0

Конец патриархальности, что дальше?

Posted by admin on December 13, 2019 in О человеке |

Сегодня дочка пришла из школы и рассказала историю, которая и натолкнула меня на написание этого текста.

У них на Engineering (взяла девушка курс и, кстати, оценила, что такое быть единственной девушкой на целый класс молодых людей) – сейчас идет выполнение семестрового проекта: постройка моста из подручных материалов, причем мост должен выдержать определенный вес движущихся объектов. Однажды мисс Адамс явилась в класс и обнаружила, что часть ее материалов тупо украдена. А все они были подписаны – так что установить, кто вор, оказалось проще простого: парочка не слишком умных товарищей, которые не обратили внимание на подпись на каждой детали. Настасья забрала свои рейки и досточки, причем один из укравших попытался на нее наехать.

Ну то есть пошел на нее с каким-то текстом, что она чмошница и мост у нее дерьмо. Настасья сказала, что действительно разозлилась, встала, уперла руки в боки – и пошла грудью на обидчика в лучших традициях казачки станицы Митякинской Ростовской области, при этом спрашивая, не желает ли парнишка обсудить с ней ее характер глаза в глаза.

Чувак ретировался, поняв, что перед ним кто угодно, только не тихая чмошница, класс заулюлюкал в поддержку мисс Адамс, справедливость восторжествовала. А я лишний раз подумала, насколько же поколение мисс Адамс отличается от моего – но поговорить хочу не об этом.

Вы такую девушку представьте женой в рамках патриархальной семьи. Такой расскажи о том, кто в семье голова, кто тут кому должен подчиняться “на том простом основании, что я – мужчина” (с) А между тем – мисс Адамс не одна такая. Подрастает целое поколение девушек, которых уже не втиснешь в столь любезные сердцу рамки “жена да убоится мужа” – не потому, что эти девушки пристукнуты феминизмом и считают себя пупами земли. Нет, феминизм сыграл все же в этом свою роль, потому что с 19 века женщины осмысляли свою роль в мире, где аграрная система хозяйствования стремительно уступала место индустриализации.

Патриархальная модель семьи существовала очень долго – пока наша цивилизация развивалась вдумчиво и медленно в пределах сельскохозяйственной модели вселенной. Мужчина, труженик, кормилец – был опорой семьи, на нем держалось все хозяйство, он сохранял семью от голодной смерти своим трудом. Женщина обслуживала кормильцев (и мужа, и детей, и скотину), занималась домом (в основном) и детьми (по остаточному принципу, потому что цивилизация была совершенно не детоцентрична). Как только из этого равновесия убывала одна из главных фигур – все заваливалось, но немного неравномерно. Умирал кормилец – семья совершенно нищала и чаще всего вымирала или уходила по миру просить милостыню, если старший сын был еще мал. Умирала мать – хозяйство агонизировало, но в принципе худо-бедно жило, пока в дом не приходила новая хозяйка или не подрастала старшая дочка. Для этой модели семьи и общества патриархат был естественным, как дыхание. Иначе – было просто не выжить.

Как только мир начал индустриализироваться, как только женщина стала работницей наравне с супругом – патриархальность в семье начала изменяться, потому что женщина начала задумываться о своей новой роли в мире и семье. Теперь, даже в России, где патриархальные традиции чтутся более, чем где-либо в мире (наверное, сюда еще можно добавить Индию и Китай) – в городах народ начал замечать, что прежняя милая сердцу модель изменилась. Собственно, она изменилась еще давно, во время первых потрясений – голода, революций, войн, когда гигантское количество мужчин погибало и было арестовано, и женщинам приходилось тащить на себе все: профессию, быт, пожилых родителей и малолетних детей. Никакому феминизму не снилось, что вынесла на своих плечах русская баба – но и никакому феминизму не снилось, какая тоска была у женщин все это время по крепкому плечу. Пусть в фантазии крепкому, пусть в реальности это был хиленький алкашик… Но зато свой, зато родной, хоть плохонький – а мужичонка. Ни одна западная женщина никогда не поймет этой страшной тоски русской женщины – тоски по мужчине. Век войн, революций, репрессий, голода, алкоголизации, забиравшей мужчин миллионами, десятками миллионов – не прошел даром для ментальности русской женщины.

Однако, всем на свете приходит конец – и ментальность даже глубинки России стала меняться. Женщины в котором поколении стали образованными, зарабатывающими вполне достаточно, чтобы прокормить себя и детей даже без наличия мужчины рядом, а главное – мужчина в доме перестал быть главным атрибутом женской состоятельности. Во времена наших бабушек наличие мужчины в доме, пусть даже в роли штанов, – доказывало всем остальным то, что женщина состоялась, она вырвала главный лотерейный билет в жизни, вышла замуж. Тысячи безмужних товарок – могли жить в сто раз лучше материально и морально, не испытывать недостатка средств из-за того, что супруг не просыхает, не быть битыми и униженными, растить детей без этого постоянного страха, что сейчас придет пьяный папка и начнет всех гонять топором… Но все равно в женской табели о рангах многодетная уборщица, обладательница вечнобухого мужика в доме – была несравненно выше пусть даже директорши завода, но безмужней и бездетной.

Теперь все изменилось – мужчина перестал быть особо ценным трофеем, и осознавшая свою свободу женщина может предпочесть одиночество несчастливому браку, да и количество неженатых мужчин тоже выросло: раньше разбирали всех, а за непьющих так вообще шла драка, сейчас же дерутся за богатых, а остальные – могут страдать от того же, от чего и женщины: от невозможности встретить пару и создать семью. От того, что “мой человек” не встречается. Я не буду подробно останавливаться на всех причинах одиночества людей в современном мире – пост может стать бесконечным, просто подвожу вас к тому, что наш мир меняется.

Женщина сумела осмыслить свою роль, свои желания, свое место в нашей жизни. Она поняла, что готова стать партнером мужчины, юридически и материально равным и имеющим те же права, что и он: право на любовь, на секс, на разделение ноши по ведению хозяйства, на равное совместное воспитание детей, на равенство при принятии важных решений. В идеальном случае – при этом равенстве женщина учитывает и различия полов: кто в доме отвечает за силовую сторону, кто – за морально-психологическую, однако, это не меняет общей канвы семейной жизни: оба члена семьи – сосуществуют на равных условиях, а не один царит, а второй – обслуживает.

Теперь – пришло время мужчин осознавать свою роль в современном обществе. Как это часто бывает у женщин – при процессе осмысления у нас случаются перекосы, перегибы и тенденции выплеснуть с водой ребенка. Радикальный феминизм – тому самый яркий пример. И для мужчин теперь важно выстроить свою роль так, чтобы погасить все это новоначальное дамское пылание “я не тварь дрожащая, а право имею” – и добиться именно ПАРТНЕРСТВА по отношению к женщине.

Жизнь изменилась – и к прошлому возврата больше не будет. Мы живем в постиндустриальном обществе, где используется все меньше физического труда, где людей объединяет в семьи не жесткая необходимость выживания в условиях, зависящих от погоды и климата, а абсолютно иные вещи. Нам всем действительно нужно понять – что вслед за миром нужно меняться и нам.

И я очень рада, что христианская церковь – готова к изменениям, тем не менее оставаясь верной традиции. Я читаю очень много интервью священников, которые понимают, что навязывать прихожанам старинные представления о семье – по меньшей мере безответственно. Нельзя жить в современном мире по правилам позапрошлого века – даже если очень сильно хочется и прямо-таки тянет. Только очень сильно духовитые товарищи бегают на речку стирать и выступают против посудомоек как дьявольских изобретений, призванных ввергнуть женщину в праздность, похоть и блуд – остальным ясно, что если очень сильно хочется стирать в реке – добро пожаловать на волю в тайгу, и там хоть исстирайся, а в городе все ж на речку особенно не находишься, особливо в промышленном районе. Работающей и зарабатывающей наравне с мужем женщине сложно приходить домой и впрягаться в домашнее хозяйство по полной программе, у нее банально не останется на это ни сил, ни времени – а значит, этот труд тоже надо разделять. Как разделять воспитание детей, планирование быта, покупок, путешествий и всего того, что называется повседневной жизнью.

Мысли священников по поводу исчезновения патриархальной модели – весьма разумны. Они пишут о том, что можно и нужно выстраивать партнерские отношения, все же учитывая, что мужчина может и должен оставаться мужчиной, сильным и логичным, а женщина – женщиной, женственной и чувственной. Равное объединение двух противоположных начал – что может быть прекраснее этой такой новой и одновременно такой древней модели, которая гораздо ближе к Христу, чем кажется. Ведь во Христе нет ни эллина, ни иудея, ни мужчины, ни женщины.

Вы знаете, наверное, если хотя бы наши дети сумеют приблизиться к такому идеалу – они будут несравненно счастливее своих предков.

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *

Copyright © 2009-2020 Заметки эмигрантки All rights reserved.