3

О домашнем насилии

Posted by admin on June 30, 2019 in О человеке |

О сестрах Хачатурян много стали говорить только в последнее время, но я слежу за этой историей с самого начала, с того момента, когда девушек арестовали за убийство отца.

Знаете, что меня поражает больше всего? То, что повсеместно раздается: “Освободить, немедленно освободить из-под стражи! Я/Мы – сестры Хачатурян”. Подписываются петиции, собираются флэшмобы, на телевидении ведутся дискуссии, переходящие по новой телетрадиции в ор и взаимные оскорбления.

История девушек – чудовищна, она не укладывается в голове, ее просто невозможно представить тому, кто рос в нормальной семье с любящим отцом. Или без отца. Или даже со строгим отцом. Покойный был редкостным отморозком, для которого единственным смягчающим обстоятельством была вроде как полученная в Афганистане контузия. Но помимо того, что девушки жили в аду всю свою жизнь, нужно помнить и другое: в этом деле имеется труп. Да, труп злодея, труп человека, посмевшего нарушить самые базовые человеческие законы. Но убийство – это убийство, поэтому убийцы должны предстать перед судом.

А вот каков будет этот суд, какой будет вынесен приговор – зависит от работы обвинителей, адвокатов и вообще всей системы закона. И вот какая сложность имеется во всей этой ситуации.

В России нет нормальной законодательной базы, которая бы оговаривала самые распространенные преступления в мире: домашнее насилие, необходимую самооборону и защиту собственного жилища. Все громкие дела последнего времени – они же кошмарны, складывается такое впечатление, что закон скорее защищает преступников, а не жертв.

Буквально сегодня мне прислали ссылку, где девушка описывает ситуацию, произошедшую с ней в центре Москвы. Она возвращалась домой, к ней пристали двое мужчин с совершенно недвусмысленным предложением, она их послала. И ее избили. Никто не заступился, потом, когда они ее оставили в покое, кто-то вызвал скорую, потому что лицо было разбито и сломан нос. Сняли побои, вызвали милицию, девушка пребывает в жестоком шоке.

Помимо того, что сама по себе ситуация – дикая, самое страшное творилось в комментариях. Треть из них, и от мужчин, и от женщин, касалась того, что “ты сама виновата” (не надо было грубить, не надо было носить шорты, не надо было отвечать). Я подозреваю, что пишут их не звери и не подонки, думаю, людьми руководит страх: если предположить, что жертва сама спровоцировала агрессию, жить и ходить по улицам не так страшно. Если же встать лицом перед фактом, что агрессия может случиться просто так, без повода, без провокации – ну тогда же удавиться, право слово. Это же дикий страх – просто ходить по улицам, зная, что тебя просто так, ни за что, могут избить.

Если же жертва пытается себя защитить, то вспоминаем вопиющий случай в московском метро, где защищавшуюся осудили за превышение необходимой самообороны. Вообще в российском законодательстве необходимая самооборона трактуется в высшей степени туманно: опять-таки, вспоминаем девушку, которая защищалась от насильника ножницами и теперь тоже попавшую под статью о превышении с весьма неопределенным исходом дела.

А между тем – если обратить внимание на соседние страны – то можно увидеть, что законы есть, продуманные, взвешенные, позволяющие защитить и жертву, и преступника.

Вот смотрите: недавно мне рассказали о совершенно невменяемом деле. В дом к обычному среднестатистическому мужчине пробрался некий отморозок. Было раннее утро, жена встала в уборную и увидела в доме человека. Тот накинулся на нее, отец семейства вскочил, завязалась драка, в ходе которой вор был убит кухонным ножом. И как, ребята, вы уже догадались, что было дальше? Хозяин дома пошел по статье превышение необходимой самообороны и срок ему впаяли эгегей какой. Не помогло ничего – ни хороший адвокат, ни заявления родственников, ни хорошие характеристики с места работы и отсутствие судимости.

Вы себе представьте, что это случилось в вашем доме, не дай Бог. С вами лично…

А знаете, какой закон имеется в Северной Америке (простите, с Европой у меня не ахти, а тут я из первых полицейских уст могу озвучивать). Проникший в ваше жилище – вне закона. Если вы его ранили или убили, приедет полиция, зафиксирует факт проникновения, увидит следы борьбы и все. Вы – в своем праве защищать свое жилье и свою жизнь.

Женщину пытаются изнасиловать? Не важно, где это происходит, если она убила или ранила насильника в ходе самозащиты, приедет полиция, зафиксирует факты и все, женщина оборонялась, она в своем праве защищать себя или детей.

Имеется факт насилия в семье? Приезжает полиция, фиксирует факты, и начинается просто-таки детектив. Приезжает несколько машин, на одной из них увозится женщина и дети, куда увозится – знает только тот полицейский, который ведет эту самую машину. В любом городе имеется не просто официальные убежища, а еще и конспиративные квартиры, где имеется все необходимое, чтобы женщина и дети не выходили из дома несколько дней. Следы настолько тщательно запутываются, что если женщина сама не захочет, ее невозможно найти. Если нужно, убежища меняются несколько раз.

Параллельно виновника забирают в полицию. Если это рецидив – все, дорога дальняя, тюрьма центральная. Если впервые – то принудительная терапия в группах, большой штраф, и контроль в течение нескольких лет. Даже если жертва забрала заявление (а брат говорит, что это происходит очень часто, его это ужасно возмущает, потому что, по его мнению, нет ничего более страшного, чем домашнее насилие, особенно по отношению к детям) – абьюзер будет под контролем полиции еще несколько лет.

У меня в доме жила такая женщина. Семь лет полиция регулярно навещала ее, опрашивала меня – не видела ли я ее абьюзера, не появлялся ли он в районе, мне показывали фото и убедительно требовали сразу же звонить 911. Не только ее, но и меня, управдома. Кроме полиции имеется еще особая инспекция, которая навещает женщину и выясняет, не испугана ли она, не появлялся ли тот, кому запрещено приближаться к ней на 400 метров. Кажется, только последний год мне не звонили ни разу, значит, семилетний срок миновал.

То есть понимаете, ребята, цель моей статьи не в том, чтобы расписать, как хорошо жить на Западе и как плохо в России. Цель – просто рассказать, что есть примеры работы закона, хорошей работы, продуманной. И почему – перенимая западные стандарты образования (что не есть, кстати, хорошо), – тут же отказываться обратить внимание на западные же законодательные примеры, которые позволят самым незащищенным людям в обществе иметь право на нормальный суд.

Вот почему я не подписываю петиций за полное освобождение девочек Хачатурян, но мне очень хотелось бы, чтобы их дело стало, наконец, началом изменений в законах. Именно закон сможет позволить обществу не надеяться на общественный шум, петиции и акции – если имеется адекватный закон, он сможет воздать и преступнику, и защитить жертву. Даже если преступление таково, что поначалу непонятно, кто есть кто.

3 Comments

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *

Copyright © 2009-2019 Заметки эмигрантки All rights reserved.