0

Помогите, хулиганы романтики лишают!

Posted by admin on October 23, 2018 in Мифы нашей жизни |

Светский курятник вот уже какие сутки обсуждает разлад в семействе футболиста Бэкхема, от которого свалила любимая женщина механика Гаврилова. Убитая горем бывшая пИвица ртом и нынешняя швея мозгами отъехала в Баден-Баден подлечить расстроенные нервы, закошлаченные неосторожным интервью мужа о том, что «Быть женатыми столько лет, сколько мы, всегда тяжкий труд. С романтикой дела обстоят всё сложнее».

Мнения кур, конечно же, разделились. Кто-то кудахчет о том, что “так жЫть низзя”, что такие заявления только портят отношения, что романтике место и на первом, и на десятом, и на двадцатом году брака. Обычно фоточки пернатых защитниц “романтики” пестрят букетами 1001 роза в вИдре, губами-носами-консилерами и скромным умолчанием состояния анамнеза, где брака либо нет как класса, либо “все сложно”.

Вторая половина курятника говорит, что швея, конечно, погорячилась, но и футболист тоже хорош. Как это – брак по любви может быть тяжким трудом. Это ж любоФФ!

А я сижу и прозреваю. Все-таки молодые бабы, живущие в Сети, имеют в головах очень узко-специализированную картину мироздания. У них у всех имеется некое клишированное, передаваемое как герпес от инсты к инсте, представление о том, что такое романтика.

Это чтобы букеты-цацки, “милые сюрпризы”, под которыми программой максимум подразумевается машина, перевязанная красной лентой под окном, или билеты “до городу Парижу”; ну а с них – постель, оформленная вырватыми из голландских роз лепестками, кружевные трусы из искусственного шелка, свечки в подсвечниках по периметру помещения, художественные стоны, обрамляющие тщательно выверенные позы в наиболее выгодном ракурсе “как я смотрюсь”, ну и фоточки в инстаграме, рекламирующие щедрость “любимого” без показа его фейса “от порчи и сглаза”.

Им кажется, что такая романтика – “будет жить всегда”, поэтому через двадцать лет от футболиста Бэкхема требуется все то же: затуманенный взгляд сквозь огонь свечи, срывающийся голос на фразе “я люблю тебя”, ну и раздача интервью, где карамельными фразами будет выдаваться непререкаемая истина “я ее люблю еще сильней с каждым годом”.

Собственно, в Баден-Баден-то и укатили, что красавчик посмел сказать правду: что двадцать лет жизни в браке – это в любом случае тяжкий труд, да и с романтикой (вероятно, в том подразумевании, как у светского курятника) – с годами все больше напрягов.

Не знаю, как у всех этих витающих в розовых слюнях барышень, но у меня с юности с романтикой были большие напряги.

Как только очередной ухажер звал в кабак, притаскивал букет – и затуманивал взор “сквозь стекло бокала”, у меня начинались неприятные спазмы в печени: понеслось. Сейчас начнут вещать какие-нибудь малоинтересные истины о настигшем чувстве, золотых локонах и невозможности борьбы с собой… Главное, что этот поток бессознательного всегда заканчивался одним: приглашением посетить, так сказать, холостяцкую берлогу. Я не знаю, как у вас, люби малята, но в моей жизни “романтика” обязательно была связана с приглашением на сеновал.

Поэтому мало того, что я и так ее изо всех сил презирала, а как послушала вариации на тему, так внутренний наблюдатель всякий раз при новом знакомстве заключал со мной сделку: через сколько свиданий начнется ожидаемый перформанс “золотоволосая бАгиня и печальный трубадур”. Причем самым феноменальным было то, что контролировать лицо при исполнении перформанса у меня никогда не получалось – поэтому я моментально устраивала ржач на заданную тему, отчего с романтическими предложениями ко мне более не подкатывали, совершенно теряясь, а как же теперь себя вести. Именно в этом и был настоящий кайф: ломать человеку шаблон поведения и смотреть, а что ж теперь будет.

Но шаблоны шаблонами – а всякий раз наглумившись и вернувшись домой со свидания, я начинала думать, что романтика же где-то существует, должна существовать. Не та, которая с мишками-свечками-лепестками, а настоящая, от которой не хочется блевать радужными блестками.

И только познакомившись с мистером Адамсом, а потом и с его друзьями, я поняла, что-таки да. Настоящая романтика есть. Настоящая романтика делает из женщины не девочку-ребенка, которой дарят подарки-игрушечки, которыми она потом играется, как малышка в манежике. Настоящая романтика не является прелюдией к сексу, основанной на принципе “ты мне – я тебе”. Настоящая романтика смотрит на женщину как на объект заботы взрослого о взрослом, и эта забота является абсолютно естественной, как дыхание. Настоящая романтика – это когда вы замечаете предпочтения друг друга, вы хотите их знать, чтобы потом одарить ими любимого человека. Настоящая романтика – это когда у вас исподволь узнают, что вы больше любите: цветы или “натуру” вроде конфет или орешков, и никогда не будут навязывать вам свое представление о том, что вам нравится. То есть если вы не любите букеты, которые быстро вянут, вам их и не будут приносить только потому, что собственные представления говорят, что букеты “лучше” карамелек.

Настоящая романтика – это когда вы подсовываете друг другу лучшие куски и считаете это совершенно естественным. Настоящая романтика – это запоминание сотен всяких мелочей, которые в результате сильно облегчают жизнь любимого человека.

Настоящая романтика – если резюмировать – это когда дарение, отдавание будет всегда важнее получения. Она вообще не подразумевает “а что мне за это будет”.

Если хотите примеры из жизни, то романтика – это когда беременная женщина в жестоком токсикозе получает от много и тяжело работающего мужа полное освобождение от домашних забот. При том, что в семье уже есть двое детей и родители не в состоянии приехать помочь. Романтика – это когда на двадцать седьмом году совместной жизни муж устраивает жене три дня отдыха только вдвоем, устроив детей, собак и кошек по знакомым, а жене остается только собрать чемоданы и сесть в машину. Романтика – это когда много лет без лишних слов помогаешь нетерпящей тебя теще, которая не выживет без этой помощи, чисто физически не выживет. И помогаешь ты всем – и физически, и материально, хотя у тебя есть все права плюнуть на вздорную старуху. Но тогда твоей жене будет очень больно – и ты продолжаешь помогать.

Все это – и есть романтика в моем понимании этого слова. И она действительно нелегка – потому что, разумеется, легче легкого сесть, расслабить булки и именно принимать: подарки, знаки внимания и слова любви. Вот только вся эта конфетно-букетная мишура заканчивается с периодом окончания поглупления, чем и является первоначальная влюбленность. Гормоны перестают травить мозги – и сюсюкать над мишками и цветочками хочется все меньше (если кому и хотелось). “Взрослая” же романтика – не всем по плечу. Поэтому курятник так и трусит перьями над единственно знакомым себе вариантом – о другом они часто и не подозревают в силу того, что отдавать умеют крайне неохотно и мало.

Мне же остается только покачать головой – тетьки реально сильно себя обделяют, вцепившись клювами и когтями в эти инфантильные представления. Более того, они-то и чувствуют себя несчастными, потому что требуют от своих половинок выполнения этой невыполнимой миссии: быть романтизированными насильно при помощи шаблонного кастрирования по лично определенным лекалам.

Вот и едут в Баден-Баден нервы лечить. Расшатались они у них. Потому что ожидают, что к ним ото в готель прибудет провинившийся Пьеро и будет осыпать их по списку “предметами романтического потребления”. Чтобы было что потом в инсточку запостить под хэштегом “жива романтика,жива,курилка”.

Какая скучища…

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *

Copyright © 2009-2018 Заметки эмигрантки All rights reserved.