4

О новом мире с маркером “после”

Posted by admin on March 28, 2020 in О человеке |

Ребята, ни коим образом не претендую на звание почетной ванги нашего городка, но попробую просто пофантазировать, какой мир может нас ждать после эпидемии.

Я умеренный пессимист, но почитав кое-какие новости, попробую прокрутить сценарий из серии “вот если бы было возможно сделать все идеально”.

Итак, наш мир переживал много всяких болячек и войн, несколько масштабных кризисов, но у нас пандемии, кризисы и войны были разведены по разным углам ринга. В 2020 году случилось небывалое: вялотекущий экономический кризис жахнуло пандемией и мир столкнулся с совершенно новым для себя вызовом в условиях, когда нет разных стран, независимых друг от друга или связанных в небольшие кластеры взаимной торговлей. Весь земной шар давно уже превратился во взаимозависимый организм, где государственные границы все еще служат разграничительными линиями для людей, но не для товаров и сервисов.

Пандемия разрушила десятилетиями возникавшие и укреплявшиеся торговые цепочки и связи, закрытые границы заставляют государства изыскивать новые способы обеспечения себя товарами и услугами, перепрофилируя имеющиеся производства под нужды “здесь и сейчас”. Ненужные сейчас линии сборки машин быстро перестраиваются под выпуск медоборудования, пошивочные цеха, гнавшие люксовый и не очень ширпотреб, – перестраивают под выпуск медмасок и халатов. В общем, остро возникающий спрос и реальность выноса производств в другие страны – вынуждает правительства быстро задумываться о том, как исправить ситуацию в максимально сжатые сроки.

После окончания эпидемии государство (если им правят не совсем безмозглые имбецилы) должно совершенно точно вернуть внутрь своих границ вынесенные в Китай (или другие страны третьего мира) производства важнейших вещей: фарму, медоборудование, машиностроение и прочие важные отрасли, напрямик зависящие от транспортных цепочек. Это побудит перенести значимость денег как важнейшей цели бизнеса на доминирование роли качества, продуктивности и износостойкости (если речь идет об оборудовании). Это означает конец эпохи потреблядства и возрождение мастерства и качества труда как главной ценности, это означает также смену парадигмы мышления людей: да, у меня будет один телевизор на несколько лет, но я согласен на подобное самоограничение, я согласен платить за него дороже – потому что этот телевизор соберут у меня в стране мои же сограждане, они получат за его сборку деньги, на которые будут жить и кормить семью, а я взамен получу агрегат, который отработает не до конца гарантии, а до тех пор, пока я не захочу его сменить на более новый.

Если государство решится на подобный шаг – перенос важных отраслей внутрь своих границ, оно укрепит свою роль и вообще переформатирует свои отношения с собственными гражданами. До эпидемии государство воспринималось людьми как нечто малозначительное, собирающее наши налоги, взамен предлагающее некий пакет “услуг” от полицейской охраны порядка до постройки дорог или выстраивания международных отношений. Эпидемия внесла коррективы в наше восприятие. Я напишу о Канаде, ребята, потому что я тут живу. Несмотря на то, что наш носконосец – личность крайне малоэффективная в управлении страной, не им единым мы тут живем. У нас достаточно небольшое количество заболевших, потому что страна очень быстро закрыла границы, стремительно ввела карантин, и сейчас все жестче закручивает гайки в отношение тех, кто не соблюдает его правил. Канадское правительство быстро усвоило опыт Южной Азии – что демократия – это, конечно, классно, но заставить людей подчиняться можно только кнутом. Поэтому у нас действует система штрафов за нарушение карантина, поэтому среди людей тусуются агенты в штатском, которые быстро выпишут штраф в 1000 долларов за несоблюдение социальной дистанции, а если ты болен подтвержденным коронавирусом, но сунулся куда-то в общественное место – по срокам тюремного заключения ты приравниваешься к убийце. Избежать выхода больных из карантина помогают люди моей профессии и волонтеры (в случае болезни жилец должен проинформировать меня как управдома, а я должна организовать доставку еды и лекарств под его дверь, чтобы он ни коим образом не нарушал условий самоизоляции).
Кроме того, государство сейчас взяло на себя функции помощи страдающим от эпидемии гражданам. Больницы – это одно. Но те, кто остались без работы, те, кто не получит зарплаты, не сможет прожить или заплатить за квартиру, кто физически не может выжить в нынешних условиях – будут получать помощь от государства. Уже сейчас оставшимся без работы будут выплачивать около 2000 в месяц компенсации, владельцам мелкого бизнеса попробуют дать дотации на поддержания на плаву до окончания эпидемии, государство же выделяет деньги лабораториям на быстрый поиск вакцины.

Вы можете судить о своей стране из собственного опыта – но суть моих рассуждений о будущем все равно сводится к тому, что государству придется брать на себя функции, которых у него не было очень много лет. Это может изменить и отношение граждан к нему – от некоего терпеливого смирения – к полному доверию, потому что кроме государства некому будет защищать интересы людей.

Доверие государства будет сопряжено с изменением жизненной философии граждан: мы жертвуем частью своих свобод ради других. Мы подчиняемся – но подчиняемся, потому что понимаем необходимость подчинения.

А ведь государству придется разбираться с еще одной проблемой.

Полным изменением труда людей. Уже сейчас вы видите, как сотни тысяч людей отправились на дистанционную работу. Если в доэпидемический век компании только обкатывали технологию удаленной работы, экономя на аренде офисов, то сейчас, когда эпидемия стремительно вынудила перепрофилировать способ труда, многие пошли на это просто без права выбора. Это значит, что очень многие фирмы не захотят возвращаться к прежнему формату труда просто потому, что они обнаружат новые преимущества в подобном расписании. А это значит, что офисный планктон ждут очень тяжкие времена. Секретари, офис-менеджеры, водители, охранники, уборщицы – все эти люди неизбежно потеряют работу.

Скажу больше – все переоцененные специалисты вроде старших программистов, веб-архитекторов и прочих, получавших сотни тысяч долларов заработной платы, тоже, вполне вероятно, либо будут вынуждены принять значительное сокращение зарплаты, потому что для поддержания уже написанного и работающего продукта вполне достаточно средних и младших спецов, либо – будут вынуждены оказаться на улице среди соискателей на рынке труда. Возникнет жесткая конкуренция (а она уже возникает, ребята, я уже это наблюдаю в Канаде), когда главным в работнике будет не его раздутое резюме и самомнение, а продуктивность и результативность труда. Нет результата или запарываешь проект? На волю, в пампасы – в новых условиях важен и нужен только тот, кто не просто изображает из себя, а является кем-то.

Исчезнет офисная иерархия, дресс-код, само понятие рабочий день, рабочая неделя. Удаленная работа будет означать, что человек сам выделяет для себя время работы и отдыха, и главным в его труде будет исключительно результат.

Эти новые трудовые отношения либо уничтожат кадровиков и вообще весь промежуточный класс, стоящий между работодателем и работником, либо сведет его количество до минимума, ведь проверять профпригодность претендента могут сотрудники отдела, где ему придется трудиться, а не левые малообразованные кадровики с примитивными представлениями о психологии и области занятости собственной конторы.

Вынужденная самоизоляция ударит и по магазинам с “живым товаром”. По продуктовым мы будем ходить по-прежнему, потому что мало кто нынче откажется от личного глаза и носа при выборе продуктов. А вот одежда и обувь… Торговые центры могут понести тяжелые потери – а развитие интернет-торговли значительно потеснить роль “живых” магазинов в жизни людей.

Это потянет сокращение спроса на офисную и торговую недвижимость и на обслуживающий персонал. Но сами торговые центры еще смогут выжить, перепрофилировавшись на места отдыха всей семьей, а также предоставления мест для коворкинга. Дело в том, что домашняя удаленка в семье, где есть дети, – это палка о двух концах. Не у всех даже в благополучном западном мире имеется лишняя комната, в которой ты закрываешь дверь и получаешь изоляцию и полную тишину. Поэтому все же площади, куда можно прийти с компьютером поработать в относительном покое, – должны быть очень затребованы. Это же касается мест общественного питания, куда будут приходить на перекус люди из зон труда.

Ну и соответственно, если количество продавцов и обслуги торговых центров сократится, нас ждет увеличение роли водителей, доставщиков, обработчиков товара, складских работников и так далее.

Ну и наконец, изменится отношение к “звездам”. Мы уже прочувствовали, что все эти актеры, певцы, модели, спортсмены, имеющие миллионы и не играющие никакой культурной роли для общества, – чрезвычайно переоценены. А вот врачи и ученые, люди действительно играющие колоссальную роль в нашей жизни, – во всех странах получают позорные деньги. Руководство больниц некомпетентно, зациклено на прибыли и из всей оргдеятельности предпочитает сокращение и экономию вместо разумной оптимизации.

Это видно в Штатах, это будет видно в России, когда там эпидемия выйдет на стремительный рост (ребята, не хочу ванговать, но пожалуйста, отнеситесь ко всему с предельной серьезностью, не играйтесь с огнем, считая ковид шуткой). Это видно у нас в Канаде (особенно в провинциях, где администрация состоит из кретинов, просравших все шансы хорошо приготовиться к ударному росту заболевших).

Думаю, окончание эпидемии изменит наше отношение к профессиям – и врачи-учителя-ученые, наконец, получат и заслуженные деньги, и гранты на исследования, и главное – уважение людей.

И что совершенно ясно – медицину надо реформировать, особенно в Штатах, где она давно дышала на ладан, а сейчас показывает, чем обернулись игрища с экономией на всем с одной стороны, и адскими ценами на лечение людей с другой.

Думаю, образование тоже ждет реформа – уже сейчас мы встали перед необходимостью перестраивать систему доступа к знаниям. С одной стороны, детям нужно иметь доступ к онлайн обучению, с другой – им обязательно нужна социализация, режим дня, расписание занятий и много движения, что невозможно обеспечить дома. Куда вывезет эта кривая я как раз не имею ни малейшего представления – немудрено написать платформы для онлайн курсов и посадить учителей читать предметы перед камерой. Но вот как быть с изоляцией ребенка, с невозможностью усадить его перед камерой на несколько часов, как быть с необходимостью детей взаимодействовать с друг другом (они и так сейчас общаются онлайн больше, чем вживую). Так или иначе – человечеству придется придумать нечто, что позволит уравновесить эти обе составляющие воспитания и учения и найти какой-то способ вывести педагогику на новый уровень.

В общем, ребята, попыталась набросать свои мысли, мне они кажутся имеющими под собой некое рациональное зерно, а вот как будет на самом деле – поглядим.

4 Comments

  • Татьяна says:

    Меня больше всего в этой ситуации волнует, что будет с людьми в развивающихся странах, из которых выведут все расположенные там производства(( что будет с индийскими программистами, если все прекратят аутсорс. Оговорюсь, что считаю это правильным ходом, но тем не менее, что будет с ними, ведь их миллиарды.. Китай, Индия, вся Юго-Восточная Азия и некоторые страны латинской Америки.. да и в целом со всеми теми, кого вышвырнут из офисов и кому не хватит мест в доставке и на складах. Проблема в том, что множество людей в благополучных странах сегодня действительно не приносит ощутимой пользы и не умеет толком ничего делать, но ведь им всем тоже надо кушать и кормить семьи.. поэтому пугает этот дивный новый мир.

    • admin says:

      Татьяна, об этом и речь: государствам нужно будет переквалифицировать этих людей и искать им занятость внутри страны. Это единственный выход для стран любого мира, хоть первого, хоть третьего. Или вводить минимальный доход вроде социального пособия, которое позволит не голодать и жить на минимально приличном уровне. На Западе потому и исчезают хорошие спецы, потому что привыкли полагаться на аутсорс, а на аутсорсе, особенно индийском, качество работы просто ужасающее (я знаю конкретные примеры, например, с падающими боингами). Думаю, если как раз оставят старый мир – мы с бОльшей вероятностью сползем в коллапс.

  • Маша says:

    Офисы перейдут на удалёнку, зато очному образованию ничего не грозит, многие поняли, что учиться из дома – это, мягко говоря, не для всех. А в мире ДО была популярна мысль, что профессия преподавателя устарела, что учить могут роботы и т.п.

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *

Copyright © 2009-2020 Заметки эмигрантки All rights reserved.