальна, универсальна и уникальна. В то же время самыми роковыми женщинами планеты были дамы, мягко говоря, с сомнительными внешними данными. Что Мата Хари, что Гала, что Лиля Брик – были дамами сильно на любителя, но тем не менее, за ними тянутся вереницы искалеченных судеб и разбитых сердец.

Если же говорить в общем и целом, то сексуальным нам кажется лицо, сочетающее в себе детские черты и чувственность взрослой женщины. Вспомните любое лицо, кажущееся вам сексуальным, и вы поймете, что в нем сочетается детская беззащитность и томная чувственность. Именно это сочетание – сражает нас наповал. Если будет доминировать что-то одно, то либо человек не будет вызывать в нас чувственные желания, либо – переизбыток сексуальности вызовет лишь отторжение. Вспомните перекачанные силиконом и гиалуронкой лица эскортниц – и вам станет ясно, о чем я говорю.

С фигурой все гораздо проще – самым сексуальным типом фигуры покажутся нам “песочные часы”, отвечающие стандартам золотого сечения.

Пластика и движения. Никакой суетливости, мелочности или быстроты. Как раз, по моим наблюдениям, сексуальными нам кажутся движения спокойные, чуть замедленные, томные, если можно так выразиться. Любая чрезмерная нарочитость или явная тренированность у зеркала – очень видна, и уж лучше без нее, чем с ней.

Подобные позы – смотрятся смешно и претенциозно что с мужской, что с женской точки зрения и к сексуальности имеют такое же отношение, как и любая грубая показуха.

В общем и целом сексуальная женщина умеет вести себя так, что с одной стороны, она вроде как обещает мужчине райские кущи, с другой – он до конца не уверен, что она в конце концов скажет да, с третьей – она ни коим образом не выглядит доступной. Сексуальная женщина вызывает не грубую похоть, а желание, восхищение и некоторую робость.

Именно потому, что настоящая сексуальность – вещь сложная и, похоже, врожденная, она является редкостью. Женщины могут быть красивыми, чертовски интересными, милыми, ухоженными, экстравагантными, чистыми, слабыми, дерзкими, – я слышала очень много мужских эпитетов в адрес нравящихся женщин, но вот истинно сексуальных женщин мужчины могут так и не встретить за всю жизнь. Самое главное – оно им и не надо, потому что к любимым женщинам у них свой список критериев, и сексуальность может в него не входить. Поэтому стремление женщин быть сексуальными – подобно погоне за фата-морганой. Полный бесперспективняк. В мире есть сколько угодно теток, перекраивающих себя “под Барби”, “под Памелу” или “под Ким”, а в результате получается жуткая жесть. Самым разумным будет не слепо копировать то, что является недоступным, а бережно ухаживать за своим собственным садом.

Если там растут розы – то пытаться превратить их в камелии будет полным идиотизмом. Уж лучше пусть розы будут – самыми прекрасными из всех возможных. Тогда ими будут любоваться и те, кому нравятся эти цветы, и те, кто любит другие.

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *

Copyright © 2009-2018 Заметки эмигрантки All rights reserved.