0

“Мастер и Маргарита” – что может быть непонятым современными читателями (Часть 10)

Posted by admin on January 29, 2021 in Книги |

Сижу в шоке – сколько уже частей получается. Ну, поехали дальше.

Итак, Маргарита принимает на себя обязанности королевы бала ста королей. В последнем издании Коровьев говорит ей о “причудливо тасуемой колоде карт” и намекает о том, что нужно бы поспрошать бабушек-смиренниц. Во второй полной рукописной редакции 1938 года о Маргарите говорится гораздо точнее: она реинкарнация хозяйки Варфоломеевской ночи, французской королевы Марго. На балу Воланд представляет Маргарите демона-убийцу Абадонну, реакция которого вносит полную ясность в этот вопрос: «Я знаком с королевой, правда, при весьма прискорбных обстоятельствах. Я был в Париже в кровавую ночь 1572-го года»; там же Коровьев говорит Маргарите: «Вы сами королевской крови… тут вопрос переселения душ… В шестнадцатом веке Вы были королевой французской… Воспользуюсь случаем принести Вам сожаления о том, что знаменитая свадьба ваша ознаменовалась столь великим кровопролитием…»

Говоря о королевской крови – Коровьев имеет в виду Маргариту де Валуа. Мы уже говорили о ней как о прообразе Маргариты в МиМ.

Если остановиться на этой женщине подробнее (и не на романе Дюма, а на ее исторической биографии), то станет понятным, что к этой королеве героиня Булгакова стоит гораздо ближе, чем к остальным своим возможным прототипам.

Екатерина Медичи с детьми

Это портрет Маргариты с маменькой Екатериной Медичи и с братьями. В своих воспоминаниях Маргарита прозрачно намекала, что со всеми ними – включая гомосексуального братца Генриха, она состояла в любовной связи.

Маргарита была весьма симпатичной – поэтому рано начала пользоваться своей властью над мужчинами, и к 17 годам во всех дворах Европы шептались о том, что замуж ее возьмет только слепой и глухой король. В 17 у нее начались отношения с могущественными герцогом де Гизом – и вот эти отношения стали известны буквально во всех салонах и гостиных, а не только во дворцах. Распутная дочь спутала все планы своей властолюбивой матери, потому что испанский престол наотрез отказался заиметь такую принцессу в качестве матери наследников, Португалия вообще не начала никаких переговоров о династическом браке. В общем, после унизительных торгов – единственным, кто согласился взять Маргариту замуж, был Генрих Наваррский, гугенот по вероисповеданию и троюродный брат принцессы.

Милым нюансом свадьбы было то, что в Нотр-Дам жениха-еретика не пустили и он стоял на собственной свадьбе буквально на пороге собора и наблюдал за действом со стороны.

В первую брачную ночь супруги договорились, что мешать жить друг другу не будут – и каждый решил заниматься своей личной жизнью самостоятельно. В тех же мемуарах Маргарита писала о том, что Генрих был ей физически противен. Надо сказать, что физиологическая несовместимость совсем не мешала теплым дружеским чувствам – и Генрих с Маргаритой не раз выручали друг друга в самых двусмысленных ситуациях.

Варфоломеевская ночь, благословленная любящей тещей Генриха Наваррского, раз и навсегда обагрила эту пару кровью религиозной резни. Дюма в своих романах довольно далеко отошел от исторической правды, например, прекрасный молодой возлюбленный Ля Моль на деле был 47-летним дедулей (с учетом тогдашней продолжительности жизни), который сочетал в себе фанатичного католика и бабника вселенского масштаба, коротавшего время между оргиями и покаяниями, причем милым нюансом отношений между Маргаритой и Ля Молем было то, что он… как бы это помягче сказать, побывал в постели и королевы, и ее венценосного братца. Король Карл 9 был болен и Ля Моль собирался в обход наследника престола предложить на трон какого-то из своих любовников. Заговор провалился, Ля Молю отрубили голову на Гревской площади, Маргарита хранила ее в заспиртованном виде до конца жизни.

Генрих Наваррский не отставал от супруги и слухи о Содоме, творившемся в королевском дворце, по Европе гуляли знатные. Дальше вы помните – у Франции не оставалось законных наследников, Генрих, будучи троюродным братом королей, оказался единственным родственным претендентом, династия Валуа заканчивалась – поэтому Маргарите вроде бы нужно было собраться с силами и начать готовиться к восшествию на французский престол вместе с мужем. Вместо этого у нее словно вожжа под мантию попала – и если можно было начать развратничать и менять убеждения с каждым новым любовником еще чаще – Маргарите это вполне удалось. Дошло до того, что Маргариту заточил в замок Юссон ее собственный брат, а маменька, по слухам, планировала накормить доченьку ядом, чтобы женить Генриха на ком-то более покладистом. Заключение Маргариты в Юссоне закончилось под стать нраву королевы – она соблазнила коменданта замка, то есть своего тюремщика, а ее любовник Гиз, с которым она возобновила давнюю связь, просто купил замок со всеми окружающими землями и подарил Маргарите.

В 1588 году Гиза убили, затем убили и короля Франции Генриха 3, религиозная война закипела с новой силой – французы не желали видеть на престоле гугенота – что было дальше, вы знаете. Со словами “Париж стоит обедни” Генрих вновь стал католиком и был коронован под именем Генриха 4. Проживавшая уже 7 лет в подаренном замке Юссон Маргарита однажды проснулась королевой – но Генрих не спешил призывать женушку в Париж – ему было хорошо в объятиях юных дев, коих навезли ему в Лувр в количестве превышающем возможности короля – но тут советники прямо сказали, что бездетные короли – долго на престоле не засиживаются, поэтому перед Генрихом остро встал вопрос: кто ему нарожает наследников, причем в законном браке, потому что в незаконном у него детишек было и так пруд пруди. Маргарита на это явно способна не была – поэтому супруги решили развестись. Маргарита было поупорствовала, но когда очередная фаворитка короля умерла от последствий выкидыша, то быстро назначила сумму отступных и сама благословила мужа на брак с Марией Медичи (поскольку супруги никогда не делили брачное ложе и это было доказанным фактом, помнится, я рассказывала недавно о милейших особенностях первых брачных королевских ночей в Европе того времени, позволявшим свидетелям ручаться за то, провели король и королева брачную ночь по всем правилам или нет;)Рим быстро развел супругов без лишней волокиты.

Мария Медичи, новая законная королева Франции, исправно начала рожать Генриху наследников, а бездетная Маргарита нянчилась с ними, когда приезжала погостить в Париж, особенно она любила дофина, старшего сына Генриха, наследника престола. Даже в 50 лет она была все еще желанной для мужчин – однажды на ее глазах 18-летний претендент на ее благосклонность порешил 19-летнего действующего любовника. Маргарита лично присутствовала при казни убийцы.

В 1610 году Генриха убивают, на трон вступает девятилетний Людовик, о Маргарите все забывают и через пять лет она умирает в одиночестве от пневмонии.
Вот такая непростая женщина была Маргарита, чьей то ли реинкарнацией, то ли наследницей стала Маргарита Булгакова.

Только в стопятьсотый раз перечитывая роман для написания этих статей, я обратила внимание, что впервые по-настоящему, с подробным описанием внешности, мы видим Воланда именно глазами Маргариты.

Два глаза уперлись Маргарите в лицо. Правый с золотою искрой на дне, сверлящий любого до дна души, и левый – пустой и черный, вроде как узкое игольное ухо, как выход в бездонный колодец всякой тьмы и теней. Лицо Воланда было скошено на сторону, правый угол рта оттянут книзу, на высоком облысевшем лбу были прорезаны глубокие параллельные острым бровям морщины. Кожу на лице Воланда как будто бы навеки сжег загар.
Воланд широко раскинулся на постели, был одет в одну ночную длинную рубашку, грязную и заплатанную на левом плече. Одну голую ногу он поджал под себя, другую вытянул на скамеечку. Колено этой темной ноги и натирала какою-то дымящеюся мазью Гелла.

Вам доводилось слышать, что подобное разноглазие – один из признаков сифилитического поражения мозга (Булгаков будучи врачом отлично знал симптоматику), да и колено, которое мазала мазью сначала Гелла, а потом – и сама Маргарита, относится все к тем же признаками сифилитического поражения, но только уже костей и суставов? Воланд подтверждает диагноз, упоминая, что этой болезнью его наградила “очаровательная ведьма на Брокенской горе”, а зачем, согласно европейскому фольклору, в мае на гору ездили ведьмы на метле – знают все, кто читал сказки и предания.

Но вернемся к тому, как начинается великий бал в Москве – Воланд сидит в какой-то грязной рубашке, свита валяет дурака, Маргарита мажет колено обжигающей жижей и наблюдает за тем, как у живого глобуса, на который смотрит Воланд, наливается кровью участок – там разгорается война (судя по времени написания – Маргарита видит Испанию). И Маргарита видит не просто абстрактный бой, а мертвую женщину с мертвым ребенком. Что происходит дальше?

– Вот и все, – улыбаясь, сказал Воланд, – он не успел нагрешить. Работа Абадонны безукоризненна.
– Я не хотела бы быть на той стороне, против которой этот Абадонна, – сказала Маргарита, – на чьей он стороне?
– Чем дальше я говорю с вами, – любезно отозвался Воланд, – тем больше убеждаюсь в том, что вы очень умны. Я успокою вас. Он на редкость беспристрастен и равно сочувствует обеим сражающимся сторонам. Вследствие этого и результаты для обеих сторон бывают всегда одинаковы.

Не думаю, что Маргарита видела много подобных картин в своей жизни, но испуганно приникает к ноге Воланда она не от этого, а когда увидела Абадонну, ангела смерти. Что и говорить – достойную королеву из 120 московских Маргарит выбрали слуги Воланда.

Далее – Маргарита проходит обряд омовения кровью в “самоцветном бассейне”, так напоминающей христианские баптистерии, затем ее разминают каким-то растением, шьют из бледной розы туфли (какая странная обувь, вы не находите?), вешают на шею изображение пуделя на цепи (черный пудель – один из символов Мефистофеля в Фаустиане) и надевают на голову алмазный венец.

Маргарита со свитой облетает бальные залы – где звучит то вальс от оркестра под управлением Иоганна Штрауса (интересно, почему Штраус и Вьетан оказываются в аду?), а то – все тот же фокстрот “Алилуйя”, но только уже в исполнении оркестра великих мертвецов-джазбандистов. И везде Маргарита должна притворяться, лицедействовать, обманывать, что она замечает всех, что каждому она посылает улыбку или взмах руки.

После облета бальных зал, Маргариту ставят наверху гигантской лестницы – чтобы снова и снова мертвецы-гости Воланда прилагались к ее колену. Кстати, целование колена – это древний византийской обряд, в пасхальные дни император сидел на троне, а приходившие поздравить его со Светлым Христовым Воскресением сначала целовали его колено, потом руку – а потом щеку. Эта традиция жива до сих пор в церковной жизни – в обряде положения во дьякона, когда полагаемый обходит престол в первый раз и затем целует колено и руку епископа.

В случае в ежевесенним балом гости ограничились целованием колена, которое у Маргариты, в конце концов, посинело и распухло.

Давайте на секунду прервемся и посмотрим, кого упоминает Булгаков в качестве гостей на балу.

Господин Жан Жак с супругой.

Жак ле Кер на банкноте

Был богатым торговцем, ссужавшим короля на ведение войн, но в начале карьеры был связан с фальшивомонетчиками. Сплетни приписывали ему роман с фавориткой короля Агнессой Сорель и по этому поводу ле Кера собирались отравить. Но отравление не состоялось – потому что король, не собиравшийся возвращать кредиты, объявил его преступником и отправил в изгнание. Реабилитирован посмертно. Коровьев рекомендует его как алхимика, но история не сохранила сведений о том, занимался ли ле Кер алхимией.

Граф Роберт

Граф Роберт Дадли

Граф Роберт был назван Коровьевым “любовник королевы”. Речь идет о Елизавете Первой, с которой они дружили с детства. Супруга Роберта Дадли умерла не от яда, но тоже весьма подозрительно: она упала с лестницы. Если граф Роберт действительно хотел устранить супругу, чтобы жениться на Елизавете, то он добился этой смертью ровно обратного: Елизавета была под сильным влиянием общественного мнения, поэтому она назначила графа адмиралом и отправила в поход против Испании, откуда он уже не вернулся, умерев в пути.

Госпожа Тофана

В энциклопедии Брокгауза и Эфрона, которой пользовался Булгаков, подыскивая материалы для романа, под именем Тофана значится не одна, а три женщины. Яд Аква тофана назван, вероятно, по имени синьоры Тофании, отравительницы, жившей в 17 веке, которая смешала мышьяк и белладонну (всего три ягоды с этого кустарника способны убить подросшего ребенка). Аква Тофана была безвкусной и бесцветной жидкостью, которая с легкостью отправляла на тот свет опостылевшую родню и супругов. Вторая Тофания была родственницей первой и, ненавидя мужчин, отравляла их с легкостью необычайной. Известно около 600 жертв этой дамы, ее публично казнили все в том же 17 веке. Третья Тофания продолжила семейный бизнес, будучи сестрой или дочерью второй. Тоже казнена вскоре после родственницы.

Маркиза Мари Мадлен Дрё д’Обре 

При помощи любовника лишает жизни всю свою семью, чтобы получить наследство. Использовала всю ту же аква-тофану. Поговаривали, что мадам была прирожденная садистка и убивала ядом бедняков, которых навещала в больницах.

Госпожа Минкина (Настасья Федоровна Минкина)

Сначала домработница, а потом и любовница графа Аракчеева. Известна садизмом и крайне жестоким обращением с девушками. Сожгла одной из служанок лицо щипцами для завивки. Ее жестокость стала причиной бунта крестьян – ее убили в 1825 году. Аракчеев, ее любовник, недалеко ушел от своей пассии – его крепостные женщины обязаны были рожать по ребенку в год и их наказывали, если приказ не был исполнен.

Император Рудольф, Рудольф II Габсбургский (1552-1612)

Покровительствовал астрономам Браге и Кеплеру. Занимался оккультизмом, искал философский камень, в архивах имеются сведения, что именно он купил манускрипт, ныне известный как Манускрипт Войнича. Болел третичным сифилисом, что, возможно, является причиной его психических расстройств. Враждовал с братом Матиусом, который поднимал против него восстания, пока, наконец, в 1611 году не взошел на трон, отправив брата на почетную пенсию. Но насладиться покоем Рудольфу было не суждено – он умер от последствий сифилиса.

Московская портниха

Московская портниха – Зоя Денисовна Пельц, героиня Булгаковской пьесы Зойкина квартира. Ей удалось создать бордель под видом лавки портнихи. Девочек своих она называла моделями – и в общем не сильно отличалась от нынешних держателей притонов.

Калигула

Известный свой жестокостью и развращенностью римский император.

Мессалина

Валерия Мессалина – третья жена императора Клавдия, преемника Калигулы. Известна своим распутством и победой над знаменитой римской куртизанкой Сциллой. Мессалина вызвала Сциллу на соревнование – кто сколько мужчин сумеет обслужить. Сцилла объявила о поражении после 25-го, Мессалина продолжила куролесить до утра. Ювенал свидетельствовал, что Мессалина из любви к искусству подрабатывала в борделях самых странных районов города. Клавдий, однако, казнил Мессалину не за любвеобильность, а из-за подозрений в заговоре.

Малюта Скуратов

Правая рука царя Иоанна Грозного, глава опричников, задушил митрополита Филиппа собственными руками.

Двое последних гостей

По понятным причинам Булгаков их не называет, но между ними происходит весьма примечательный диалог, который дает возможность без труда идентифицировать обоих.

Генрих Ягода – нарком иностранных дел, затем – нарком внутренних дел, расстрелян в 1938 г.

Павел Буланов – заместитель Ягоды, расстрелян в 1938 г.

Оба были в опале и обвинялись в том, что окропили ядом стены кабинета Николая Ивановича Ежова (1936-1938), преемника Ягоды. В 1938 году приговорены к расстрелу на показательном процессе, который получил большую известность (ранее они сами работали на таких процессах в качестве следователей). Ягода был известный игрок и бабник.

В более ранних редакциях романа последними гостями были Гете и Гуно, но Булгаков исключил их из последующих правок.

(Продолжение следует)

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *

Copyright © 2009-2021 Заметки эмигрантки All rights reserved.