5

Сериал “Другие” или чакры наголо, панове

Posted by admin on February 2, 2019 in Кинозаметки |

1950-е годы. Бездетная пара берет из детского дома маленькую девочку. Скоро новоиспеченные родители обнаруживают, что им достался необычный ребенок, — из тех, кого сегодня называют экстрасенсами. Дочь доставляет родителям массу проблем, к которым те совершенно не готовы. Неожиданно возвращается из сталинских лагерей родная мать девочки, тоже обладающая паранормальными способностями. Она хочет забрать ребенка, но получает отказ. Сотрудник госбезопасности Гринёв обещает Вале вернуть дочь, если она поработает на разведку…

Ото только глянула “Идущих к черту” Бориса Соболева, а тут – сериал. Да еще и с названием одного из моих любимейших фильмов (правда, там играет Кидман, а не мадам Подкаминская, но то такэ). Решила глянуть, шо ж там за кино, вдруг – римейк на русском материале, мало ли. От скуки ко мне присоединился и мистер Адамс, который старается не смотреть долгоиграющих российских фильмов, ибо бережет нервы.

Более, того, я вообще-то редко пишу рецензии на недосмотренное кино, но тут – вот прямо наболело, поэтому не судите строго, ежели вдруг я изменю свое мнение, покаюсь, нажрусь земли и напишу дополнение. Но пока – снова-таки, сидайте, малята, поудобнее, щас вам будет “отака х…ня”.

Итак, ревущие сороковые, самый конец, обколотая филлерами сорокалетняя Елена Подкаминская изображает из себя двадцатилетнюю свежеродившую девицу, у которой отнимает двухмесячного ребеночка кровавая гебня, которую надо, наверное, назвать “кровавой энкавэдней” с поправкой на время. Кровавую гебню изображает сорокапятилетний Кирилл Сафонов с гламурной щетиной непосредственно под кокардой фуражки – а забирает ребеночка он по насередке любви. Ибо Елена Подкаминская – экстрасенс 80 левела, внимание – изнасилованная влюбившейся в нее насмерть гебней и родившая от него вышеозначенного младенца женского пола по имени Лидочка. Гебня вообще весь фильм поступает очень логично. Влюбился в девушку? Убей ее жениха, трахни ее насильно и отними ребеночка – тогда она обязательно ответит тебе взаимностью. Ухаживания? Цветы и подарки? Не, кровавые палачи не слышали.

Пока Елена томится в лагерях, Лидочку удочеряет пара советских служащих, одна из которых в исполнении Натальи Романычевой 1982 года рождения внезапно решила, что в этой параше надо применять систему Станиславского. Ей вторила и Марта Тимофеева, кажется, единственная девочка-актриса, которая умеет играть во всем российском детском (и не только) кинематографе, состоящем из деревянных сыновей и дочерей всяких родителей, которым не терпится увидеть кровиночку на экране, пусть кровиночка и обладает пластикой лесного пня и дикцией средневекового селянина без зубов. Эльдар Лебедев 1985 года рождения изображал отчима Лидочки – и вообще эта пара очень доставляла в ролях древних старцев, когда действо перенеслось в 90-е годы (была там пара эпизодов, когда старушка в исполнении Романычевой демонстрировала ноги нечеловеческой красоты у бабуси восьмидесяти лет от роду). Но я отвлекаюсь, малята, продолжим.

Итак, советские служащие внезапно обнаруживают, что Лидочка – с припиз…..ю    – тоже экстрасенс 80 левела, поэтому совершенно логично надо вести дневник наблюдений за… короче, не вызывать соседнего попа по старой дореволюционной памяти, а наблюдать и записывать все для истории – пока из лагерей не освобождается мамка и находит дочь при помощи третьего глаза и зудящих чакр… Но только чакры приводят мамку-ведунью в нужную коммуналку, снова появляется кровавая гебня, переодевает Елену Подкаминскую из лагерных польт в чернобурки и колье с камнями – и снова насилует, признаваясь параллельно в любви, и заставляя работать на себя. Работа заключается в поисках шпионов и выявлении врагов государства. Елена скрипит кундалини, но работает, пока ей можно наблюдать за дочкой сквозь щели в заборе детского сада. Как только наблюдать не получается – Елена убегает от гебни и начинает скитаться по стране, в основном по маленьким городам.

Тем временем Лидочка вырастает из блондинки с голубыми глазами в брюнетку с серыми – и демонстрирует одноклассникам чудеса левитации, запуска файерболов, зажигание церковных свечей, воткнутых в деньрожденные торты, и приворот ухаживавшего за ее одноклассницей-пионеркой комсомольца-старшеклассника. Причем у всех на глазах. Лидочку, вместо того, чтобы сдать на опыты или в дурку, одноклассники уважают, учителя вообще ни сном ни духом, не знают, что у них учится такой необычный ребенок, а родители – находятся в состоянии раздора, потому что мало того, что мачеха падчерицу побаивается, а папаня – гордится ей, так маманя до кучи нашла себе любовника-дирижера и предается с ним плотским утехам не уходя из семьи.

Кровавая гебня между тем мечется по всему СССР в поисках Елены Подкаминской, находит ее где-то в очередном Зажопинске, где она, будучи любовницей директора цирка, выступала в роли монгольского предсказателя судьбы. Гебня Елену выкрадает на кукурузнике, Елена наводит на пилота порчу и выпрыгивает из кукурузника с парашютом в тайгу, предварительно заколдовав трех агентов гебни при помощи строгого взгляда и взмаха руки. Кукурузник сажают в полях и на Елену ведет охоту бурятская снайперша с двумя почему-то славянскими дочками, отряд гебни и милиция тайги. Елена бродяжничает по тайге в брюках 7/8, кофточке и газовом платке, поэтому ни мошка, ни волки ее не трогают, будучи заколдованными силой взгляда ее третьего глаза, а уж таежная бурятская охотница, будучи очарована предсказанием своей судьбы, произведенной Еленой не выходя из дыры в земле, так сразу отпускает Елену дальше по тайге, и Елена натыкается на сломавшего ногу геолога, которому спасает жЫзнь, вынося его на себе по буреломам (читатель Сережа, будучи таежным охотником, уже рыдает в платок над правдивостью фильма).

Таежная охотница предъявляет гебне куски какой-то тряпочки, якобы найденной в медвежьем говне, и объявляет Елену погибшей, а Елену спасает таежный егерь, которому она помогла найти украденные зеками бабки сберкассы, вынесенные в тайгу хер знает зачем.

Идет время и Лидочка из брюнетки с серыми глазами вырастает в рыжую с голубыми. Она, как и мамка, тоже живет насыщенной жизнью, на каждом углу кричит, что она экстрасенс, хочет заниматься биоэнергетикой, доказывает ученым, что она феномен и стремится показывать свои трюки перед каждым желающим и нежелающим. Разумеется, Лидочку снова не помещают на опыты или в дурку, каким-то непостижимым образом в стране победившего атеизма и расцветавшего на этой почве мракобесия Лидочка умудрялась не делать себе карьеру, как Роза Кулешова или Вольф Мессинг, не попадать в дурку или к спецслужбам – нет, Лидочка трудится медсестрой, параллельно накладывая руки на всех больных и страждущих. Пока, наконец, ее не находит Елена Подкаминская, ака мама, и обе не воссоединяются, объединив ауры в одно целое в борьбе с кровавой гебней, которая вместо того, чтобы надавать бабам денег и ништяков, создать все условия для хорошей жизни среди совковой серости – напротив, снова начинает портить обеим кровь со страшной силой из любви к искусству.

Короче, дальше рассказывать не буду – вдруг я вас туточки дико заинтриговала и вы захотите смотреть этот киношедевр. Но вот что я скажу. Отзывы под этим фильмом – все сплошь истерически воодушевленные и положительные. Ребята, я не видела ни одной ругательной рецензии от зрителей. Хотя никакой, даже минимальной правдоподобности или логичности в происходящем – в фильме не наблюдается как класса. Понимаете, у меня сложилось стойкое ощущение, что авторы сценария просто создали флэшмоб “Напихай больше бреда в как можно более короткий эпизод” – по-другому я думать просто не могу. Нет, мне не нужно документальности происходящего, я вполне могу многое списать на художественный вымысел, но ребята! Логики, банальной логики поступков – не? Не умеем – ибо чакры есть, аура есть, логики – нет (тут мне нужно сказать, что команда, работавшая над фильмом, в основном женская, поэтому куда я тут со своими воланнями о логике). Костюмы… Художники по костюмам работали по принципу “ну то ж старина”, а то, что у старины 40-х и старины 60-х – имеется разница в прическах, макияже, крое платьев и обуви – так тому мы на своих курсах не учились, нам 20 лет в обед, поэтому все, что было в 20 веке относится к седой древности, примерно как Средние века или эпоха верхнего палеолита.

Кроме того, ребята, я подозреваю еще один флэшмоб русского кинематографа: добудь самый страшный и дешевый парик, сделай актрису звездой. Особенно доставил серебристо-платиновый блонд имени Дейнерис Таргариен на супруге кровавой гебни в 50 годы в форме каре. От прямо радовался глаз, глядючи. Ну или на то, как баба по дому расхаживает в пинап-платье с подьюбником и В ПЕРЧАТКАХ! Чаи в постель гебне подает в таком виде. В общем, весь цимес этого фильма заключается в двух вещах: феерической алогичности и такого же феерического незнания эпохи всеми имевшими отношения – от портных и гримеров до сценаристов и режиссерши.

А еще – кино все время рыгает на науку перекисшим оливье. Ученые у них – чуть лучше кровавой гебни, чуток, самую малость. Все, как один – трусы и говнюки, способные на нормальный поступок только под гипнозом героинь. Единственный вроде бы позитивный персонаж – усыновивший Лидочку инженер, – оказывается слабаком и подкаблучником, принявшим блудную жену, у которой помер любовник, в тот же день, как она вернулась додому до риднойи осэли. Стоило ей сказать, что ей с дирижером не хватало инженера, а с инженером – дирижера. Тут же сразу в семью вернули и постельку расстелили. И вот так весь фильм. Ученые – говнюки, что они не признают чакры и биоэнергетику, гебня – говнюки, потому что они гнобят и топчут, и только накладыватели рук – светочи совкового темного царства. А да, еще враги-попы имеются. Ото если к попу приходит баба с информацией, шо она собирается отвалить от мужа к любовнику, поп тут же глубокомысленно начнет рассуждать о том, что “судьба накажет”. Бог? Не, тоже не слышали.

Ребята, и так во всем. Достаточно дорогой проект, костюмный, с недешевыми актерами, который утверждает замечательные вещи: наука – говно, спецслужбы – говно, чакры с атстралами – прелесть, что такое прекрасное. А судя по отзывам благодарной публики – шоу “Битва экстрасенсов” вместо “Очевиное-невероятное” уже воспитало достойную смену обывателям, которые предпочтут открывать у себя третий глаз, а не пойти на курсы “занимательная астрономия”.

В общем, сначала я ржала, потом – недоумевала, а теперь уже смотрю с энтомологическим интересом. Мне действительно любопытно, до какой степени идиотизма может дойти действие – и сколько восторгов оно соберет от товарищей телезрителей. Потому что среди этих людей будут жить наши дети. А реальность такова, ребята, что правы те, кто говорят о сегрегации. Не будет никакого объединения – общество будет дальше и дальше раскалываться и объединяться в мелкие группы. Группы образованных, которым нужно будет иметь возможность дышать одним воздухом с себе подобными, чтобы потом нырять в мир, где царит повальная уверенность, что земля плоская и вокруг нее вращается солнце и луна; группы верующих, которым будет важно иметь рядом единомышленника, а не “православного язычника”, чистящего карму в храме. Группы помнящих реальное прошлое, а не вырытые шумерами моря.

В общем, продолжаю наблюдение, малята. И вам следует помнить, что в своем обзоре я держалась очень близко к сценарию фильма – поэтому если вдруг у вас где-то потекли мозги, это не я, это кино…

5 Comments

  • Антон says:

    Всё-таки в советской жизни, при всех её свинцовых мерзостях, были свои плюсы. Например, кино не было рыночным товаром. Поэтому оно не было вынуждено подстраиваться под самого тупого зрителя, а пыталось его культурно развивать. Это не всегда получалось удачно, но всё равно это было неплохо. И советская цензура не только душила прекрасные порывы, но и не пускала на экран откровенную пошлятину и бесовщину. Христианство она, правда, тоже не пропускала, разве что в карикатурном виде, как в “Празднике святого Йоргена”…

    А сейчас кино коммерческое. И делается оно с расчётом на самого тупого и некультурного зрителя, потому что, если поймёт он, то уж все остальные – тем более. И оно уже не пытается никого тянуть вверх, потому как это невыгодно. А выгодно угождать самым низменным инстинктам. Впрочем, похоже, что у нового поколения режиссёров и прочих креативных личностей, ничего другого и не получиться – они сами неспособны увидеть человека выше пояса. А уж поднять голову к небу – никак: мешает остеохондроз нажитый за компьютером при ночном просмотре порнографии.

    Поэтому и идёт наше новое кино на поводу у самого невзыскательного зрителя. Этого зрителя историческая достоверность, психологическое правдоподобие и тому подобная ерунда не волнует. Ему нужно приятно расслабиться, сладко поужасаться, попускать слюнки на красивые тела, пощекотать нервы пикантной бесовщинкой, пустить слезу в чувствительном месте, полюбоваться красивыми интерьерами, ну а потом, чтобы все “плохие” были примерно наказаны, а все “хорошие” получили сладкую награду. Причём особой разницы между плохими и хорошими может и не быть – кого режиссёр назначит, тот и херой. Разве что главная хероиня обязаны быть сексапильненькой, ну или превратиться из уродины в секс-бомбу районного масштаба (типа, Золушка). И, увы, массовый зритель у нас суеверен, обожает всё чудесненькое и необъяснименькое. Причём суевериями заражены даже многие люди с прекрасным образованием – и не только гуманитарным, но и естественнонаучным и техническим. Суеверие хорошо продаётся. Как же бедным кинематографистам не осваивать эту золотую жилу?

    • admin says:

      Антон, во всем мире такое происходит. Имеется ширпотреб “для денег” и “серьезные фестивальные фильмы” не для всех. Вот только как по мне, в львиной доле случаев – оба класса идут по шкале “шлак”. Я поспрошала знакомых – куча немцев и канадцев тоже сидят на старых фильмах.

  • Антон says:

    Видимо, ещё один признак упадка нашей цивилизации.

  • Антон says:

    А вот чудесная рецензия на новый русский фильм, где тоже страстная любовь и демоническая страсть, приправленная “экстрасенсорикой”: https://ivan-der-yans.livejournal.com/208689.html

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *

Copyright © 2009-2019 Заметки эмигрантки All rights reserved.