3

Ничего не меняется, или типичное самозаблуждение нашего поколения

Posted by admin on November 3, 2020 in О человеке |

ФБ лента принесла очередной шЫдевр по поводу родившихся в СССР. Перепощивают его с огромным удовольствием, текст пошел гулять по сетке – и я поражена, сколько людей со слезой на голубом глазу утверждает: да! Да! Это мы!

Сын как-то спросил своего отца: “Как вы жили раньше без доступа к технологиям: без интернета, без компьютеров, без телевизоров, без кондиционеров, без мобильных телефонов?”

Отец ответил: “Точно так же, как ваше поколение живет сегодня: без молитв, без сострадания, без чести, без уважения, без стыда ,без скромности, без чтения книг…..

Мы – люди, которые родились между 1945-1985, являемся благословенными. Наша жизнь – живое тому доказательство: играя и катаясь на велосипедах, мы никогда не носили шлемов. Мы не боялись одни ходить в школу с первого дня учёбы. После школы мы играли до заката. Мы никогда не смотрели телевизор по полдня. Мы играли с настоящими друзьями, а не с друзьями из интернета. Если мы когда-либо испытывали жажду, мы пили водопроводную воду, а не воду в бутылках. Мы мало болели, хотя раньше мы делили один и тот же стакан сока с четырьмя друзьями. Наши родители лечили нас копеечными средствами отечественного производства или при помощи народной медицины. Мы никогда не набирали вес, хотя мы ели много хлеба и картошки каждый день. Мы привыкли создавать свои игрушки и играть с ними. Мы делились своими игрушками, книжками. Наши родители не были богаты. Они дарили нам свою любовь, научили нас ценить духовное, а не материальное, дали нам понятие о настоящих человеческих ценностях – честности, верности, уважении, трудолюбии. У нас никогда не было: мобильных телефонов, DVD, play station, XBox, видеоигр, персональных компьютеров, интернет – чата. Но у нас были настоящие друзья!

Мы посещали дом нашего друга без приглашения, нас угощали простой и скромной едой.

Наши воспоминания были на черно-белых фотографиях, но они были яркими и красочными, мы листали с наслаждением семейные альбомы и хранили с благоговением портреты наших предков.

Мы не отправляли на помойку книги, мы стояли за ними в очередях и потом запоем их читали.

Мы не выносили свою жизнь на чужое обозрение и не обсуждали с таким упоением чужую жизнь, как это делаете вы – выставляя свою жизнь напоказ в Инстаграмме, обсуждая прилюдно в масс-медиа-пространстве свои семейные тайны.

Мы – уникальное и наиболее понимающее поколение, потому что мы – последнее поколение, которое слушало своих родителей ,кроме того, мы – первые, кто должен был слушать своих детей. И мы – те, кто всё ещё умнее вас и помогает вам. Мы – ограниченное издание. Наслаждайтесь нами! Учитесь у нас! Цените нас! Прежде, чем мы исчезнем.”

Слушайте, какое все же приятное самозаблуждение на свой счет – аж диву даюсь. Про молитвы, сострадание, честь, уважение, стыд, скромность и книги понравилось. Писавший этот текст явно забыл, что такое было молиться в эпоху развитого социализма. Что такое были комсомольские кордоны перед храмами на двунадесятые праздники, пропускавшие только бабулек и всяких хворых-инвалидных. Что такое было не вступить в пионеры или комсомол для детей из семей верующих, как у тех же верующих отнимали детей службы соцопеки – потому что верующие родители считались калечащими психику детей. С состраданием, честью и уважением дела обстояли в зависимости от времени проживания в СССР – что-то особенного сострадания к врагам народа ни до, ни после войны (а начало благословенного периода обозначено именно 1945 годом, то есть поколением благословенных обозначены и наши родители, и мы, те, кто до 1985 года рождения) не наблюдалось. Да и потом сострадание как-то не требовалось – вроде страна при Брежневе жила сытно и сонно, особенно обиженных системой не было, а диссиденты, как и “проклятые либералы”, как и “безродные космополиты” считались изгоями и врагами государства, им сострадать было не принято.

Со стыдом дела обстояли тоже относительно. Если речь идет о длине юбок – то радикальное мини наших мам, носивших поголовно такую длину подола, которую не всякая моя ровесница осиливала – при том, что красивые ноги, как и в наше время, доставались не всем – со словом “стыд” не соотносилось никак. Если речь идет о выпячивании богатства – то-таки да, партийная элита и примкнувшие к ним цеховики особенно состояниями не кичились, “стыдно было”. Ну а ежели речь идет о том, что вот нынешние бабы все “праститутки”, а вот в наше время, так я на это вам отвечу, что в моей школе только на потоке моих ровесниц +/- 2 года, пара человек ушла в декрет из 8 класса, потом выпускной десятый троих в декрет отправил, а в выпускном классе моей сестры беременными старшеклассницами уже было не удивить никого. Ну а вопросы взрослого промискуитета народа что в городе, что на селе – это вообще отдельная эпопея, могущая взорвать мозги неподготовленного к таким подробностям читателя, а между тем я знаю такие истории о разных поколениях советских людей (и ровесниц моей бабули, и ровесниц моей мамы, и сестры), что мне те рассказы про нравственность советских времен только разве что поухмыляться.

По поводу того, что мы не смотрели телек по полдня – так там нечего было смотреть. Мы его не смотрели не потому, что были нравственными, а потому что там редко что можно было посмотреть. Как только телевидение начало гнать фильмы, сериалы, развлекательные программы – к экранам засели все, включая всех тех, кто типа читал книжки и играл с друзьями. Эта же категория “благословенных”, кстати, имеет склонность до сих пор доверять зомбоящику как истине в последней инстанции.

Мы пили водопроводную воду – и качество этой воды сильно зависело от региона, где мы жили. Скажем, водопроводная вода Свердловска, где я жила, убивала почки где-то к сорока годам. В Луганске дело обстояло совсем иначе. В Москве, Ленинграде или Омске – качество воды зависело исключительно от того, что с ней делали местные хозяева. Мы не мало болели – мы болели как всегда, просто кому-то повезло не болеть по-серьезу, а кому-то и нет. Вот, скажем, ваша покорная слуга в возрасте 12 лет загремела в детскую больничку с диагнозом лакунарная ангина с выраженным токсикозом. Лежа в палате на 6 человек без горячей воды, выслушивая презрительные комментарии медсестер о чистоте ног (я так удивлялась: разве они не знают, что мы не можем мыться, в больничке не идет даже теплая вода, чтобы обмыться в раковине, не говоря уже о такой роскоши как душ), я испытывала все прелести лечения, в конце которого на ягодицах у меня не было живого места из-за шишек и воспалений, вены на руках были в дорожках, как у наркомана, предплечья исколоты на обеих руках – и это все по знакомству, очень мощному знакомству, когда меня лечил врач, учившийся у моих родителей и по совместительству бывший сыном моей воспитательницы из детского сада. Он вылечил мне ангину, спас почки – но что такое казарменная советская детская больница с ненавидящими тебя медсестрами, чудовищной жратвой, которую ты не можешь жрать, потому что отекаешь, а родителям тебя запрещается кормить, “патамушто у больной стол бессолевой”, что такое ободранные полы, тараканы, совершенно равнодушный персонал – я это знаю не понаслышке, я все это прекрасно переживала. Ну и прелести карательной советской гинекологии и стоматологии – я выносила на эти страницы слишком часто, чтобы повторяться еще раз тут. Так что лечили нас народными средствами и простыми лекарствами не потому, что мы не болели, а потому что другого не было. И сцену из фильма “Экипаж”, где персонажу Филатова заказывают лекарство из зарубежа – помнят, думаю, многие. Не от хорошей жизни это лекарство заказывали.

В том, что “мы никогда не набирали вес, хоть ели много картошки и хлеба” – автор явно не понимает, о чем говорит. В том-то и дело, что мы жрали огромное количество углеводов и хлеба, потому что не сильно сытно ели. Приходилось добирать. А не толстели мы, потому что были маленькими, метаболизм еще был быстрый. Что же касается лишнего веса – он был. В СССР от лишнего веса страдало большое количество людей – просто посмотрите на фото тех лет. Женщины, мужчины после 30 очень часто раздавались вширь, очень много мужчин имели животы – особенно на фотографиях с морских курортов это было видно. Все это происходило от нездорового питания – сезонности овощей и фруктов, отсутствия доступа к качественному мясу и рыбе. В СССР мы не голодали, как при незалежности, но и нынешнего разнообразия в нашем питании не было (я повторяю – речь не о сникерсах, а о доступе к разным сортам мяса, рыбы, овощей и фруктов круглый год).

Ну а насчет того, что “у нас моральные ценности, привитые родителями”, а у вас – голливудщина и прочее, так где ж тут логика? Ежели наше поколение такое нереально духовное и все обвернутое в ценности – а чего мы детям их не привили? Интернет помешал? Мобильники? Но вообще-то детей более всего воспитывает личный пример, а не чтение моралей – поэтому ежели чей ребенок вырос подлым, то тут не в интернете дело, а чаще всего в том, что вся мамско-папская духовитость были явлением исключительно наносным и расходящимся с делами. Это когда папка кричит “духовность и ценности”, а сам под шумок своего друга на работе подсиживает и его место получает, а мамка – тоже все про скрепы и духовность вещает, а сама к любовнику от папки бегает. Ну или наоборот – тут у кого как получится.

И сплетни были всегда, и кляузы, и те самые пресловутые 4 миллиона доносов…

Так что я бы не слишком упивалась своей морально-нравственной ценностью для грядущих поколений – у нас не то, что рыльце в пушку, у нас от ушей до хвостов все в смоле и перьях. И разница между нами, теми, кто родился в СССР, пролегает только по одному параметру. Есть те, кто всерьез считает себя благословенным сокровищем, у которого новое поколение должно учиться духовности и морали, – и есть те, кто прекрасно помнит две цитаты:

«Нынешняя молодежь привыкла к роскоши, она отличается дурными манерами, презирает авторитеты, не уважает старших, дети спорят со взрослыми, жадно глотают пищу, изводят учителей».
(Сократ, V в. до н.э.)

«Я утратил всякие надежды относительно будущего нашей страны, если сегодняшняя молодежь завтра возьмет в свои руки бразды правления. Ибо эта молодежь невыносима, невыдержанна, просто ужасна».
(Гесиод, 720 год до н.э.)

Так что кто как – а я просто сделаю один вывод: тот, кто всерьез начинает считать себя осколком древнего сокровища моральности и носителем особенной нравственности, просто постарел. И как любой старик стал брюзжать и ворчать, недовольный новой и непонятной жизнью. Остальные, которые себя гуру не считают (пока) – еще не старые и в замшелые камни превращаться пока не хотят, иллюзий по поводу “а вот раньше сахар был слаще и девки румяней” не испытывают, и еще имеют силы и возможности не поучать других, а заниматься собой. И вот пока мы будет хотеть это делать – будем считать себя не старыми, а зрелыми.

Но по поводу текста я от души посмеялась. Его, кстати, перепощивают те, кто давеча “узнал” в бездарном сетевом тексте Льюиса. Начитанное поколение – чеуш 🙂

3 Comments

  • Тётя Эля says:

    Вот если не брать все остальное (политику, религию и т.д.) то я вот ничего плохого про свое детство (с 71-го рождения по 84-й г.г.) сказать не могу, наоборот, я его обозначаю словом “счастливое”.

    Да, многого не было в то время, но отсутствие чего-то одного перекрывало присутствие чего-то другого.
    К примеру, я жила в сАмом колхозном колхозе на косе, где справа море, а слева река и обе стихии холодные до чертиков, а значит искупаться в них никак невозможно, постоянные ветра и холод не дают расти в промозглой земле ни фруктам, ни большинству овощей и все, что может вырасти это – картофель, репа, турнепс и кое-какая зелень.
    Особенно огорчала невозможность летом раздеться до футболки, за все время помню только несколько теплых дней и то, пока солнышко светило.

    А как нас одевали в то время.. Смотря на свои детские фото того времени понимаешь, что родители (причем многие) особо не заморачивались по поводу нашей верхней одежды 🙂 Конечно, городские дети наверняка одевались лучше.

    Яблоки… Я может до сих пор так сильно люблю яблоки, потому что их у нас не было в помине, но когда бабушка из Украины присылала посылку с яблоками из своего сада, завернутыми каждое в обрывок газеты или журнала – этого никогда не забыть и я до сих пор помню течение слюны и умопомрачительный запах, исходивший из под крышки посылки…
    Надо ли говорить, что от съеденных яблок оставались одни хвостики.. 🙂
    Можно много говорить, что не было того или вот этого для полноты счастья.. и, действительно, много чего не было, очень хотелось фруктов, огурцов свежих, теплой погоды, купания в любом возможном водоеме, но меня тогда отсутствие всего этого особо не парило.
    Когда ездили в отпуск к бабушке (на материк), то там уже ездили на море купаться и до следующего отпуска впечатлений хватало.

    Зато у нас в колхозе и дома было много рыбы… Икру красную я там ела только малосольную, прям почти сразу вытащенную мамой из рыбы и все это ложками, банками, ведрами.. Красную рыбу родители солили, вялили сушили.. Крабов, точнее вкуснейшие и нежнейшие конечности огромных камчатских крабов варили и тут же съедали, консервировали их в банках и этот вкус мне также не забыть никогда.

    А зимой на речку с отцом, с буром к лунке на рыбалку за любимой корюшкой. С тех пор всегда мне корюшка пахнет свежим огурцом, а огурец – корюшкой 🙂
    Летом на папиной лодке в тундру за морошкой, клюквой, жимолостью, княженикой, грибами, кедровыми орехами. А еще, кроме лодки, у нас был небольшой катер и я могла сама им управлять. А как мы с папой в нем прыгали на волнах, когда проплывали между двух кораблей.., щас даже вспомнить страшно 🙂
    Всю зиму – коньки, лыжи, санки.. И много-много снега, просто до уровня второго этажа сугробы, в которые мы прыгали с крыш…

    Каждую субботу всем колхозом шли в баню, папы с сыновьями в одну дверь, мамы с нами в другую. Парилка, горячая вода.., а после бани дома большая кружка клюквенного морса. Что могло быть лучше?

    Шлялись мы на улице целыми днями, гуляли до посинения, некогда было сесть и поесть, все елось на ходу и снова бежали на улицу.. Конечно, шлялись мы, действительно, везде и ничего не боялись. Лазали в брошенных пустых домах и в старых катерах на реке, да много где еще.. Сейчас я бы ужаснулась, если бы разрешила своим детям проследовать по моим маршрутам, поскольку только теперь могу оценить всю опасность тех приключений..

    Ели снег, сосали сосульки, чтоб заболеть! и жевали битум, поскольку жвачек не было у нас, а если и привозили их с материка или из-за морей, то жевали одну на пятерых по очереди 🙂 Ну да, звучит ужасно, конечно.

    Да, по телеку нечего было смотреть, только в определенные дни и в определенное время, но зато можно было пойти в клуб, куда часто привозили ленты с мультиками и шли они по времени, как полнометражные фильмы. Билеты были копеечные и мы могли ходить на мультики и сказки по нескольку раз в день, равно как и на индийские ленты 🙂

    Собирали фантики, марки, вели песенники и откровенники.
    А сколько было игр на улице! Разве можно сравнить их с компьютерными?
    Я бы не хотела их поменять.

    В больнице лежала только один раз за все детство и она была чистой и теплой, а персонал добродушный.

    И воду мы все пили прямо из горной речки точно как в песне “как олени с колен” – припал на четвереньках возле берега и пьешь из ладошки или морду опустил в прозрачнейшую холодную воду и смотришь, как мальки плавают тут же.
    Волшебное было время для меня.
    Конечно, взрослым было очень тяжело, условий особых не было, быт был не устроенным, тяжелым и ручной работы было много дома всегда.
    Я не понимаю, как мама справлялась со всеми трудностями тогда, сейчас я могу это оценить, ужаснуться и пожалеть ее, но нам, детям тогда жаловаться было не на что.

    Ир, если брать только мои тогдашние собственные детские ощущения, то это время считаю наилучшим в жизни, может, действительно, дело в регионе проживания. А вот когда в 86-м приехала в Украину, то все это волшебство исчезло и наступили уже другие времена, которые и вспоминать не хочется.

    • admin says:

      Эля, да детство даже в военное время воспринимается временем счастья, это всегда и во все времена. Даже моя бабушка, которая как раз подростком встретила войну, помнит и счастливые моменты. СЧАСТЛИВЫЕ! В войну! Наше детство было таким, каким оно есть – но оно не делает нас носителями какой-то особенной нравственности, как обозначено в приведенном посте. Ведь самое смешное заключается в том, что через двадцать лет уже это поколение, то, которому предлагается у нас учиться – будет писать точно такие же комменты из серии “а вот в наше время”… Circle of life

  • Тётя Эля says:

    Все-то у них есть, у писавших: и нравственность и уникальность и благословенность.., вот только скромности маловато:)

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *

Copyright © 2009-2020 Заметки эмигрантки All rights reserved.